Суета вокруг разбитого корыта

банк 2Банк-кредитор уничтожил платежеспособного должника, а теперь стремится выдворить предприятие, выросшее на руинах банкрота.

…Осенью 2009-го в ОПХ «Крутое», что в Балаковском районе, ворвались черные джипы, набитые вооруженными людьми. Автоматчики оцепили поля лука и подсолнечника, блокировали уборочную технику и даже выставили конвой вокруг свинокомплекса. Так началась в мирном сельском предприятии кошмарная «уборка». Вот только убирали в «Крутом» не урожай, гарантировавший расплату по долгам, – под корень резалось само будущее хозяйства. Оно было убито под душераздирающие крики животных, умиравших от голода и жажды, при скорбном покое полей, на которых гиб урожай, при мертвом молчании объятой ужасом деревни, которую патрулировали вооруженные бойцы ЧОП. Осаду «Крутого» удалось снять только после вмешательства балаковской прокуратуры. Даже по самым скромным подсчетам налет автоматчиков нанес предприятию убыток порядка 50 млн. рублей.

Враг не страшен

После набега «чоповцев» «Крутому» была одна дорога – в банкротство. В принципе, иск на эту тему уже лежал в арбитражном суде, но подал его отнюдь не заказчик маски-шоу. А подписывал договор с ЧОП филиал банка «БФГ-кредит», которому «Крутое» должно было 44 миллиона рублей. На тот момент предприятие стоило хороших денег: здесь было8,8 тыс. га федеральной земли, кроме того, обрабатывалось полторы тысячи га паев, стояла хорошая техника, развивался свинокомплекс.

Все это появилось в «Крутом» не вдруг: директор ОПХ, Александр Демин, принял предприятие в глубоком прозябании, взвалил себя все его проблемы и постепенно народ сплотился, вместе с начальником ходил на субботники ради общего благоустройства, окрестные пайщики доверили ОПХ свои наделы. Хозяйство стало перспективным, сюда потянулись молодые специалисты, для них строилось жилье, для полей закупалась техника.

И «Крутое» в середине 2000-х уверенно ходило в районных передовиках как выскоэффективное предприятие. На пике развития в ОПХ работало порядка 10 различных производств, везде был поставлен собственный компьютеризированный бухучет, предприятие защитило в минсельхозе бизнес-план по строительству крупного свиноводческого комплекса в рамках аграрного национального проекта.

Однако инвестиционного капитала у Демина сотоварищи не было. Потому ОПХ кредитовалось и в банках, и у поставщиков брало под расчет то удобрения, то семена. Случались у Демина осечки, когда целевые кредиты он тратил не по назначению, а на погашение предыдущих, взятых для скорейшего строительства жилья молодым специалистам. На рискового начальника заводились уголовные дела, налоговики потрошили бухгалтерию, кипели суды, но колесо хозяйственное крутилось. Пахали-сеяли, строили планы, верили в собственное будущее.

Урожай 2009-го рассматривали как возможность частично расплатиться по долгам и избежать банкротства. Скорее всего, этого филиал банка «БФГ-кредит» и не хотел допустить. Теперь трудно понять, почему банкиры не дожали земельный вопрос, когда выяснилось, что арендатором федеральной земли является не ОПХ, а коммерческая фирма. Но факт остается фактом: сегодня федеральный кусок в объеме 8,8 тыс.га не входит в конкурсную массу.

Банкирский трэш

Кстати, по поводу появления филиала «БФГ-кредита» на саратовской земле доводилось слышать любопытную историю. Это кредитное учреждение дислоцируется на месте приснопамятного Хард-банка, в 2006 году прогнавшего через свои счета порядка 4 млрд. рублей, кои были выведены за границу. Злые языки утверждают, что подоплекой сенсационной выходки Сергея Ошменского, основного владельца «Харда», стало будто бы некое обещание насчет хорошего пакета акций «БФГ-кредита». Доводилось слышать и о том, что столичные представители будто бы слово не сдержали и в итоге получили вместо скромного, но приличного регионала скандалище с отзывом лицензии, разбирательствами и пр. Сам решай, читатель, верить в это или нет.

Время шло, и некрупный, но вполне состоятельный пришелец пустил корни на саратовской земле и потихоньку начал кредитовать местных бизнесменов. «Крутому» вот выдал немаленькую сумму. Тут надо бы задать господам банкирам вопрос: а правда ли, что ради хорошей отчетности летом 2009-го в наше управление Центробанка из филиала «БФГ-кредита» была направлена бумага о том, что кредит «Крутому» пролонгирован? И если это так, то почему же в арбитражный суд пошел совсем иной документ – о том, что данный злополучный кредит просрочен? И незнакома ли нашему филиалу такая веселая практика, когда заемщик возвращает часть денег в кассу банка официально, а часть отдает наличными неким лицам, дающим торжественное обещание официальный остаток кредита заморозить и списать?

Сразу после кризиса 2008-го многие банки впали в истерику и начали требовать с заемщиков досрочного возврата выданных средств. А вот филиал «БФГ-кредита» ничего подобного себе не позволял. Зато позволил себе кое-что другое – целую боевую спецоперацию, в ходе которой платежеспособность отдельно взятого должника была полностью уничтожена. И хотя «Крутое» уже допустило просрочку по кредиту, сам банк на тот момент даже еще не был в числе признанных судом кредиторов!

