Миллиарды в угольной корзине “Ростоппрома”

ugolОтставной саратовский банкир Геннадий Шмидт умудрился попасть в историю, в которую не пустили ни Росимущество, ни друга Владимира Путина.

«Свои» против московских

«Бизнес-Вектор» уже писал о некоторых обстоятельствах громкого судебного дела, в рамках которого бывший топ-менеджер и совладелец банка WDB Геннадий Шмидт подал иск на сумму свыше миллиарда рублей к ОАО «РТК-Ростоппром». Эта компания занимается поставками угля, торфа и нефти, через дочерние общества ведет разработку месторождений горючих ископаемых, более 72% акций РТК принадлежит Росимуществу. В свое время господин Шмидт был не только топ-менеджером банка, но еще и гендиректором и совладельцем ООО «Имущественный комплекс Геотранс», которое входило в WDB-групп, владело несколькими скважинами и вело нефтедобычу.

Незадолго до момента, когда акционеры приняли решение о ликвидации банка (май 2009-го) гендиректор Шмидт отчего-то заложил наилучшие скважины своей компании в банк WDB, а саму компанию сделал поручителем по кредиту, который банк выдал двум фирмам. При этом в одной из фирм, ООО «Лизинг-Инвест», некто Шмидт Г.Ю. являлся учредителем. Кредит был большой, на сумму 410 млн рублей, но выдавался ли он на самом деле или был только строчкой для расчистки баланса накануне ликвидации банка, мы не знаем. Сейчас оба «получателя» кредита сами находятся в банкротстве.

Директорство Геннадия Шмидта в маленькой нефтяной компании длилось до середины 2010 года, а после он продал свои доли в ООО тому самому федеральному ОАО «РТК-Ростоппром». После этого компания стала дочкой федерального «РТК» и сменила название на ООО «Ростоппром-Саратов». Но у Шмидта к ООО «Ростоппром-Саратов» еще оставались счеты: весной 2011 года он подал иск в Волжский районный суд о том, что ООО «Ростоппром-Саратов» должно ему 68 млн рублей. Иск он выиграл и на его основании обратился уже в арбитраж с заявлением о банкротстве ООО «Ростоппром-Саратов».

Предварительная стадия банкротства (наблюдение) началась в ООО только в июне 2012-го. Крупнейшим кредитором стал ликвидатор банка WDB – Агентство по страхованию вкладов, заявив требования на сумму свыше 400 млн рублей. По принципиальным вопросам на собраниях кредиторов солидарно с АСВ голосовал и Геннадий Шмидт, и это давало полный контроль над процедурой. Но радоваться было рано: оказывается у малоизвестного московского Национального залогового банка (НЗБ) были свои виды на лидерство. В 2011 году для ООО «Ростоппром-Саратов» была открыта кредитная линия в этом банке, но предприятие деньги в полном объеме не возвратило, а потому образовался долг в размере 188 млн рублей. На этот неотданный долг у НЗБ были большие планы. Какие – об этом позже. И для выполнения их банку очень важно было перехватить контроль над процедурой.

Эта борьба превратила банкротство обычной провинциальной конторы в остросюжетное действо с внезапно всплывающими долгами на сотни миллионов, разбирательствами в морском арбитраже, обвинениями в фальсификации документов, потоками жалоб после каждого собрания кредиторов. Причем одно из собраний, где cолировали ликвидатор и его группа, прошло и вовсе на улице и закончилось побегом с места события арбитражного управляющего. На этом собрании, кстати, была предпринята попытка передать бразды правления одиозно известной пензенской СРО «Лига», однако суд не утвердил итоги экстремального сборища.

В конце концов победа на предварительной стадии процедуры оказалась за «московскими». В сентябре 2013-го в компании было введено внешнее управление, где НЗБ добился утверждения нужной ему кандидатуры арбитражного управляющего. Кроме того, судья Олег Чирков отклонил ходатайство Геннадия Шмидта о проведении экспертизы, где кредитор заявил, что договор поручительства саратовского «Ростоппрома» по чужому займу на 259 млн рублей, который столкнул  с долгового пьедестала АСВ, является фальшивкой.

