Российские предприниматели борются с советским наследием

medvedev-skolkovo“SFGate”: У России есть очевидная разница во внешней политике и понимании прав человека с Соединёнными Штатами.

Однако за ширмой дипломатических противоречий внимательный взгляд на российскую экономику показывает, что быстрорастущая прослойка предпринимателей идёт по пути американских коллег и делает состояния на растущих интернет-рынках.

Россия традиционно была сильна в математике и науке, но это не значит, что российская бизнес-среда способна привлекать капиталы от американских технологических инвесторов. Совсем недавно резиденты „Сколково” – трёхлетнего российского проекта, направленного на создание собственной Кремниевой долины в Подмосковье во второй раз посетили Штаты в поисках не только источников финансирования, но и рецептов успеха у тамошних инвесторов.

Будучи спрошенными о политических различиях между двумя странами, представители рабочей группы „Сколково” усомнились в их важности: „Вопрос не в этом. Самый трудный барьер, с которым мы столкнулись во время бизнес-переговоров и представления наших проектов, – это культурный”, – говорит Ольга Бруковская, сооснователь образовательного стартапа Choister.

Игорь Богачев, исполнительный директор IT-кластера „Сколково”, отмечает, что российские инвесторы подходят к стартапам совершенно иначе, чем это принято в Америке. Он сравнил ситуацию в бизнесе с поездом: американские инвесторы обычно довольствуются тем, что покупают на этот поезд билет и — в рамках периодических совещаний — управляют движением. „В России же инвесторы просто покупают поезд. Для мечтателей, для инновационно настроенных людей это оборачивается очень плохо”, – говорит Богачев.

Россия на протяжении длительного времени зависела от экспорта природных ресурсов для поддержания экономики на плаву, так что теперь требуются отчаянные усилия по диверсификации. Но для этого требуется решить одну проблему — искоренить культуру предпринимательства, в которой отпечаталась государственная привычка к „сильной руке” и коррумпированности.

Москва пытается казаться дружественно настроенной к предпринимателям, и её усилия, пусть со скрипом, понемногу начинают окупаться. В прошедшие годы в „Сколково” вложили немалые средства такие гиганты, как Microsoft, Intel, Cisco и IBM. Были определённые опасения, что Путин не выкажет медведевской дальновидности и начнёт задвигать „Сколково” на второй план.

„Теоретически такие опасения имели смысл, но ничего не произошло”, – говорит Роман Карачинский, президент российско-американской компании News360, занимающейся мобильными приложениями.

Карачинский также отмечает, что в последнее время в России среди людей, сделавших состояние на природных ресурсах, стало модным вкладывать деньги в венчурные компании. И это тоже далеко не всегда хорошо.

“Они совершенно не волнуются о деньгах. Это своего рода игра. Очень немногие вообще уделяют ей должное внимание”, – говорит он. Хотя ситуация постепенно меняется к лучшему, темпы развития остаются слишком низкими. Карачинский также сравнивает Россию с другими быстрорастущими экономиками – Китаем, Индией, Бразилией и Чили – и опасается, что отечественный бизнес не поспевает за конкурентами.

“С деньгами никаких проблем нет, но всё делается очень глупо. Такой подход загубил множество компаний, которые подавали большие надежды”, – заключает Карачинский.

Г-н Богачев полагает, что не менее 80% частного финансирования технологических компаний имеет своим источником прибыли от нефти и газа. „Поэтому правительство и решило инвестировать в проект Сколково”.

Тем не менее, Виктор Воронков отмечает, что блог „Сколково” полон „слухов о коррупции и растратах с самого своего зарождения. Были и отставки, и аресты, а в апреле в штаб-квартиру нагрянула российская полиция для расследования дела о хищении 24 млн рублей”.

Г-жа Бруковская, которая сейчас находится в Сан-Франциско, отметила, что наиболее важной задачей для российских предпринимателей является слом стереотипов о России. Русские вовсе не проводят всё своё время с водкой и икрой и не все деньги в России связаны с коррумпированными олигархами советской эпохи. „Поэтому американцы представляют себе Россию дикой страной. Разумеется, есть люди с толстым кошельком, которые не имеют представления о бизнесе и венчурном капитале, но то же самое случается и в Америке”. Важность здесь представляет скорее скорость изменений. „Сколково” появилось в 2010 г и постепенно начинает играть важную роль в секторе стартапов.

„Нужно всегда помнить, что на протяжении 70 лет у России не было представления об экономике и бизнес-культуре. Постепенно ситуация меняется к лучшему”, – говорит Бруковская.

Она также полагает, что россияне в Америке имеют репутацию – возможно, достаточно заслуженную – слишком прямых, даже холодных людей. „Мы приходим просить о чём-то — и начинаем непосредственно с самого дела. Никогда не делаем комплиментов, никогда не тратим время на личное общение. Американцы так не работают” – говорит она.

Делегация из „Сколково” — по сути, своего рода пиар-кампания, направленная на то, чтобы развивающиеся в рамках инновационного фонда предпиятия были приняты на международной сцене. „Нам нужно оправдать нашу модель выбора проектов. Успех означает, что мы всё делаем верно – наши методы отбора соответствуют самым высоким международным стандартам”, – говорит Екатерина Гайка, заместитель директора по образованию и исследованиям сколковского IT-кластера.

Гайка подчёркивает, что и „Сколково” и российские технологические компании ещё только делают первые шаги, но правительство обещает предоставлять финансирование на нужды бизнес-инфраструктуры, как минимум, до 2020 года.

 

Перевод Александра Заворотнего – специально для «Бизнес-вектора»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.