Столичные штучки

Что же дальше? В ноябре 2009-го областной арбитражный суд ввел наблюдение в ОПХ и вскоре назначил временным управляющим Виктора Маркова, в 2010 году в число многочисленных кредиторов ОПХ по решению обларбитража наконец попал и филиал «БФГ-кредита» с суммой в 63 млн. рублей (кредит с процентами, неустойкой и пр.). Беспокойный займодавец без конца направлял в суд ходатайства: то без объяснения причин требовал отстранить арбитражного управляющего, то настаивал на ограничении полномочий директора хозяйства Демина, узнав, что тот даже после тотального разгрома пытается что-то выращивать и гасить долги, то уточнял месяцами объем собственных требований. Стремился отхватить побольше голосов в комитете кредиторов? А сразу после введения внешнего управления в конце 2010-го даже провел собрание кредиторов, пытаясь сменить назначенного судом управляющего.

Отметим, что прочие взыскатели московские выкрутасы не поддерживали. За «БФГ-кредитом» было порядка 50% голосов по сумме долга, но голосовавшие другой половиной кредиторы заняли на редкость конструктивную позицию.

– Только живое хозяйство способно платить по долгам, – убежден гендиректор одного из предприятий, которому «Крутое « тоже должно. – Мы неоднократно предлагали банку вложиться и сообща помочь должнику возобновить производство, однако банк занял какую-то непонятную позицию.

В 2010-м кредиторы (не все из них были такими, как «БФГ-кредит») помогли банкроту провести посевную. Но тут хозяйство добила сама природа: из-за засухи 2010 года полностью сгорели поля элитной пшеницы, списание по линии минсельхоза составило 20 млн рублей.

В связи с этим в 2011 году внешнее управление было досрочно прекращено и введено конкурсное производство. Долг перед кредиторами на тот момент вырос до 130 млн. рублей. Снова пошли предложения «БФГ-кредиту» либо продать его часть долга с дисконтом, либо объединиться с другими взыскателями и помочь хозяйству не прекращать деятельность. Однако складывалось впечатление, что «БФГ-кредит», похоже, совсем был не заинтересован ни в помощи должнику, ни в выходе из состава кредиторов.

Притяженье земли

И ту произошло событие, которое заставило банкиров сильно переживать: на разоренных землях появилась компания «Зерновик» и начала распахивать бурьян. К великому огорчению финансистов, «Зерновик» заключил с теруправлением Росимущества договор субаренды федеральной земли сроком на 49 лет. И сегодня в арбитраже кипит яростная борьба: это банк всеми силами старается объявить все земельные договоры ничтожными и затащить федеральные гектары в конкурсную массу.

Без всякого удовольствия взирают финансисты на действия «Зерновика», который привел на поля технику, создал 70 рабочих мест и развернулся самым возмутительным для банкиров образом.

Мы, с одной стороны, очень даже «БФГ-кредит» понимаем: среди московских земельных спекулянтов приличные участки от 5 тыс.га с хорошей дислокацией пользуются устойчивым спросом. К тому же неприятно ведь вложить 44 миллиона и получить дырку от бублика. Но не сам ли банк породил эту ситуацию еще в 2009-м?

К большому банкирскому негодованию «Зерновик» даже выкупил часть долгов «Крутого» и вошел в собрание кредиторов, чтобы быть в курсе событий. Да еще и наглость имел предложить банку выкупить и его долг. С дисконтом, разумеется.

Очень неприятны «БФГ-кредиту» и действия конкурсного управляющего Вячеслава Михайленко, который, с великим трудом оформив и зарегистрировав многочисленные постройки «Крутого», начал готовить это добро к аукциону. Понятно, что реальный интерес к этим активам есть прежде всего у «Зерновика», которому все эти склады и мехтока пригодятся.

И вот по инициативе банка происходит собрание кредиторов, причем в усеченном составе. И ставится на нем вопрос о снятии конкурсного управляющего! Мотивировка – нулевая, к тому же решение этого собрания и его правомочность оспариваются в арбитражном суде.

Снимается кино

В этом году «Зерновик» полностью засеял федеральную землю. И для того, чтобы выполнить эту задачу, компания затратила порядка 70 млн рублей, в том числе кредитов «НВК-банка». А еще пришелец дал работу 70-ти пахарям «Крутого».

Теперь 70 семей имеют кусок хлеба, но банку-то совсем не нужен крепкий хозяин на руинах уничтоженного предприятия! И вот на прошлой неделе по ГТРК «Саратов» проходит сюжет, полный намеков на некие злоупотребления, которыми сопровождается банкротство «Крутого».

А до этого не раз и не два креативная публика с видеокамерами ловила экс-директора ОПХ Александра Демина в зале суда, снимала главного «злодея» в профиль и анфас. А мы предлагаем банку не скупиться и подойти к делу более основательно.

Хочется нам увидеть настоящее кино про заскорузлую деревенщину, которая не возвращает долги и смеет перечить большим столичным финансистам. И чтоб там был налет вооруженных громил, и перипетии банкротства, и немного про прошлую жизнь ОПХ «Крутое».

Ведь трудилось там 170 человек, предприятие держало социалку поселка Николевский, росло и крепло. Здесь были особые отношения доверия, общие надежды и мечты вместо зависти, унылого прозябания и пересчета грошей. После событий осени 2009-го молодые специалисты, ради которых Демин залезал в долги и попадал под уголовные дела, разбрелись кто куда. А земли два года простояли в бурьяне и кладбищенском покое.

А в конце фильма признайте, что своими руками похоронили на этом поле чудес сорок четыре московских миллиона.

 Полина Королева

5 комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.