Кто играет против Палазника?

img-20140204133413-530Фирмы, некогда близкие к видному единороссу, все еще не могут решить к обоюдному удовольствию вопрос о недвижимости в центре Саратова на сумму 36 млн рублей.

История просто из разряда невозможных: зауряднейшее дело о банкротстве удостоилось рассмотрения Президиумом Высшего арбитражного суда. О нем, об этом деле, написал портал  www.pravo.ru, само рассмотрение дела Президиумом снято на видео и имеется в материалах дела № А57- 2430/2011.

Федеральный портал описал фабулу дела достаточно подробно: в мае 2011 года саратовский обларбитраж признал банкротом застройщика – ООО «Корпорация «ЖилСтройИнвест», открыв конкурсное производство. В 2012 году конкурсный управляющий Михаил Рощин обратился в суд с заявлением о признании недействительным соглашения, заключенного в марте 2010 года между «ЖилСтройИнвестом» и ЗАО «Концерн-РТ». Оказывается, ЗАО «Концерн-РТ» с 2005 года было генподрядчиком на стройке многоэтажки на ул. Вавилова, участок же был выделен администрацией города компании «ЖилСтройИнвест». Однако заказчик с подрядчиком расплатился не до конца и передал в качестве отступного нежилые помещения в доме. Помещения, видимо, были весьма неплохими, так что покрывали сумму долга в размере почти 36 млн рублей. И тут происходит нечто странное: вместо того, чтобы в течение 10 дней зарегистрировать переход права собственности, как написано в договоре, принимающая сторона вспоминает об этом, когда нежилые помещения попадают в конкурсную массу банкрота.

Тут, кстати, есть интересная деталь, о которой не пишет федеральный портал: в момент признания  банкротом «ЖилСтройИнвест» уже находился в ликвидации, а ликвидатором по решению учредителей была назначена некто Валентина Вайнштейн. Однако в мае 2011-го суд начинает процедуру банкротства ликвидируемого должника, потому что получает иск от КБ «Газинвестбанк», причем на очень солидную сумму – без малого 100 млн рублей. В общем, можно только посочувствовать ликвидатору Вайнштейн: успел бы застройщик ликвидироваться, не с кого было бы спросить 98 миллионов. Да к тому же, с момента введения банкротства распрекрасная недвижимость, как мы уже написали, попала в конкурсную массу.

Тут ЗАО «Концерн РТ»разворачивает лихорадочную деятельность, пытаясь доказать свое право на помещения, однако конкурсный управляющий Михаил Рощин тоже не дремлет и в свою очередь оспаривает притязания ЗАО как наносящие вред кредиторам, ставящие одного из них в преимущественное положение по отношению к другим. Кроме того, Рощин просит арбитраж признать договор отступного недействительным, так как это подозрительная сделка, направленная на увод имущества. Вроде бы, железный у Рощина аргумент: у обеих компаний общий главбух – Вера Хрусталева, а потому концерн не мог не знать, что дела корпорации очень уж плохи.

Тут знатоки нашей истории, богатой финансовыми и политическими скандалами, наверняка вспомнят публикации пятилетней давности, связанные со знаменитым депутатом гордумы единороссом Андрем Палазником. Его имя связывали с деятельностью ряда одиозных управляющих компаний ЖКХ Октябрьского района, а в обойме лиц, задействованных в конвейре, выглядевшем ну очень сомнительно, мелькала и Вера Хрусталева, и теща нашего героя Валентина Вайнштейн. Все это нисколько не мешало г-ну Палазнику делать карьеру. Сначала он стал замглавы администрации Саратова, потом спокойно отбыл в Пензенскую область и долгое время возглавлял администрацию одного из районов соседнего региона, а теперь трудится начальником одного из управлений пензенского минстроя.

Кстати, портал PenzaNews опубликовал биографию Андрея Палазника, и есть в ней такие строчки: с 1995 по 1998 годы — руководил ЗАО «Концерн РТ», с 2005 года — генеральный директор ООО «Корпорация «ЖилСтройИнвест». Как раз в то время, когда мэрия дала корпорации землю в аренду. А если обе эти компании и в 2011-м, когда началась история с банкротством, были не чужими видному члену «Единой России»? И договор об отступном был продиктован желанием переложить прекрасные активы из одного карман в другой, более надежный?

В пользу этого предположения (а это именно предположение, не более) говорят два круга судов по очевидной, вроде бы, ситуации: переход права ведь не зарегистрирован, значит, имущество попадает в конкурсную массу. Ан нет! Одна инстанция смотрит так, другая эдак, в непрестанных судебных баталиях проходят три года. И вот, проиграв во втором круге, ибо даже кассационная инстанция окружного арбитража сочла, что негоже «Корпорацию РТ» обижать на 36 миллионов, никому не известный управляющий Михаил Рощин сумел вдруг добиться рассмотрения дела президиумом ВАС! Любой юрист, специализирующийся на арбитражном праве, скажет, что происходит такое только в исключительных случаях.

Может быть, компания, некогда возглавляемая г-ном Палазником, умудрилась задолжать какому-то очень крутому банку? Вроде бы нет: КБ «Газинвестбанк» лишился лицензии еще в 2008 году, причинами отзыва стали установление фактов существенной недостоверности отчётных данных и неспособность кредитной организации удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам. Сейчас КБ находится в банкротстве, Как и когда фирма, некогда руководимая Палазником, кредитовалась в этом банке, на каких условиях – этого на сайте арбитража нет, а связаться с Михаилом Рощиным не удалось.

В общем, тайна остается тайной. Разве что тот факт, что Андрей Палазник с февраля сего года досрочно сложил полномочия и стал не ахти какой важной птицей в правительстве пензенского губернатора, может дать пищу новым гипотезам. Или то обстоятельство, что КБ «Газинвестбанк» признан жертвой мошенничества на сумму 223 млн рублей и стал потерпевшим по уголовному делу?

В общем, пока одни догадки, в том числе и по поводу решения президиума. Он отменил решение кассации в пользу ЗАО «Концерн РТ», но в то же время отказал и арбитражному управляющему Рощину и самому концерну. Поэтому и портал pravo.ru находится, судя по тексту, в недоумении: то ли в мотивировочной части ВАС вернет имущество в конкурсную массу, то ли потребует зарегистрировать право. Остается только ждать новой публикации на сайте арбитража. А сама история далека от финала, ведь к корпорации предъявлено долгов на 213 млн рублей, и последнее собрание кредиторов в апреле приняло решение продлить процедуру еще на полгода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.