Райские острова: осторожно, двери закрываются!

raii2Борьба с офшорами затронет не только центр, но и регионы. Читайте эксклюзивное интервью с партнером G.S.L Law & Consulting Александром Алексеевым.

Букет сюрпризов от борцов с офшорами будет преподнесен уже в летнюю сессию Госдумы. Напомним, что за первые два месяца из России было выведено 35 млрд долларов – об этой цифре в конце марта заявили вполне авторитетные ведомства, такие, как Центробанк, Минфин и Минэкономразвития. Конечно, состав этих беглых миллиардов весьма разношерстный: спекулянты выходили в кэш, обвалив фондовый рынок, впечатлительная публика на волне страха спешно превращала рубли в зелень и опять-таки укрывала в надежных местах, подальше от российской юрисдикции. А еще на полную мощь наверняка работали офшорные каналы, в том числе и потому, что время пользования благами «райских» островов может скоро закончиться. Как развернутся эти тенденции? Что будет с офшорами и насколько серьезен настрой российского правительства? На эти и другие темы наш разговор с управляющим партнером компании G.S.L Law & Consulting Александром Алексеевым. Отметим, что одна из специализаций компании – международное налоговое планирование и офшорное корпоративное право.

 – За два месяца вывели 35 миллиардов долларов при том, что в прошлом году за 9 месяцев – всего 22. Это очень впечатляет. А СМИ сообщают, что банковская система Кипра восстанавливается с удивительной скоростью.

– Я бы не стал эти вещи связывать, но, действительно, в прошлом месяце исполнился год с момента, как начался банковский кризис на Кипре, и что мы видим сейчас? Все банки живы, кроме одного, у всех работают представительства в Москве, все стараются восполнить отток клиентов и ведут себя весьма лояльно. С другой стороны, и жизнь показала, что найти альтернативу этим банкам для россиян, которые имеют иностранных контрагентов, интересуются международным налоговым планированием, выступают соучредителями оффшоров, достаточно сложно. В этих банках довольно просто открыть счет, нет ограничений по минимальным остаткам и минимальным оборотам, мягкий due diligence в плане вопросов о происхождении средств. Это не значит, что в банках Кипра вам никогда не зададут вопросов по вашим сделкам – зададут, но сначала откроют вам счет.

– Неужели так быстро забылась история со стрижкой депозитов свыше 100 тыс. евро?

– Не забылась, но нужно понимать, что на примере Кипра была обкатана система борьбы с банковским кризисом, которая будет применяться в достаточно скором времени во всех странах Евросоюза. Коротко говоря, кризисы банков будут гаситься за счет акционеров и клиентов этих банков. И этот принцип будет имплантирован в законодательство всех стран ЕС. Так что Кипр это не исключение, а будущее правило.

 – Этот деликатный момент выяснения происхождения средств – ты должен давать детальные объяснения в обязательном порядке, если хочешь открыть счет в банке Европы или Азии как юридическое или физическое лицо?

– Да, в любом случае европейский банк, перед тем как открывать вашей компании счет, стремится выяснить два момента: кто собственник бизнеса и каков источник происхождения средств. Это международные нормы, но уровень детализации зависит от самого банка. К примеру, один из швейцарских банков, собирая информацию о потенциальном клиенте, прибегает к услугам детективного агентства, но большинство ищут в открытых источниках (интернет) и по базам силовых структур и налоговых ведомств. Кроме того, банк захочет понять логику вашего бизнеса, вы должны рассказать, какого рода операции будут проходить по счету, который вы хотите открыть, показать список поставщиков и покупателей.

Далее, нужно быть готовым к тому, что банк, открыв у себя счет, будет запрашивать у вас подтверждающие документы по операциям: принесите контракт, из которого видно, что сделка действительно заключена, а кто ваши контрагенты и т.п. А вот пороговая сумма, начиная с которой у вас попросят обоснование, степень дотошности расспросов и толщина папки документов, которую вы должны будете предоставить, зависит от самого банка. Мы это знаем исходя из опыта работы примерно со 120 банками. Поэтому кипрские банки считаются легкими, но и они вопросы задают в процессе, как я уже сказал.

– А российские банки?

– Если бы российские банки отличались такой же дотошностью на входе, т.е. при принятии решения об открытии счета, а также при контроле операций своих клиентов, то у нас бы не продолжалась уже второй год эпопея отзыва банковских лицензий. Я бы, кстати, с этого начал, рассуждая о причинах вывода капиталов из страны. Но в 2013 году в ступил в действие ФЗ-134, направленный на противодействие незаконным финансовым операциям, где отечественным банкам предписано принимать обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по идентификации бенефициарных владельцев. Но, в любом случае, эта практика только формируется. С другой стороны, в РФ достаточно жесткий валютный контроль, нужно оформлять паспорт сделки, если российский резидент проводит операции с иностранными контрагентами. А если вы работаете через счет в иностранном банке, вам не нужно обрастать этой документацией. Ну и, конечно же, если чуть ли не каждую неделю пачками отзываются лицензии, клиенты будут стремиться туда, где безопаснее.