Еще в апреле 2013 года, в разгар судебных битв в Саратове Геннадий Шмидт и подал свой скандально известный иск о банкротстве материнской компании – РТК. Номинал иска составил более миллиарда рублей. Как мы и писали, РТК выступила поручителем по кредиту, выданному АКБ «Национальный залоговый банк». Вполне возможно, г-н Шмидт пытался добиться скорейшего погашения кредита, дабы вывести из игры московских банкиров. Похоже, аппетиты и возможности НЗБ внушали искушенному в финансовых играх провинциалу большую тревогу.

Поручительство генерала Брыкина

Не менее жаркие бои шли и в столице. На этот раз – за федеральную РТК. Мы уже писали, что желающих обанкротить ее было немало, в их числе очень известный банк, однако удача улыбнулась все тому же НЗБ, у которого ни в совете директоров, ни в списке бенефициаров не встретишь ни одной публичной персоны. Ключом к успеху для НЗБ оказался все тот же кредит саратовского «Ростоппрома», по которому поручилась столичная РТК.

Как позже выяснилось в судах, это поручительство подписал бывший директор ОАО «РТК-Ростопром» Николай Брыкин, и именно его действия потом спровоцировали ряд судебных исков со стороны Росимущества. Итак, 16 февраля 2011 года НЗБ и саратовский «Ростоппром» заключили кредитный договор и в тот же день материнская компания подписала с банком договор поручительства. По нему ОАО «Российская топливная компания – Ростоппром» обязалось отвечать перед ОАО АКБ «Национальный залоговый банк» за исполнение обязательств саратовской «дочки» как существующих, так и тех, которые могут возникнуть в будущем, на общую сумму более 188 759 562, 20 руб.

Заметим, топ-менеджер почти что государственной компании раздавал такие размашистые обещания в год, когда финансовое состояние РТК было признано недостаточным.

При этом генерал-майор МДВ Н.Г.Брыкин является полным тезкой Николая Гавриловича Брыкина, имеющего тот же чин. Их биографии весьма похожи, не совпадает одна деталь: «второму» Брыкину в 2006 году сильно не повезло: – президент Путин освободил его от должности первого заместителя начальника ГУ МВД по Дальневосточному федеральному округу. А вот биография топ-менеджера РТК свободна от таких ненужных подробностей.

Интересно, что многочисленные попытки обанкротить федеральную РТК не очень-то беспокоили основного акционера – Росимущество (72% акций). Только в 2013 году, когда последствия щедрого поручительства гендиректора Брыкина ( к тому моменту уже  бывшего) проявились в полный рост, ведомство попыталось признать этот договор недействительным. Однако три инстанции арбитража в иске Росимуществу безжалостно отказали, ссылаясь на то, что судиться надо было раньше, ведь о поручительстве и больших финансовых проблемах РТК основному акционеру должно было стать известно в том же 2011 году.

Так что снять с дистанции Национальный залоговый банк не удалось. А вот весьма известному банку «Северный морской путь» (27% акций у Аркадия Ротенберга) в этом забеге не везло. Этот банк все судебные пороги обил, пытаясь снова стать кредитором РТК. Несколько лет назад несчастная почти государственная контора продала офисное здание в столице, чтобы вернуть кредитному учреждению г-на Ротенберга 286 млн рублей. Однако еще целый год, имея на руках все бумаги о погашении долга, СМП под разными предлогами пытался инициировать банкротство РТК. В одном из исков СМП даже заявил, что деньги, выплаченные должником, были сразу переведены другим юрлицам, так что РТК снова банку должна…

Интерес на букву «С»?

В декабре 2013 года в ОАО «РТК-Ростоппром» именно по иску Национального залогового банка было введено наблюдение. В приданом потенциального банкрота – масса дочерних обществ по всей стране, отстроенные бизнесы, хорошие активы. И в то же время – серьезные долги, по поводу которых сейчас идут заседания в Арбитражном суде г. Москвы.

