Саратов наконец-то решился на школы равных возможностей

obrazov2Долгие годы в Саратовской области старались не замечать наличие детей-инвалидов. Изменится ситуация или инклюзивное образование останется для отчета?

До последнего времени в всего 2 российских региона не стремились участвовать в федеральной программе по развитию инклюзивного образования – Саратовская область и Ямало-Ненецкий автономный округ. В этом году документы на участие в ней регион все-таки отправил.

70 миллионов рублей уже выделены из федерального бюджета. 30 миллионов добавит область в рамках софинансирования. Эти деньги распределят на 46 общеобразовательных школ для обеспечения инклюзивного (т.е. доступного для любых детей) образования.

– К сожалению, количество детей, которым требуется медицинская и педагогическая коррекция, становится все больше. На уровне дошкольного образования работают специализированные группы. Теперь необычные дети могут учиться в общеобразовательной школе с обычными детьми, – уверена Марина Епифанова, министр образования Саратовской области. – У нас  есть опасения, что детей будут угнетать сверстники. Но никто силой того ребенка в школу не заставит идти. Это должно быть осознанное решение родителей и самого ребенка.

Несмотря на то, что практики инклюзивного образования в Саратовской области нет,  единичные примеры имеются. Так, три года назад школу закончил Валентин Ткаченко, инвалид по зрению. Для Саратовской области это был уникальный случай. С 5 класса мальчик перешел из интерната для слепых в 7-ю гимназию. В 11 классе он решил, что будет как все школьники сдавать ЕГЭ. Тесты для единого государственного экзамена для школьника из Москвы прислали на азбуке Брайля.  Незрячий выпускник первым в России сдавал французский язык.

– То, что подняли вопрос об инклюзивном образовании, очень хорошо. Но возникает вопрос – это разовое финансирование или поддержка будет оказываться постоянно? Важно понимать, что нельзя создать условия на год, два – хотя и за это время можно добиться  отличных результатов. Ребенок должен иметь условия закончить школу, – уверена Надежда Романова, руководитель фонда поддержки семьи и детства «Океан». – Инклюзивное образование недостаточно развито по всей стране. Часто путают интеграцию (где ребенок с отклонениями здоровья вписывается в жизнь школы) и инклюзив (где процесс обучения идет с ориентацией на ребенка).  Создать условия – это не только снять архитектурные барьеры. Пандусы нужны колясочникам, людям с проблемами со зрением, аутистам необходимы сопровождающие. Должен быть человек, который поможет человеку с ограниченными возможностями, а не учитель бросит вести урок и сконцентрируется на особом ученике.

По словам Романовой, не менее важен выбор учебного заведения. Это должна быть школа новой формации, так как учителя старой закалки не всегда знают как работать, к примеру, с аутистами.  «Сегодня даже детям с легкой степенью аутизма сложно учиться в обычной школе. Учителя предъявляют к ним общие требования, не учитывая индивидуальных особенностей. А потому на программу переподготовки лучше отправлять молодых учителей, они уже научились относиться к инвалидам как к равным», – отмечает эксперт.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.