Запад недооценивает потенциал российско-китайского союза

china«South China Morning Post»: Китай не будет представлять угрозы для российской безопасности, и напротив, Пекин и Москва имеют общего врага в лице Америки.

Хотя первые две мировые войны разразились и бушевали преимущественно в Европе, Третья мировая, если она случится, скорее всего, затронет в основном Азиатско-тихоокеанский регион. Некоторые исследователи и политики обнаруживают поразительное сходство между процессами, происходившими в Европе перед Первой мировой войной и текущими событиями в Азии. Бесчисленные территориальные споры, рост агрессивного национализма в малых и больших странах, ожесточённое соперничество великих держав — всё это отчётливо напоминает Европейский континент вековой давности.

Начать следует, безусловно, с Китая, чья мощь растёт одновременно с амбициями, выводя его на лобовое столкновение с планетарным гегемоном — Соединёнными Штатами — что можно сравнить с англо-германским соперничеством до 1914 года. Впрочем, даже если Китай и станет крупнейшей экономикой и сумеет сократить разрыв в военной области с США, то всё равно едва ли сумеет угрожать американской гегемонии. Дело в том, что Китаю придётся столкнуться не с самими США, но с целым проамериканским блоком, включая, кроме прочих, Японию, Канаду, Австралию и, вполне вероятно, Индию.

Пекин же может похвастаться лишь одним-единственным союзником — Северной Кореей, хотя отчасти сюда можно записать и Пакистан (во всяком случае, в свете столкновения с Индией). Хотя никакими союзниками разбрасываться не следует, конкретно этих трудно назвать весомыми стратегическими козырями. Из числа же великих держав у Китая никакого надёжного союзника не имеется. Единственным теоретически возможным кандидатом на эту роль можно назвать Россию. Полноценный союз с Москвой, несомненно, придаст Пекину смелости.

Заполучив Россию в друзья, Китай полностью обезопасит протяжённые северные границы и сможет рассчитывать на неограниченный доступ к русским природным богатствам. Это сделает Пекин куда менее уязвимым к морским блокадам, которые, несомненно, организуют США и их союзники в случае любого серьёзного конфликта.

Сформировав союз, Москва и Пекин установят совместный контроль над всей Средней Азией, включая Монголию, отсекая все внешние влияния от сердца Евразии. Российский военно-промышленный комплекс и военная инфраструктура также окажутся к услугам Пекина.

На Западе принято недооценивать потенциал российско-китайского союза. Стратегическое партнёрство между двумя этими странами часто описывается как основанное на зыбком фундаменте. Москва — уверен Запад — не пойдёт на союз с Китаем, поскольку не доверяет и опасается его растущей мощи. Основной недостаток такого мнения заключается в том, что Запад, во главе с США, может рассматриваться Москвой как более значительная, по сравнению с Китаем, угроза. Кремль полагает, что, как минимум в течение следующих двадцати лет, Китай не будет представлять угрозы для российской безопасности, и напротив, Пекин и Москва имеют общего врага в лице Америки.

Было бы неверным описывать китайско-российское стратегическое партнёрство как союз, но связи между двумя государствами, несомненно, укрепляются, о чём, в числе прочего, свидетельствует и недавняя крупнейшая сделка по газу. Кроме того, Россия начинает продавать Китаю наиболее продвинутые системы оружия и проводит всё более масштабные совместные военные учения.

Украинский кризис вполне может стать той вехой, которая предопределит расстановку сил в Евразии. Западный натиск, нацеленный на изоляцию России, неумолимо толкает её к Пекину, который, откровенно говоря, занял позицию доброжелательного нейтралитета по отношению к действиям Кремля на Украине и присоединению Крыма. Вполне можно подозревать, что прагматичный Пекин в ответ ожидает от Москвы точно такого же благожелательного нейтралитета при расширении китайского влияния в Восточной Азии и западной части Тихого океана.

Евразийский концерт держав, повторяющий структуру устройства Европы XIX столетия, представляет собой путь к созданию стабильного многополярного мира. Взаимопонимание между наиболее могущественными игроками — США, Китаем и Россией — создало бы основу для многополярной геополитической архитектуры, в которую могут быть вовлечены и другие страны. Разумеется, это станет весьма сложной задачей, но её решение, как минимум, покажет, что исторические уроки мы усвоили.

Перевод Александра Заворотнего 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.