Однако помимо хозяйственной деятельности, почему-то все время убыточной, РТК – еще и непременный участник большой энергополитики. В 2012 году с участием простого предбанкрота было подписано генеральное соглашение о создании СП в области возобновляемой энергетики Грин Энерджи Интернейшнл между Российским энергетическим агентством (подведомственно Минэнерго) и Государственной электросетевой компанией Китая. За год до этого, в 2011-м, ОАО «РТК Ростоппром» стало участником крупнейшего инвестиционного проекта по угледобыче, создав вместе с китайской China Shenhua Energy Company совместную компанию по освоению Огоджинского месторождения (Амурская область). Предположительная сумма инвестиций в проект составляет в 4,7-5 млрд долларов США, однако дальше регистрации ООО «Огоджинская энергетическая компания» дело пока не пошло, так как для реального освоения угольных пластов нужно не только строить с нуля шахты и пр., но и достраивать железную дорогу. Однако предусмотрительная China Shenhua, у которой кстати 51%, тогда же, в 2011-м, выдала партнеру займ на 10 лет, положив в вечно дырявый русский карман 467 млн рублей.

А что же Саратов? Наше ООО «Ростоппром» значится в списке предъявителей претензий к РТК. Войдем ли мы в перечень кредиторов и с какой суммой, станет известно уже весной. С иском Геннадия Шмидта, который он подал как физическое лицо на предмет признания РТК банкротом, – отдельная история. Финал ее также будет ясен в марте.

И, кстати, очень может быть, что претензии бывшего банкира сдуются, как продырявленный шарик. Едва получив назначение суда, внешний управляющий по банкротству ООО «Ростоппром-Саратов» Владислав Глебов (СРО АУ «Меркурий») начал добиваться признания недействительным договора ипотеки, заключенного в 2009 году между ЗАО «Поволжский немецкий банк» и ООО «Имущественный комплекс Геотранс», и применения последствий недействительности сделки. Напомним, это тот самый договор, по которому Геннадий Шмидт собственноручно отдал в залог банку самые лучшие скважины своей компании и сделал свою фирму поручителем по весьма странному кредиту.

Это движение не осталось незамеченным: 12-ый Арбитражный Апелляционный суд уже начал рассмотрение жалобы «Лизинг-Инвеста» (один из заемщиков, учредил компанию некто Шмидт Г.Ю.) на заявление Глебова. Ясное дело, если Глебову удастся признать ипотеку недействительной и вернуть нефтескважины «Ростоппром-Саратову», а после доказать, что фирма не обязана отвечать по кредиту ЗАО «Поволжский немецкий банк» (банк WDB) на 410 млн рублей, то ситуация кардинально изменится.

Возможно, конечная задача Глебова – передать «Ростоппром-Саратов» новому большому собственнику в приличном состоянии. А то, что судебная машина в Москве работает в интересах некоего очень влиятельного игрока, можно и не сомневаться. Оказывается, ОАО «РТК-Ростоппром» значится в Прогнозном плане (программе) приватизации федерального имущества на 2014 – 2016 годы. Но приватизация – дорого, через банкротство дешевле, особенно если постараться максимально расчистить баланс…Что достанется победителю? С одной стороны, копеечный бизнес по добыче и доставке торфа убогим бюджетникам, с другой – участие в деятельности «дочек», иной раз совсем не бедных.

А, главное, будущее – 49% в Огоджинском ООО, месторождение богатое, а уголь отнюдь не собирается уходить с повестки дня. Пока что виртуальное Грин Энерджи Интернейшнл предполагает развитие  биоэнергоресурсов России и строительство на их основе объектов энергогенерации, производство топливного этанола из целлюлозы; производство котлов, работающих на биомассе. Собственный исследовательский центр по зеленым технологиям, в проекте – контроль над отечественным рынком альтернативной энергетики. Короче, перспектив на полвека хватит. А кто из игроков сегодня активно консолидирует добычу нефти и газа, стремительно набирает вес, засматриваясь попутно и на другие энергоресурсы? Пусть каждый сам ответит на этот вопрос.

И очень может быть, что саратовская компания сыграла в этой истории эпизодическую, но очень важную роль. А что же Геннадий Юрьевич Шмидт? Жалеет, что когда-то продал 51% «Ростоппрома-Саратов», или рад, что вовремя вышел из игры?

Наталья Левенец

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.