Инноваторы из Саратова и Самары ломают запрет на использование лазеров

letatЗамминистра транспорта РФ Валерий Окулов признал в ответе ЗАО «Глиссада-М», что запрет на использование лазерных приборов в аэропортах  нуждается в пересмотре.

Напомним, в 2012 году поправку в действующие “Федеральные правила использования воздушного пространства” подписал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Это было сделано на волне ажиотажа вокруг случаев лазерного хулиганства. Механизм борьбы с хулиганами, использующими лазерные указки, остался неясным, зато под запрет попали вполне легальные сертифицированные лазерные устройства, применяемые в аэропортах. Например, измеряющие высоту облачности.

Введение тотального запрета поставило под удар еще и проект лазерной системы визуальной индикации курса и глиссады «Глиссада-М», разработанный самарским международным аэропортом «Курумоч», самарско-саратовской компанией ЗАО «Глиссада» и саратовским ЗАО «Кантегир». Причем открытие, на котором базируется весь проект, было сделано нашим саратовским физиком Михаилом Свердловым. Ныне он возглавляет ЗАО «Кантегир» и является председателем совета директоров ЗАО «Глиссада». О компании «Кантегир», победившей в прошлом году на очередном областном инновационном салоне, мы уже рассказывали.

В 2011 разработка проект, позиционируемый как самарский, был удостоен золотой медали и диплома весьма престижного 39-го Международного салона инноваций и изобретений в Женеве. Выдвигался он от инновационно-инвестиционного фонда Самарской области, а всего на 39-ом женевском салоне было представлено около 1000 изобретений компаний из 45 стран мира. Высшей награды Салона удостоились очень немногие.

Но несмотря на международное признание, в лабиринтах российской бюрократии лазерная система посадки «Глиссада-М» блуждает уже пятый год.

-Мы не можем добиться сертификации, профильные ведомства не желают брать на себя риски, хотя успешные испытания системы закончились еще в 2010 году, – рассказал нам Михаил Свердлов.

«Глиссаду-М» испытывали не только в Самаре и в Саратове, но даже на Антарктиде, где Герой России ведущий летчик-испытатель Рубен Есаян ориентируясь по лазерным символам системы, успешно сажал самолеты в условиях полярной ночи, многочасового бурана и пр. В литературе есть упоминание о том, что ночные посадки по лазерной системе «Глиссада-М» на палубы  авианосцев выполнил заслуженный лётчик-испытатель СССР, космонавт-испытатель, президент Федерации любителей авиации России Виктор Заболотский.

Секрет уникальности, лежащий в основе этого изобретения, прост: эта система работает тем лучше, чем хуже видимость. Ведь лазерные символы ярче светятся в туман, дождь, метель, когда сильны традиционно негативные для авиации факторы.

«Глиссада-М» признана полностью совместимой со всеми радиотехническими системами посадки, она не требует установки на борту воздушного судна какого-либо дополнительного оборудования. Но вот с российской бюрократией эта система никак не совмещается. Запрет на лазерные устройства в аэропортах еще дальше отодвинул финал блужданий инноваторов по ведомствам и главкам.

– Понадобилось лоббирование в Госдуме, чтобы в конце концов получить письмо от замминистра транспорта РФ Валерия Окулова, – рассказывает Михаил Свердлов. – Но когда будут вноситься изменения в «Федеральные правила использования воздушного пространства», замминистра не указал.

В 2010 году, сразу после трагедии с польским бортом №1, саратовский физик написал письмо Дмитрию Медведеву о том, что в России создана система, которая могла бы спасти жизнь полякам, разбившимся из-за сильного тумана. Она могла бы спасти еще тысячи жизней, но уже пять лет, как разработка, созданная на основе открытия саратовского ученого, блуждает в тумане, созданном чиновниками, не желающими брать на себя ответственность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.