Налоговики получат право проверять сделки за 10 лет

moshennikСуровые поправки в Налоговый кодекс позволят наказывать не только «схемников»-оптимизаторов, но и контрагентов однодневок, не проявивших должной осмотрительности.

Льготников обложат со всех сторон

Законопроект по внесению поправок в НК разработан экспертной группой Совета Федерации по разработке законодательства о деофшоризации. Суть его, как пишут «Ведомости», в том, что в Налоговом кодексе появятся изменения, благодаря которым ряд популярных схем оптимизации налогов станут злоупотреблениями и будут наказываться.

В пояснительной записке к проекту поправок в НК перечислены способы занижения налоговой базы и злоупотребления налоговыми правами: льготы, вычеты, пониженные ставки, создание условий для использования спецрежима, а также любые «действия (бездействие), направленные на уклонение от уплаты налогов». Кроме того, как сказано в проекте, если сделки и операции совершаются лишь для вида или прикрывают другие, то налоговых преференций быть не должно.

Отметим, что признаки необоснованной налоговой выгоды уже сформулированы на уровне постановлений пленума и президиума Высшего арбитражного суда (ВАС). Сейчас они активно используются ФНС, но нужно закрепить их в Налоговом кодексе, так как суды, тем более общей юрисдикции, имеют право не учитывать рекомендации ВАС.

На самом деле наложить запрет на злоупотребление налоговым правом впервые предложил Следственный комитет России (СКР). Без этого нельзя привлекать создателей схем к уголовной ответственности, так как в УК ограничен перечень случаев, благодаря чему «схемники» уходят от ответственности. Поэтому нужны также поправки в УК, и они уже тоже обсуждаются, как сообщил изданию руководитель экспертной группы Совета Федерации по разработке законодательства о деофшоризации Сергей Шугаев.

Отметим, что Следственный комитет довольно успешно продвигает свои инициативы: нашумевшее предложение Александра Бастрыкина и его команды вернуть следователям право самостоятельно возбуждать налоговые дела без учета позиции налоговиков уже вошло в президентский законопроект и принято Госдумой в первом чтении. В данный момент обсуждаются технические детали: поправки, регулирующие взаимодействие СКР и ФНС.

Юристы говорят, что и сейчас можно возбудить уголовное дело за фиктивные или притворные операции, если доказан умысел. Но со сделками, в которых нет деловой цели (т. е. с применением компаний-прослоек), имеются сложности. Но если будет прямое указание в НК, ситуация улучшится.

За однодневку ответишь

Однако еще одна новация законопроекта СФ вызывает просто шок: если налоговики заподозрят компанию в злоупотреблениях, то срок давности и глубина налоговой проверки могут вырасти с трех до 10 лет. Понятно, что такие проверки могут просто парализовать компанию.

Кроме того, проект обязывает участника экономической деятельности быть бдительным при выборе контрагентов. Если ваш конгтрагент-однодневка не заплатит НДС или налог на прибыль, вы можете лишиться права уменьшить свои налоги, сказано в проекте. То есть, оценивать репутацию контрагента и использовать базы данных ФНС считается нормой в деловом обороте, и горе тому, кто этого не делает. В таком случае ФНС может квалифицировать вашу беспечность как «косвенный умысел».

За инициативами налоговиков и сенаторов благожелательно следит Минфин. Представитель ведомства сказал изданию, что версия в целом сырая, но концептуально правильная. А недавно и само Министерство финансов во исполнение курса на деофшоризацию опубликовала письмо, объясняющее налоговикам, что справка о налоговом резидентстве в иностранной юрисдикции не спасет искусственно созданного посредника, зарегистрированного лишь для того, перекачивать деньги в офшор. В этом случае на него не распространяются льготы по соглашениям с другими странами.

Можно остаться без бизнеса

Руководитель саратовского  Юридического бюро «Аргументъ» Андрей Ларин считает, что некоторые из предложенных поправок могут уничтожить предпринимателя как класс, но есть и такие предложения, которые, несомненно, пойдут на пользу деловой среде.

– В публикации говорится, что, если сделки и операции совершаются лишь для вида или прикрывают другие, то налоговых преференций быть не должно. Мнимость и притворность сейчас устанавливаются в суде, если до этого дойдет. Из текста непонятно, вводятся ли специальные критерии для определения мнимой, притворной, фиктивной сделки именно для Налогового кодекса. Если не ввести критерии – это всегда повод для злоупотреблений. Определяющие критерии – это слабое место российского законодательства. Частично эти минусы компенсируются судебной практикой, а вот поправки в законы на основании судебной практики вносятся очень редко.

В то же время Андрей Ларин положительно оценивает возможность закрепить в Налоговом кодексе понятие и признаки необоснованной выгоды:

– Появится правовая определенность. Принимая на уровне закона такие поправки, на выходе получаем понятные условия для всех, а не только для тех, кто занимается судебной практикой по налоговым спорам.

А вот прямой законодательный запрет на злоупотребление налоговым правом и расширенное толкование этого понятия в Уголовном кодексе наш собеседник прокомментировал так:

– Предприниматель, как и любой другой человек, идет по пути наименьшего сопротивления. Если есть возможность использовать налоговые льготы – предприниматель это делает. Вместе с этим, закрывая одну «лазейку», законодатель толкает его искать другую. По моему мнению, необходим комплекс мер: законодательные запреты обязательно должны компенсироваться налоговыми льготами и преференциями, которые будут способствовать наполнению бюджета из-за их массовости. Должны быть созданы условия, при которых бизнесу будет легче и проще не использовать «серые» схемы. К тому же у налоговиков и сегодня есть способы привлекать к ответственности и взыскивать средства за использование таких и многих других уловок. Налоговые органы наделены правом обращения в суды, они могут инициировать банкротства, а при банкротстве есть правовые способы взыскивать денежные средства с учредителей и руководителей. Если на 100% использовать уже действующие юридические рычаги, то наполняемость бюджета увеличится кратно и число лиц, готовых идти на манипуляции, значительно уменьшится.

Еще одна громкая инициатива, связанная с использованием однодневок и подозрением в косвенном умысле всех, кто не проверяет контрагентов в том числе по базам ФНС, вызвала откровенное недоумение:

– Средний и малый бизнес, а это основанная масса предпринимателей в стране, бизнес очень редко используют базы ФНС – другие приоритеты. Но в любом случае, это должно быть оставлено на усмотрение контрагента, на усмотрение предпринимателя. По моему мнению, нельзя считать доказанным косвенный умысел, только потому, что предприниматель оказался недальновидным. Он и так рискует – теряет право уменьшить свои налоги, но когда он будет заподозрен еще и в умысле, пускай даже косвенном, то мы можем вообще остаться без предпринимателей – слишком опасно станет заключать договоры.

 Подготовила Наталья Левенец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.