– К слову о безопасности: в каких случаях по запросу ФНС России иностранный банк должен предоставлять информацию о счете российского клиента?

– Прямой запрос их ФНС России сразу отправится в корзину, потому что в любой стране банк подчиняется своему регулятору, прокуратуре и суду. А ФНС России в этом смысле ему никто. Вот если информацию о счете запросят эти органы – другое дело. Но для того, что бы банк получил такой запрос, должно существовать международное следственное поручение, а оно возникает, когда возбуждается уголовное дело на клиента в стране его проживания. Причем желательно, чтобы это были не только экономические преступления, но и преступления против личности, иначе не всякий запрос будет адекватно оценен и применим в той стране, куда он направлен. Еще необходимо отметить, что ФЗ-134 расширил полномочия Росфинмониторинга и упростил обмен информацией между налоговыми службами разных стран. Ну и еще немаловажная деталь: бывает, что запросы из ФНС РФ направляются, чтобы определить последствия сделки для налогоплательщика при выполнении соглашения об избежании двойного налогообложения. Если респондент не отвечает – сомнения толкуются не в пользу налогоплательщика.

– Кстати, о налогах: в условиях кризиса вполне понятно стремление на них сэкономить. Вырастет ли в этой связи спрос на услуги офшоров?

– Офшоры в этом смысле идеальны: нет налогов, нет бухгалтерского учета, легкая регистрация и полная анонимность. Но это классика, старые добрые времена, которым уже приходит конец, потому что в странах золотого миллиарда уже достаточно давно идет борьба против анонимности и за повышение транспарентности (прозрачности). За начало ее можно смело принимать 1990 год, когда международная группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег ( Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF) создала и опубликовала первые 40 рекомендаций.

Конечно, первый борец за прозрачность – США. Разворачивающаяся на наших глаза коллизия с присоединением к FATCA – к системе регулярных сообщений американской налоговой службе о счетах американских резидентов в иностранных банках – яркое тому подтверждение. Еще одна интересная инициатива – предложение Великобритании опубликовать реестр бенефициаров офшорных компаний, зарегистрированных на территориях под английской короной, в открытом доступе. Добавлю, что идут атаки и на институт номинальных директоров, раздаются предложения вменить офшорам в обязанность все-таки готовить бухгалтерскую отчетность. Если хотя бы одно из этих новшеств будет доведено до конца, это перевернет всю офшорную индустрию. Коротко говоря, в России есть определенные факторы, которые выталкивают налогоплательщика за пределы своей юрисдикции, но и за рубежом такие факторы есть. Поэтому не исключено, что российские налогонеплательщики начнут возвращаться на родину, как в страну меньшего зла.

 – Но и у нас готовится немало сюрпризов.

– Мы со своими сюрпризами отстали лет на 15,  Россия ведь далеко не флагман в борьбе за транспарентность, хотя еще в 2003 году присоединилась к FATF. Даже ФЗ-134, где впервые в российском праве дается определение бенефициарного владельца – так вот, мы с этим сильно опоздали. Выявление бенефициара содержится еще в рекомендациях FATF от 1990 года.

 – Но все же прямо курс государственный провозглашен на дефошоризацию экономики.

– Президент Путин, заявляя о нем в декабре прошлого года, сделал упор прежде всего на возврате средств из офшорных юрисдикций и пополнении бюджета. Но сейчас предложены законодательные новации по всем аспектам антиофшорной кампании. Издан проект так называемого «КИК-закона» – по поводу измен налогообложения контролируемых иностранных компаний, который предположительно будет рассмотрен на осенней сессии и он вступит в силу с января 2015-го. Могу сказать, что проект сырой, часть базовых понятий не расшифровывается, такое чувство, что ДСП-инструкции Службы внутренних доходов США пытаются перенести на российскую почву. Да и вообще, под законопрект пока не попадают структуры, где нет бенефициаров как таковых – целевые трасты, благотворительные фонды.

– Какие еще новшества нас ожидают?

– Осенью через утверждение Госдумы должны пройти меры по борьбе со злоупотреблением налоговыми льготами, когда структуры создаются не для экономической деятельности, а для получения льгот. Также осенью должно пройти через парламент предложение ввести понятие бенефициарного владельца в Правила бухгалтерского учета и в закон об аудиторской деятельности. В этом году должна быть принята Концепция о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, рассчитанная на срок до 2020 года. Уже в июне ожидается внесение в Госдуму законопроекта о реестре российских бенефициаров с предоставлением доступа к нему налогового органа. В июне же в парламенте должен появиться законопроект о введении уголовной ответственности для юрлиц за отмывание денежных средств.

– Ухудшение отношений России со США и Европой может как-то помешать этим процессам?

– Не знаю, честно говоря. Непонятно, чем закончатся нынешние события. Когда я в 1995 году начал работать с оффшорными компаниями, я планировал на пять лет вперед, потом я начал составлять планы на два года, а после событий в Крыму я не планирую даже на неделю. Поэтому к чему все приведет и какие силы возобладают, я предсказывать не берусь.

Вопросы задавала Наталья Левенец

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.