“Трайтек” добавит Казахстану эффективности

lugovoy3Генеральный директор компании «Трайтек» Дмитрий Луговой: движущие силы в республике – предельный прагматизм и адекватная самооценка.

В прошлом месяце – сразу после подписания межправительственного соглашения о создании Евразийского союза, бизнес-миссия из Саратова побывала в Астане. Выезды представителей саратовских деловых кругов в сопредельный Казахстан – далеко не новость, но наш собеседник гендиректор АНО «Учебный центр «Трайтек» Дмитрий Луговой предпринял такой вояж впервые. Для «БВ» его рассказ интересен прежде всего тем, что в Казахстане реально воплощают то, о чем в России говорят скоро уже четверть века.

– Говорят, там какой-то совершенно особый дух. Вы что-то такое почувствовали, впервые приехав в составе бизнес-миссии, пообщавшись с крупными компаниями, госчиновниками?

– Правильно говорят. Совершенно особый дух, не российский, и не потому, что это Азия, ислам и все такое. Наоборот, там никто не выставляет религию напоказ, четки не перебирает во время делового разговора, и священники там в президиумах не сидят. Что еще бросилось в глаза, так это отсутствие портретов Назарбаева. А мы были и в кабинетах больших чиновников, и в приемных руководителей крупных предприятий, и в переговорных комнатах всяких важных компаний. Нигде портретов Нурсултана Назарбаева нет.

– А где есть портреты Назарбаева?

– В Астане памятник ему стоит прижизненный, но чтоб портреты в каждом мало-мальском кабинете – этого нет. Ну и важнейший для меня сигнал – 60% экономики занимает малый бизнес. В Саратове, насколько я помню, в пределах 20% этот показатель.

– Давайте в корень смотреть. Это все следствия некоей причины, какого-то подхода, который от принятого в нашей стране, видимо, разительно отличается.

– Я думаю, тут все просто. Их подход – это предельные прагматизм во всем и адекватная самооценка. Они говорят: да, мы – сырьевой придаток, у нас наблюдается технологическое отставание во всем – в промышленности, в сельском хозяйстве. Но в отличие от нашей страны, в Казахстане сырьевую ренту не выводят из страны всеми путями, а вкладывают в развитие, в будущее, в преодоление этого технологического отставания. Они вернулись к пятилеткам, у них пятилетнее планирование, они учат молодежь за счет государства либо в западных вузах, либо в университете Назарбаева, где читают западные преподаватели. Система понятная: государство тебя выучило, и ты обязан отработать определенное количество лет на это самое государство.

 – Почему именно западное образование?

– А потому что оно формирует мышление, основа которого – предельный прагматизм. Эти люди нацелены на максимальную эффективность, на оттачивание бизнес-процессов, на внедрение инноваций, которые позволят выиграть в конкурентной борьбе. И что самое важное для меня лично – это не порыв отдельных предпринимателей, каких-то бизнес-лидеров, некой партии прогресса, которая завтра может разонравиться президенту, лишиться политической поддержки. Нет, это курс страны, это общая установка, которую разделяют все госменеджеры, все институты. А самое главное, в Казахстане приняты законы, которые всячески стимулируют внедрение новых технологий. Например, если вы ведете бизнес в этой стране и вложили в основные средства порядка 20 млн евро, то вам государство субсидиями компенсирует треть ваших затрат, но при одном очень важном условии. Технологии, которые вы внедрили в Казахстане, должны реально перевернуть отрасль. Или, к примеру, вы ведете техперевооружение вашего предприятия, какие-то технологии внедряете – вы можете взять это оборудование в госкредит под полтора процента тенге годовых или в лизинг на тех же условиях. А полтора процента годовых в тенге – это вообще нет ничто. И этот предельно прагматичный подход диктует и абсолютную толерантность: не важно, кто в каком блоке заседает, либеральные ценности или патриархальные, главное – что идут инвестиции. Поэтому в Астане работают и японцы, и китайцы, и немцы, и представители Объединенных Арабских Эмиратов, и русские там реально делают карьеру, и советские немцы, не уехавшие в Германию.

– Не поверю никогда, что у них там все гладко идет.

