Чему можно научиться у Эстонии

98“The Economist”: Когда Эстония обрела независимость в 1991 г после развала Советского Союза, лишь менее половины её жителей могли похвастаться наличием телефона

Единственной связью с внешним миром был сотовый телефон, спрятанный в саду министра иностранных дел. Двумя десятилетиями позже, это небольшое государство превратилось в мирового технологического лидера. Эстонские специалисты занимались написанием кода для Skype и Kazaa (ранней версией сети для совместного доступа к файлам). В 2007 г Эстония стала первой страной в мире, разрешившей онлайн-голосования в ходе выборов. Она может похвастаться одними из самых быстрых сетей и постоянно держит рекорд по количеству новых стартапов на душу населения. Эстонские граждане платят за парковку с помощью сотовых телефонов, а медицинские карточки хранятся в цифровых облачных сервисах.

Заполнение годовой налоговой декларации в сети – а это делает 95% жителей Эстонии – занимает примерно пять минут. Как же удалось крошечному балтийскому государству развить такую технократическую культуру?

Первый камень в этом фундаменте был заложен ещё в 1992 г, когда Март Лаар, тогдашний премьер-министр Эстонии, приступил к оживлению экономики. Меньше чем за два года молодое (средний возраст был около 35 лет) эстонское правительство подарило стране пропорциональное налогообложение, свободную торговлю, средства в бюджете и приватизацию. Лёгкость регистрации бизнеса была доведена до предела, что подстегнуло многих колеблющихся. Неразвитая инфраструктура – наследие советской эпохи – значило, что политический класс должен был начинать всё с чистого листа. Когда Финляндия решила модернизировать свою цифровую телефонную систему, то предложила архаичные аналоговые телефоны образца 1970-х гг Эстонии бесплатно. Эстония отказалась и создала собственную цифровую систему.

„Мы просто перешагнули некоторые ступеньки…Mosaic (первый популярный веб-браузер) только что вышел, и у всех нас были равные условия, чтобы начать учиться”, – вспоминает президент Тоомас Хендрик Ильвес. Имея очень малый технологический багаж, молодые министры Эстонии решили сделать ставку на интернет.

Затем стартовал национальный проект по оборудованию всех классов компьютерами, и к 1998 г все школы были подключены к глобальной сети. В 2000 г, когда правительство объявило, что доступ в интернет относится к числу прав человека, доступ в сеть начал появляться в самых глухих закоулках. Wi-fi стал обыденностью. Печати, бумага и длинные очереди уступили место „электронному правительству”. Следом развивался и частный сектор: продажа Skype на eBay в 2005 г за сумму в 2,6 млрд долларов создала новый класс эстонских инвесторов, которые делают десятки миллионов евро на пакетах акций. Сейчас Технополь, бизнес-центр в Таллине, вмещает более 150 технологических компаний. С учётом маленького внутреннего рынка, стартапы перешли на глобальный уровень в поисках европейских и американских клиентов. Согласно данным Всемирного банка, в 2011 г в Эстонии было зарегистрировано более 14 000 новых компаний – на 40% больше по сравнению с 2008 г. Высокотехнологичная отрасль даёт уже более 15% общего эстонского ВВП.

Как другим странам – особенно более крупным – последовать примеру Эстонии? „Было бы слишком заносчивым сказать – делайте, как мы делаем”, – говорит г-н Ильвес.

Но он считает, что ключом к успеху является не избавление от старых технологий, а от старого мышления. Можно сделать налоговую декларацию электронной, но это неверный подход. Что привело к настоящему успеху – предварительное заполнение декларации самой системой, так что человеку остаётся только проверить расчёты.

Важным является и обучение: в прошлом году стартовал проект „ProgeTiiger” („Тигр программирования”), который призван научить пятилетних детей азам написания компьютерного кода. „В восьмидесятые каждый школьник хотел быть рок-звездой. Теперь каждый хочет быть предпринимателем”, – говорит участник проекта г-н Хинрикус.

Перевод Александра Заворотнего – специально для «Бизнес-вектора»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.