Саратовская область: точки роста на фоне проблем

lisDSC_0365Разговор с министром промышленности и энергетики Сергеем Лисовским о том, на что можно опереться в условиях внешнего давления и внутренней неопределенности.

Невзирая на мрачные прогнозы, в первом полугодии страна избежала технической рецессии. По данным Минэконмразвития, рост ВВП РФ во втором квартале с исключением сезонного фактора составил 0,1% против снижения в предыдущем квартале на 0,5%. Такие же чудеса эквилибристики демонстрируют отдельные региональные показатели: в частности, индекс промпроизводства по итогам полугодия все-таки оказался в плюсе (102,1%), во многом благодаря июньскому рывку на 5,9%. А кроме того, несмотря на крайне неопределенную ситуацию с экономикой страны в целом, в Саратовской области появляются новые точки роста.

– Сергей Михайлович, давайте сначала хорошие новости. Новый завод Bosсh в Энгельсе, завод по производству деталей гидротурбин в Балаково и ряд других проектов – в какой все это стадии?

– В начале июля, напомню, состоялось торжественное открытие третьего завода фирмы Bosch — «Бош Отопительные системы», который специализируется на выпуске бытовых и промышленных газовых котлов. Проектная мощность завода, на которую компания намерена выйти в 2015 году, составит 70 тысяч бытовых газовых котлов в год и более 500 штук – промышленных. В проект инвестировано более 700 млн. рублей, сейчас на предприятии работает порядка 100 человек. А четвертый завод сейчас проектируется. Его параметры сообщим после очередного заседания Совета по инвестициям при губернаторе области.

А вот проект предприятия ООО «ВолгаГидро» в Балаково уже создан и направлен на вневедомственную экспертизу. По плану завод должен быть запущен в 2017 году, он будет производить компоненты турбин по стандартам качества компании Voith Hydro. Планируется, что будет создано коло 200 рабочих мест с достойной оплатой труда. Наша задача теперь – решить вопрос с подключением  площадки к газу. Дело в том, что возможности ГРС в Балаково исчерпаны, новых потребителей в лице «Северстали», маслоэкстракционного завода подключали через магистральный газопровод. Примерно такие же сложности с несколькими предприятиями.

 – То есть в Балаково столько новых площадок вводится, что существующих мощностей по газу не хватает?

– Я бы не назвал это поводом для радости. В Саратове вводится далеко не такое количество предприятий, а с подключением к газу тоже проблема. Сейчас решаем ее для производства PIR-панелей в одном из корпусов бывшего авиационного завода. Здесь благодаря московским инвестициям будет выпускаться сэндвич-панели, но не жесткие, а гибкие. Кстати, есть интерес к открытию производства в одном из корпусов, находящихся на территории аэродрома «Южный». Детали пока сообщать преждевременно.

В Саратове же в 2016 году должно открыться новое предприятие по производству полиакриламида. Расположено оно будет, как несложно догадаться, на территории ООО «Саратоворгсинтез», откуда и будет поступать сырье. Французская компания SNF инвестирует в проект 50 млн евро, на производстве будет занято 120 человек со средней заработной платой от 20 тысяч рублей. По плану, предприятие будет выпускать до 40 тыс. тонн полиакриламида в год, еще 6 тыс. тонн побочного продукта производства — сульфат аммония.

– Саратовские инвесторы вкладываются в промышленные проекты?

– Да, есть такой пример. Предприятие по производству гипсокартона, пазогребневых плит в Балаково – это проект саратовского ООО «Стройкомплект», он прошел защиту на совете по инвестициям. Сейчас идут проектные работы, запуск запланирован на 2016 год. Планируется, что в производстве будут использоваться отходы фосфогипса в в объеме порядка 10% годового прироста этого материала на площадке Балаковских минудобрений. Кстати, здесь же планируется открытие инновационного производства совместно с СГУ.

В тесном союзе с наукой будет развиваться и ЗАО «Строительные технологии и машины» (г. Хвалынск, Саратовской области). Там уже создан межгосударственный машиностроительный кластер  инновационных домостроительных систем, на предприятиях России и СНГ устанавливается оборудование для производства изделий из преднапряженного железобетона методом виброформования.

Кроме того, строительство было одним из локомотивов, который вытащил экономику из кризиса 2008-2010 годов, и сейчас активность строительных компаний стимулируется госпрограммами, ипотекой. Поэтому я не думаю, что проекты по отделочным и строительным материалам, по строительным технологиям обречены на неуспех. Собственники видят перспективы, иначе бы и не брались.

– Насколько все эти планы исполнимы? В нынешней ситуации, когда от стагнации до рецессии в экономике остался один маленький шаг, есть ли смысл вообще что-то затевать?