– Конечно, нет. Там реальная и очень жесткая борьба происходит. Я увидел в Казахстане два типа менеджеров: одним примерно за 60, они прошли путь от бурового мастера до руководителя и очень похожи на наших топов этой формации. Другие – это люди обычно до 35 лет, получившие западное образование, с ними говоришь на одном языке, они быстро вычленяют суть, видят перспективу. И когда казахстанский президент Назарбаев начал переводить на рыночные рельсы госмонополии и крупные госкомпании, эти два подхода вошли в такой реальный клинч. Все менеджеры госкомпаний сейчас получают контракт только после тестирования, условно говоря, на профпригодность. Исключение не дается ни для кого – ни для менеджера со степенью МВА, ни для выходца из того же аула, что и уважаемый человек из правительства. Чаще всего уважаемый родственник уважаемого человека не может это тестирование пройти, и начинаются звонки на тему «а вот как бы сделать так…». Конечно, в конкретном случае позвоночное право может победить, но общий прагматичный курс заставляет ставить на ключевые должности не родственников, а профи, которые принесут прибыль.

Вы себя-то где видите на этом сияющем ландшафте?

– Я вижу для себя новый обширный рынок. Одна из наших компаний – «Real BS» предлагает программные продукты для общих Центров обслуживания крупных компаний и холдингов. Что такое Центры обслуживания и для чего они нужны? Это структуры, позволяющие реально экономить время и деньги на решении рутинных задач – учета кадров, расчета зарплат, каких-то постоянных процессов, не требующих особой квалификации. Во всем мире такие процессы максимально стандартизированы, осуществляются с минимальными затратами. В России таких Центров обслуживания порядка 50-60, они есть у РЖД, Газпрома, компании Henkel и т.п. В Саратове, к примеру, расположен Центр обслуживания всей компании «Роснефть». А наши разработки, которые установлены в ряде ЦО, позволяют, к примеру, сравнивать эффективность филиалов компаний, вести статистику, общую бухгалтерию и т.п. Наш софт  используется в группе компаний «ТНК-ВР», ОАО РАО «Газпром», на предприятия концерна Лукойл-Нефтехим, в холдинге «Связьинформ», ГК “BOSCH”.

Но в России, по моим ощущениям, «рыночная загогулина» заканчивается, а госмонополизм уже доходит до предела. А госмонополиям эффективность ни к чему. Когда у них в акционерах были иностранцы, которые долго и нужно выстраивали бизнес-процессы, бились за экономию, наши сервисы были нужны и востребованы. А что теперь – большой вопрос. Поэтому я скромно надеюсь, что в Казахстане, наши программные продукты будут очень кстати. У них в стране парадигма меняется, они взяли курс на эффективность, а Центров обслуживания у них нет, и софта, простого в пользовании и беспроблемного в обслуживании, тоже. Причем мы не только продвигаем себя, но и разные технологические новинки. Например, наш учебный Центр «Трайтек» стал первым в России, кто внедрил интернет-протокол передачи данных LISP в качестве клиентского подключения. И у нас теперь серьезный массив клиентов из числа операторов связи, которые этот протокол осваивают. Коротко говоря, этот протокол повышает мобильность и отказоустойчивость пользовательских устройств. Его широкое внедрение во всем мире начнется через год.

 – Вот вы были в Астане, видели инвестиционный бум. А вы такие слова – «дорожная карта», «инвестиционный стандарт» слышали? Кто у них автор чуда? У них есть  что то типа нашего Агентства стратегических инициатив?

– Может быть, и есть. Но про дорожные карты я ни разу не слышал. Видимо, как-то без этих карт к ним инвесторы добираются. Я понимаю, о чем вы говорите, но пока у нас антикоррупционные генералы будут падать из окон Следственного комитета, инвесторы вряд ли пойдут, хоть самые лучшие карты нарисуй. Что касается Казахстана, то я думаю, мы еще станем свидетелями казахского экономического чуда. Я слышал, в знаменитом Массачусетском технологическом институте была волна студентов из Индии, потом волна студентов из Китая. Теперь волна студентов из Казахстана. К тому же эта страна готовится в 2017 году провести у себя международный форум Бизнес-Экспо, а это почище нашей олимпиады будет. И это тоже их подхлестывает.

– А волна студентов из России в Массачусетском технологическом институте была?

– Говорят, нет такой и не было.

Вопросы задавала Наталья Левенец

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.