О пенсиях и зарплатах

топилинМаксим Топилин, министр труда и соцзащиты РФ, рассказал «Ведомостям» о том, почему общество должно негативно относится к тем, кто работает нелегально.

О пенсиях

Формула не главное, она только следствие. Пенсии будут выше у тех, у кого стаж больше. По-моему, любой согласится с тем, что той сегодняшней уравниловки, когда пенсия отработавшего 30 лет соразмерима с пенсией отработавшего всего 5 лет, не должно быть. Пенсии должны быть и будут дифференцированы.

Разве мы можем сказать, что не будем обеспечивать своих отцов, матерей, не будем платить налоги? Каждый сам за себя? Если так, то тогда семья самостоятельно платит за детсад, школу, медобслуживание и т. д. Почему я плачу, вы платите страховые взносы, но 15% работающего населения не платит? Большинство — остальные 85%, мне кажется, должны сказать: почему мы обеспечиваем тех, кто не участвует в этой системе?

В нашем же обществе нет негативного отношения и нетерпимости к тому, что кто-то работает нелегально. Даже иногда, наоборот, говорят: вот молодец, нашел способ не платить государству. Поэтому и не хватает средств (а это процентов 15-20, если брать во внимание объем неуплаты) на пенсии, здравоохранение, детсады и т. д.

Одни полицейские меры здесь не помогут, хотя, с моей точки зрения, они тоже должны присутствовать. Допустим, как вариант: не платите страховые взносы — не сможете получить кредит в банке. Подобная схема работает в ситуации с задолженностью по алиментам: не платите положенное — не имеете права выехать из страны.

Соглашайтесь только на белую зарплату, заключайте письменный трудовой договор, следите за поступлениями на ваш счет в Пенсионном фонде, тогда вы избежите ситуации, когда вы пришли за пенсией, а данных об уплате взносов нет. В целом это вопрос взаимоотношений работника и работодателя. Работник должен влиять на работодателя. Вы хотите получать зарплату в конверте? Это ваш выбор.

О либерализации рынка труда

Считаю, что мы к этому не готовы. Но некоторые положения Трудового кодекса действительно необходимо менять, делать законодательство более гибким — это касается прежде всего оформления работников в малом бизнесе. К примеру, зачем предприятию из трех человек перечень должностей с ненормированным рабочим днем или график отпусков? А у нас трудовая инспекция может прийти и потребовать выполнения этих норм…

Государство никогда не запрещало увольнять персонал — это просто невозможно. К примеру, до кризиса на «АвтоВАЗе» работало порядка 100 000 человек, теперь — около 60 000. Другое дело, что сокращения там произвели очень плавно. Конечно, в случае угрозы увольнений мы предлагали компаниям свою помощь, в частности из федерального бюджета финансировали переподготовку работников и временные работы. Не скрою, некоторые смеялись, когда служба занятости направляла людей убирать территорию и красить заборы, но посмотрите: таким образом за эти годы на многих предприятиях навели элементарный порядок и, главное, люди в тот период не остались без средств к существованию.

Пока предпосылок для кризиса на рынке труда мы не видим. По итогам I квартала общая безработица — 5,8% экономически активного населения (для сравнения: в Испании — 25%), или 4,4 млн человек. Регистрируемая безработица — 1,4%, на учете в органах занятости в начале июня состояло чуть более 1 млн человек, это достаточно низкий показатель. Количество вакансий превышает количество официально зарегистрированных безработных в 2 раза. Такое наблюдается впервые с момента образования государственной службы занятости в 91-м году.

Надо понимать: повышение зарплат у бюджетников до уровня 200% от средних по региону вовсе не означает, что такой уровень будет у всех — это средний уровень зарплат по отрасли, поэтому у какого-то профессора или хирурга доход составит и 400% от среднерегиональной зарплаты, а у специалиста более низкой квалификации — 150%. К тому же уровень зарплат зависит от уровня учреждений — даже университет университету рознь.

По предварительным оценкам на повышение оплаты труда работников бюджетного сектора понадобится 4,9 трлн руб. на 2012-2018 гг. Сегодня рост зарплат происходит по большей части за счет региональных бюджетов. В федеральном бюджете на финансовую поддержку регионов в этом году предусмотрено 100 млрд руб.

Полный вариант интервью можно прочитать здесь. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.