Текила как общественно значимое преступление

текила 2Каждый год правоохранительные органы области бодро рапортуют о количестве пойманных взяточников. Однако «крупных рыб» среди них практически нет.

Основная статистика делается за счет врачей и педагогов со средним размером взятки 3-5 тысяч рублей, фигуранты, вроде Василия Синичкина – скорее исключение, чем правило. И это понятно – доказательная база для пойманного на 2 тысячах рублей за поставленный зачет преподавателя готовится на раз-два, да и товарищ не рыпается. А медработников на взятку зачастую буквально провоцируют. Рассказываемая история – абсолютно правдива, изменено лишь имя врача.

Взятка или подарок?

Со своей одноклассницей я не виделась с момента окончания школы лет 18. В середине 90-х в первый день отдыха на турбазе у меня резко повысилось давление. Пригласили доктора, им оказалась моя одноклассница Наталья.

Вообще-то после окончания вуза она работала узким специалистом в детской больнице Саратова, но в отпуск не отдыхала, а снова работала врачом. Только на турбазе. Не от хорошей жизни, конечно, а чтобы сын, которого она растила в одиночку, побыл на свежем воздухе. Ну и деньги, пусть небольшие, были в ее маленькой семье не лишними.

Так получилось, что мы общались несколько лет, в основном, когда я приезжала отдыхать на турбазу с маленькой дочкой. И в гости друг к другу редко, но захаживали. Одноклассница всю жизнь прожила в родительской квартире. Скромное жилье в панельной девятиэтажке, полученное родителями в советские времена в порядке очереди. Заработки врача не давали возможности не то что купить новую квартиру, но и сделать приличный ремонт в родительской. Да и сына приходилось растить одной, впрочем, таких женских судеб миллионы, и одноклассница моя на жизнь никогда не жаловалась. Хоть и приходилось проводить отпуск не в заграничных вояжах, а на турбазе, оказывая помощь отдыхающим при поносе, отравлениях и прочих недугах.

На мой вопрос, почему она не берет взяток, она отвечала, что какие, мол, взятки с мамочек больных детишек. В больнице, кстати, еще некоторое время держат подкидышей, которых находят на улице. И всех их Наталья лечила.

Потом судьба нас опять развела, выросли дети – не с кем стало отдыхать на турбазе. А недавно я узнала, что Наталье «вернули» отца. Когда ей было 20, у нее умерла мама, папа почти сразу женился, оставив Наташке на воспитание брата, лет на 8 ее младше (он при активном участии сестры получил высшее образование, тоже медицинское, но работает в крупном продуктовом ритейлере). Прожив с Наташкиным папой два десятка лет, его жена переселила его назад к Наталье, как только у него появились ярко выраженные проявления старческого слабоумия.

И вот недавно я прочитала новость про врача-взяточницу. С подачи пресс-службы районного суда Саратова информация пошла гулять по интернету.  Так я обнаружила новость о том, что за взятку (именно так, а не подарок) бутылкой «Текилы» стоимостью 1550 рублей врача, выдавшего малознакомой взяткодательнице незаконный больничный, «приговорили» к штрафу в 62 тысячи рублей. И еще лишили права выдавать больничные листы сроком на два года. Поскольку в информации были указаны фамилия и место работы, я поняла, что это все произошло с Натальей.

Надо сказать, что журналисты агентства и заголовок придумали саркастический «Прокуратура считает взятку бутылкой «Текилы» «общественно значимым преступлением», и завершили материал словами, что надзорное ведомство наращивает объемы отчетности о своей деятельности за счет борьбы с «незначительными коррупционными преступлениями», в то же время случаи, когда пойманы серьезные мздоимцы можно пересчитать по пальцам. Да мало ли на что еще можно обратить свой взор блюстителям законности. Например, не редкость, когда на приличных рабочих местах во властных  структурах в подчинении друг у друга работают родственники. Но это так, к слову.

Еще порадовало, что число просмотров у новости оказалось менее сотни, что свидетельствует о небольшом интересе общественности. Тем не менее, на многих медицинских сайтах, в том числе и федеральных, на полном серьезе сообщалось о разоблачении «взяточницы». Хорошо, что Наташка не «дружит» с компьютером.

Я позвонила Наталье, выразила сочувствие. Она сказала, что больничный просила выдать знакомая, причем хорошая. Очень уж упрашивала, и Наташка сжалилась. Пошла, так сказать, навстречу. На мой вопрос, как же она теперь, подруга вздохнула и сказала, что выплатит, куда же деваться. Вот такое смирение, свойственное, наверное, исключительно русским женщинам.

По моему глубокому убеждению, Наталья стала очередной жертвой «профессиональной взяткодательницы», состоящей на коште у правоохранительных структур. Что ж и такие люди востребованы, каждый зарабатывает, как может, и как ему позволяет совесть. Впрочем,  таким особям совесть не обязательна, хотя они могут искренне считать, что делают доброе дело.

А потом в больнице, где работала Наталья, сменился главный врач. Ну, как обычно бывает, на номенклатурные места назначаются кому-то нужные люди. И пришлось ей работать с новым начальником, вместо старого главврача. С ней моя подруга  проработала не один десяток лет, и знала она Наташку как облупленную. И как специалиста, и как человека.

Новый же главврач посчитал, что негоже, если в коллектив затесались люди с «сомнительной»  репутацией и предложил Наталье уволиться.

И вновь нас свела судьба, когда я пришла на прием к узкому специалисту во взрослую поликлинику. Им опять оказалась Наташка! Без всякого трагизма она рассказала мне историю про увольнение из «родной» больницы, порадовалась, что ее взяли на работу в поликлинику. Причем не в одну. И не только во взрослую, но и в детскую. Благо, что специалисты ее профиля востребованы, а конкуренция на этом рынке труда небольшая. Не идет молодежь трудиться за скромное вознаграждение. И бегает она по трем местам работы, пытаясь заработать свои 15 (или чуть больше, неудобно было выяснять с пристрастием) тысяч. И еще успевает обихаживать больного отца и нянчить внука. Сын со снохой или часто завозят его к Наталье или просят ее приехать к ним на другой конец города. Внуку уже три года, мальчик очень славный.

Светлана Михайлова, адвокат

– Сложно сказать, каким образом следствие связало бутылку текилы и липовый больничный. Но границу между подарком и взяткой наше законодательство определяет четко. Во-первых, подарок – это то, что дарится безвозмездно, т.е. даром, без встречных обязательств и передач чего бы то ни было со стороны одаряемого (ст. 572 ГК РФ). Например, допустимо дарить подарки на Новый год или в любой другой общепринятый праздник. Такие нельзя квалифицировать как   взятку. Однако при этом обычный подарок не должен быть дороже 3000 рублей (ст. 575 ГК РФ). Все, что дороже 3001 рубля, не может быть безбоязненно преподнесено в подарок чиновнику, работнику образовательного, медицинского или социального учреждения.

Если говорить о госслужащих, то им запрещается также от получать от граждан и фирм не только подарки дороже 3 тысяч, но и ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха или транспортных расходов.

По поводу провокаций можно сказать следующее: да, такая практика существует, хотя она и запрещена законом. К сожалению, доказать факт провокации в суде довольно сложно, следствие предпочитает называть это обтекаемо – оперативной разработкой.

Ирина Гнатюк

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.