На других посмотреть

зорина 2Десятый кинофестиваль «Саратовские страдания» стал рекордным по числу зрителей. И это объяснимо: растущий интерес к документалистике – общемировой тренд.

«БВ» побеседовал с директором «Саратовских страданий» Татьяной Зориной.

–  Татьяна Викторовна, фестиваль состоялся, что на душе?

– Прошло слишком мало времени, чтобы подводить итоги. На самом фестивале у нас были  сугубо конкретные задачи. Сделать так, чтобы все приехали, чтобы зрители имели возможность увидеть все, что намечено программой, чтобы жюри хорошо работалось, «чтобы не жали туфли, не была жесткой  подушка».

– Вы сказали очень чётко: программа. Бывали какие-то непредвиденные ситуации?

– Ко всему нужно быть готовыми. Вспоминаю 2007-й год, была абсолютно нелётная погода. А в московском аэропорту «застряли» члены нашего жюри: Кирилл Разлогов, Алексей Федорченко и гости – Ксения Волкова  с  итальянским режиссёром Стефано Миссио. Пересадить жюри на поезд мы не могли – даже при наличии мест (которых не было) они не успевали к открытию. И тогда один из наших московских знакомых, имея автомобиль экстракласса, на котором можно было ехать в любую пургу, сажает всех в машину и отправляется из Москвы в Саратов. Они едут в ночь, не успевают к первому сеансу, но ровно в 11 часов, не заезжая в гостиницу, жюри в зале Дома кино смотрит конкурсную программу. А иначе как объяснить зрителю и сидящим в зале авторам фильмов, почему мы не можем выполнить заявленные обязательства?

– В этом году тоже были какие-то сложности?

–  Они часто возникают с приездом  иностранных гостей, но ведь у нас международный фестиваль! К счастью, российские  посольства  всегда идут нам навстречу. В этом году нужно было обеспечить прибытие Юлиана Табакова из Болгарии к открытию конкурсной программы  – вылета добились, когда счёт шёл на часы.

– Совпадает ли ваше мнение с мнением жюри телекинофестиваля?

– У директора фестиваля мнения по поводу конкурсной программы не должно быть, вернее, его никто не должен знать. Всё решает жюри. А моё мнение состоит в том, что фильм отобран в конкурсную программу.

– Как ведётся работа по подготовке фестиваля?

– Сотрудники фестивального центра в течение года активно «разбрасывают сети», после чего предлагают свои варианты фестивальных лент.  Мы их смотрим, обсуждаем, и каждый  болеет за то, что он конкретно предложил. Конечно, у нас и отборочная комиссия есть, но последние два года, когда ситуация  «будет – не будет» фестиваль не даёт много времени на размышление, стараемся их сильно не беспокоить. Все фильмы я  смотрю сама. Смотрят и координаторы программ. Мы обмениваемся впечатлениями и формируем программу. Один фестиваль заканчивается, а другой уже начинается: надо искать новое кино в нашем жанре, вести переговоры со студиями,  договариваться с учредителями и спонсорами.  Ещё несколько лет назад не нужно было платить за то, чтобы фильм участвовал в фестивале. Сейчас  у зарубежных авторов  есть свои дистрибьюторы. Они рассылают рекламные диски на конкурсы, фестивали – предлагают  новое кино, но за использование фильма в рамках фестиваля назначают  сумму в 500 евро, а бывает и в 1000. Мы можем себе позволить максимум 1-2 таких фильма. Поэтому координаторы ведут диалог со студиями, договариваются,   связываются с авторами. В этом году было 3-4 фильма, которые мы очень хотели показать, но дистрибьюторы не пошли навстречу – у них есть реальная возможность показаться на других кинофестивалях. Сейчас фестивали, даже российские, имеют другие финансовые  возможности. В этот раз приезжала директор фестиваля «Листопад» в Минске, – она удивилась, что у нас большинство  фильмов бесплатные. А они  почти все покупают, платят деньги. У нас таких денег нет.

– Бюджет нынешнего фестиваля сопоставим, например, с предыдущим?

– Бюджет – вещь подвижная, смотря, что мы хотим за эти деньги. Генеральная смета нашего фестиваля  несколько лет начинается с цифры – 3,6 млн. рублей (из опыта работы других российских фестивалей). И за 3-4 месяца до начала мы представляем свою программу учредителям: конкурсную и параллельно внеконкурсную. А потом садимся с ними вместе и корректируем. При этом программа всегда ассоциирована и с городом, в котором мы живём, и с теми событиями, которые важны для нашего региона.

– Есть какой-то минимальный бюджет фестиваля?

– Да, это порядка 1,5 млн. рублей, за грань этого нельзя переступить – в противном случае  будет не международный фестиваль, а кино районного масштаба. Базовая цифра обеспечивает определённый уровень приёма жюри фестиваля, гостей, уровень проведения всех мероприятий. В этом году была очень напряжённая ситуация со средствами, нам помогли наши партнёры. Огромная благодарность компании «СарАвиа», Приволжскому филиалу РЖД и другим. «СарАвиа» обеспечила  часть бесплатных билетов для гостей и членов жюри фестиваля, решила проблемы срочного обмена билетов – Кириллу Разлогову, например,  сразу после закрытия фестиваля нужно было срочно лететь на важное правительственное  совещание –  спонсоры дали билет, хотя в кассе их уже не было. А благодаря РЖД в рамках фестиваля мы открыли фотовыставку Александра Земляниченко, работавшего в 1980-е в Саратове, сейчас возглавляющего фотослужбу агентства «Assciated Press» в Москве.