– У нас стагнации пока нет. Есть снижение по отдельным отраслям, но оно компенсируется ростом по другим. Например, швейная и текстильная промышленность показывает прекрасный рост объемов, во многом благодаря производству на площадке «Балтекса». Что касается проектов, о которых шла речь, то, к примеру, полиакриламид имеет хорошие перспективы в водоочистке, да и вообще, за SNF не стоит переживать, это мировой лидер в своей сфере. В гидроэнергетике обновление турбин повышает эффективность оборудования, и я думаю, у РусГидро и его австрийского партнера хватить финансовой мощности поднять балаковский проект.

– Тем не менее, санкции, закрытие доступа к зарубежному рынку капитала, – все это скажется.

– Скажется в первую очередь рост налогов, если Госдума все же проголосует за эти меры. НДС до 20%, НДФЛ до15%, да еще и введение налога с продаж в 3%… А как будут вести себя тарифы? Заморозка показала двоякий эффект: с одной стороны, промышленность вздохнула свободнее, с другой на недополученные средства естественные монополии сократили свои инвестпрограммы, т.е. та же промышленность не получила заказы. В этом году волевым решением посреди года были подняты тарифы РЖД на перевозку нефтепродуктов, теперь уже и «Газпром» хочет «продолжения банкета». А ведь при всем при этом еще и стоимость банковских ресурсов будет расти! Для бизнеса, для промышленности, для товаропроизводителя легкой жизни в России никогда не было, но хотя бы были стабильные условия по налогам. А теперь могут отнять последнее.

В то же время нельзя сказать, что модернизационная идея, вопрос повышения эффективности, производительности труда властью отброшены полностью. Они же не сняты с повестки дня, вот правительство недавно приняло пятилетний План повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест.  Как вы оцениваете этот документ?

– Он достаточно реалистичный. Рост производительности труда запланирован скромный: в 2014 году на 1,1%, в 2018-3,3%, но в обрабатывающих отраслях там более серьезные задачи 7-9%, в авиапроме даже до 25%. По этим цифрам видно, что стоит в фокусе внимания, и я считаю, что это разумный выбор.

 – А разработка механизма проектного финансирования с льготным кредитованием, госгарантии для проектов, создание фонда развития промышленности объемом до 10 млрд руб. в 2015 году?

– Ну, это стоит только приветствовать, хотя о создании такого фонда речь идет еще в проекте федерального закона о промышленной политике, который несколько лет разрабатывался и, наконец, был внесен в Госдуму. Причем, поступил туда уже в урезанном виде, и что в итоге будет принято, какой будет судьба этого фонда, сказать пока что трудно. Кстати, в Госдуму также внесен законопроект о техническом регулировании, практически, он возвращает советскую систему ГОСТов. Их пытались заменить техрегламентами, разрушили систему стандартов и контроля, ухудшили конкурентоспособность отечественной продукции, а потом поняли, что лучше советского придумать ничего невозможно. Это к вопросу о том, как относятся в России к промышленности и к товаропроизводителю своему.

– Единственные защищенные от всех бурь и перемен статьи на сегодня это, надо думать, гособоронзаказ и модернизация военно-промышленного комплекса. Известно, что по этой линии свыше 2 миллиардов рублей регион получает, а на 2015 год что можно сказать?

– Сумма 2,2 млрд – это не только предприятия региона, работающие на ОПК, но, например, и медицинская промышленность, и проекты в Горном. Но львиная доля – конечно, оборонка. Рост здесь идет по всем направлениям – и собственно гособоронзаказ, и техперевооружение предприятий, на которое до 2020 года предусмотрено 3 триллиона рублей. В первом полугодии ГОЗ по саратовским предприятиям уже вырос на 18%, ждем, что рост продолжится и во втором полугодии, а затраты на техперевооружение по темпам роста обгоняют даже гособорнзаказ. Конечно, этого все равно недостаточно, однако долгое время вообще ведь на это не выделялись средства.

– Но и здесь небо ясным не назовешь: санкции, эмбарго на двойные технологии, прямой запрет на контракты с целым рядом корпораций Ростеха.

– Я думаю, что выход в выстраивании отношений с Юго-Восточной Азией. Руководство Ростеха прочертило четкий вектор, да и по гражданским технологиям наши контакты с азиатско-тихоокеанским регионом стремительно нарастают. Сейчас, например, вместе с депутатами Госдумы Антоном Ищенко и Валерием Омельченко мы готовим миссию станкостроителей из Тайваня в Саратов.

Потом, во всем нужно видеть положительную сторону. Я уверен, даже в нынешней ситуации будут позитивные эффекты, в том же импортозамещении, например. Компании, работающие на потребительском рынке, сумевшие создать бренды федерального уровня и утвердиться на рынках СНГ, не испытывают резкого давления кризиса. Я говорю сейчас о фабрике «Мария», «Короле диванов», компании «Элит», «Торэксе». Последний, кстати, будет создавать новый завод, уже подыскивается площадка под него. Опять же, инвесторы, в том числе иностранные компании, не отказываются от проектов, о которых шла речь в начале разговора. А ведь они просчитывают и риски, и рынки, значит, видят перспективу. Политические ситуации могут быть разными, но это не значит, что нужно отказываться от развития.

Вопросы задавала Наталья Левенец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.