Восточная Европа ищет новую стратегию

euro«The Trumpet»: Россия будет продолжать давить, а страны Восточной Европы – продолжать сопротивляться.

Европейская граница России – возможно, самое кровавое место в мире. Этот регион, зажатый между могущественными державами Запада и самой Россией, неоднократно становился ареной наиболее ожесточённых конфликтов в истории человечества. Во Вторую мировую войну на Восточном фронте погибло не менее 17 миллионов солдат, в Первую — не менее пяти.

С исторической точки зрения та свобода, которой сейчас наслаждается Восточная Европа, скорее кажется отклонением. На протяжении почти всего 20-го века этот регион контролировался Россией. Из этих ста лет Эстония, Латвия, Литва и Польша были независимыми только в течение тридцати. Страны Центральной и Восточной Европы могут быть независимыми только при условии слабости окружающих держав. В последний раз в истории подобная ситуация реализовалась только после того, как монгольское нашествие сокрушило Россию, поставив её в двухсотлетнюю зависимость, а раздробленная Германия ещё не создала единого государства. Такой вакуум привёл к формированию Речи Посполитой и возвышению Швеции. После выхода России на международную арену Польша и Прибалтика дважды – в имперский и советский периоды – попали под её контроль.

Впрочем, у России свои проблемы: Вторая мировая война унесла жизни не менее 15% населения всего СССР. И это был не первый случай, когда Россия сыграла основную роль в низвержении европейского тирана: в 1812 году пришлось обороняться от Наполеона. Так Россия выучила свой важнейший урок: европейские державы могут периодически желать полного уничтожения России, и единственным способом защиты будет максимальная удалённость границы от сердцевинных земель.

Наполеон начал свою кампанию в 900 километрах от Москвы и 650 – от Петербурга. Гитлер был примерно на таком же расстоянии. Сумела бы Россия выжить, если бы вторжение началось с Украины, что всего в 450 километрах от Москвы, или из Эстонии, где до Петербурга оставалось бы меньше 150 километров?

Несомненно, эту же логику необходимо использовать при оценке текущих интересов России по отношению к Украине. Путин не паникует: ведь нет никакого Наполеона или, иначе говоря, лидера, который мог бы привести европейские армии к Москве, но такая возможность по-прежнему остаётся. Нельзя следовать национальным интересам, слепо надеясь, что худшие страницы истории больше никогда не повторятся. Ключевой вопрос безопасности России – держать Европу как можно дальше от собственных границ.

И здесь складывается безвыходная ситуация. Восточная Европа опасается возвращения гегемонии России, но именно эта гегемония и спасала Россию дважды за последние двести лет. Буфер, созданный российскими усилиями, значил, что любой агрессор будет растягивать коммуникации и неминуемо столкнётся с суровыми погодными условиями. Проецирование влияния на восточноевропейском направлении для России является геополитическим условиям выживания и, чтобы отказаться от него, требуется нечто гораздо более весомое, чем протесты в Киеве.

Так что Россия будет продолжать давить, а страны Восточной Европы – продолжать сопротивляться. Но сопротивление в одиночку невозможно. Без поддержки сильной внешней державы жители Восточной Европы в исторической перспективе неминуемо вновь попадут в сферу российского влияния.

Есть лишь два политических центра, куда эти страны могут обратиться за помощью: Соединённые Штаты и остальная Европа. В последние годы Америка демонстрирует всё меньше желания вмешиваться в дела этого региона. Впрочем, в связи с последними действиями России, восточноевропейские государства начали пытаться убедить Америку оказывать большую поддержку.

Для обеспечения собственной безопасности Восточная Европа нуждается в военных силах, расположенных на её территории, и способных дать отпор любому вторжению.
Но слова стоят немногого. Евросоюз, кроме деклараций, так ничего и не сделал, а НАТО послало в Восточную Европу самые символические силы. Возможно, для Германии несколько дополнительных истребителей кажутся щедрым жестом, но фактически он ничего не меняет.

„В Восточной Европе царит ощущение преданности. Польское правительство просило масштабной и постоянной поддержки сил НАТО, но ничего не получило…Страны от Балтики до Болгарии чувствуют, что европейские институты, на которые они возлагали такие надежды – и сюда можно отнести даже НАТО – себя не оправдывают”, – отмечает американская частная разведывательно-аналитическая компания Стратфор.

Восточной Европе нужно что-то куда более надёжное. Для стран этого региона российское вторжение в Крым вдребезги разбило иллюзии “конца истории” – что падение Советского Союза ознаменовало новую волшебную эпоху, в которой войн уже больше никогда не будет.

Разумеется, пока восточноевропейские страны-члены НАТО находятся в безопасности от давления со стороны России, но „пока” в контексте национальной безопасности звучит не особенно утешительно. США могут в любой момент бросить этот регион на произвол судьбы, а без реальных военных сил гарантии отозвать можно в любой момент. Да, гарантии НАТО, вероятно,  пока имеют вес. Но что будет через пять лет? А может быть, и раньше? Америка нарушает обещание за обещанием, стоит ли Восточной Европе и дальше уповать на вашингтонские слова?

Как заметил литовский посол в США, „Поскольку мы начинаем возвращаться в XIX-XX века, нам нужна храбрость. Нам нужна стратегия”. Европа развивается слишком медленно, но можно предсказать, что в будущем центрально- и восточноевропейские страны станут основными проводниками политики дальнейшей европейской интеграции. Крымский кризис поверг ЕС в шок и теперь необходимо ждать результатов этого шока.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.