– А как у вас ситуация с кадрами?

– У нас замечательная команда, небольшая, но дружная. Каждый  умеет делать всё, и делает. Вы можете увидеть их на последней странице нынешнего каталога. В юбилейный год мы позволили себе такую вольность.  В остальные годы от имени фестиваля в каталоге присутствует только президент Олег Табаков.

Помогают студенты, волонтёры, пресс-центр на базе Института филологии и журналистики СГУ. Часто приходят просто зрители и предлагают реальную помощь – от доставки флаеров и программок до сопровождения гостей. Без них мы бы не справились.

– У фестиваля есть своя аудитория, вы видите, как она растёт?

– В этом году пришло реально много людей – на открытие, на закрытие, на конкурсные программы.  Мы никогда не «сгоняем» аудиторию. Мой жизненный принцип – никого не принуждать, потому что как придут, так и уйдут. Приятно, что на показах  много молодёжи, им интересно.  Интересно узнавать, как живёт  другой мир. Это часть самоидентификации. Ведь часто нам кажется, что мы живём не слишком хорошо. А узнаешь жизнь других, и поймёшь, что  это не так.

– В процессе становления «Саратовские страдания» показывали и профессиональные, и любительские фильмы. Сейчас любительскому кино сказали «нет»?

– Мы делали паузу. За первые годы показали почти всё, что было интересного. Теперь ждём, что наснимают и агитируем всех делать домашнее, школьное, личное кино…  Из объёма может родиться что-то новое. Как у Ахматовой, «когда б вы знали, из какого сора»…Или у Дмитрия Пригова – когда-то он дал себе установку, не взирая ни на что, писать в день по 10- 20 стихотворений, чтобы к 2000 году у него было 20 000 стихов. Считал, что нужно «забросать» количеством образовавшуюся в поэзии «яму» при переходе из века в век. И, возможно, его усилием образовалась новая поэзия, новая литература…  В этом году у нас в жюри был один из ярких её представителей – Александр  Терехов (журналист, писатель, лауреат премии «Национальный бестселлер» за 2012 год – Ю. С.).

– А кто сегодня снимает документальное кино?

– Разные люди, много молодых. Документалисты идут за жизнью. Произошла смена поколений, появились те, кто хочет сказать что-то своё. Пытаются искать новый язык, новые темы. Часто отдают предпочтение жанру фильма-наблюдения, исследуют жизнь подробно, в мелочах. Поэтому иногда получаются достаточно длинные ленты. Но таково желание авторов. Они пытаются делать своё кино.

– Каждый год фестиваль открывается фильмом, связанным с Саратовом или сделанным в у нас…

– В этот раз саратовское кино было представлено целой программой «Наша кинофабрика». А фильм открытия должен быть частью общей концепции. Формируя эту программу, мы задумали начать конкурс картиной  Юлиана Табакова «Цветанка» и закрыть фильмом «Кино кончилось». Каждый год ищем новые решения –  устраиваем тематические показы, формируем программу, ориентируясь на эмоциональные впечатления – чтобы зритель мог сравнить две или три идущих рядом ленты и т. д.

– Ваш взгляд на рейтинг кинофестивалей.

– Вопрос в том, кто составляет эти рейтинги. «Саратовские страдания» уже являются частью мирового кинематографа (с иронией). Мы дружим с лучшими в России кинофестивалями «Флаэртиана» (Пермь, с 2006 г.), «Послание к человеку» (Санкт-Петербург, с 1989г.), «Артдокфест» (Москва, с 2007г.), общаемся с их учредителями, учимся у них методологии. Но изначально, как в Перми, используем  местное содержание и символы.

– В свете последних изменений в кинематографе может ли документальное кино рассчитывать на господдержку?

– Один из учредителей фестиваля – Нижне-Волжская студия кинохроники, регулярно подаёт заявки на финансирование. В этом году из 5-и заявок утверждена одна – про движение антифа. Фильм снимает саратовский режиссер Григорий Гришин. Но, безусловно, потенциал студии этим не исчерпывается. Потому мы проводим фестиваль, организовываем показы нового кино. Мы хотим помочь зрителям знать и понимать современный кинематограф. В своё время я работала журналистом в молодёжной газете, и ко мне приходили люди, цвет культуры Саратова, которые считали своим долгом передать мне свои знания и опыт. Такие люди есть и сейчас, и фестиваль помогает их находить. Кинокритик Ирина Николаевна Гращенкова, например,  каждый год приезжает на «Саратовские страдания». И учит зрителей и всех нас понимать и любить кино. Мы стараемся делать то же самое.

 Юлия Сергеева

 24 ведраПобедителем 10-го кинофестиваля «Саратовские страдания» стал фильм румынского режиссера Мариуса Якоба «24 ведра, 7 мышей, 18 лет».

…Попытка угадать в еженедельном лотерейном розыгрыше 6 чисел из 49 определяет смысл существования бедных румынских тружеников. В поисках счастливой комбинации они, словно пифагорейцы, раскладывают окружающий их мир на числа. Ежедневная рутина героев,  подчиненная ритму труда, становится похожа на первобытное магическое действо: они чертят на земле лопатами идеальные круги,  возводят пирамиды из угля, читают вслух газеты и ровно в девять вечера приклоняют колени перед свои идолом – радиоприемником, надеясь на то, что высшие силы ниспошлют им удачу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.