Бюджетный апокалипсис

бюджет 3Экономисты Центра развития Высшей школы экономики пришли к выводу, что нынешняя бюджетная модель обречена – страна не перенесет нового снижения цен на нефть.

Бюджетные инвестиции в России лишь немного эффективнее наращивания социальных трансфертов. По мнению экспертов, сочинская Олимпиада, ставшая главным драйвером роста ВВП в прошлом году, была, в целом, не нужна в качестве экономического катализатора. Можно было просто раздать деньги малоимущим гражданам страны с тем же эффектом.

Что же дает экономике увеличение различных видов бюджетных расходов? По расчетам экспертов ЦР ВШЭ, рост расходов казны на зарплаты бюджетникам на 1% ВВП: ведет к росту импорта на 2,2-3,5%; подстегивает инфляцию, ведет к увеличению социальных трансфертов, включая пенсионное обеспечение, на 1% ВВП, ускоряет темпы роста экономики на 0,58 п.п. Прирост инвестиционных расходов бюджетов на 1% ВВП ведет: к дополнительному росту экономики на 0,81 п.п.; увеличит бегство капитала из страны из-за коррупционной составляющей. Довольно результативным оказывает увеличение закупок товаров и услуг. В этом случае рост расходов на госзакупки на 1% ВВП даст экономике дополнительные 0,7 п.п. прироста. При увеличении бюджетных расходов только за счет инвестиций темпы роста ВВП могут вырасти, как установили ученые из ЦР ВШЭ, но эффект от этого окажется очень непродолжительным.

И все же игра с бюджетными расходами – палка о двух концах. ИА «Финмаркет» приводит расчеты экспертов, согласно которым сохранение бюджетных расходов на уровне 2012 года – 20,6% ВВП (на самом деле, в ближайшие три года предполагается снизить долю госрасходов до 17,1% ВВП) даст прибавку экономическому росту в 2014 году в 1,5 п.п., но уже в 2015 – всего 0,5 п.п., а в 2016 – 0,7 п.п. ВВП. При этом будет расти дефицит бюджета, перестанут пополняться резервные фонды, снизится устойчивость бюджетной системы к внешним шокам. А вот снижение цен госзакупок, которые, по мнению экспертов, завышены как минимум на 30%, будет довольно эффективным. Если бы удалось добиться к 2016 году соответствующего снижения цен на приобретаемые государственными и муниципальными структурами товары и услуги, то при сохранении нынешнего уровня бюджетных расходов удалось бы прибавить к базовому росту ВВП 0,91 п.п. Заодно это позволило бы усилить конкуренцию и улучшить инвестиционную привлекательность.

В рамках исследования ЦР ВШЭ также было проведено стресс-тестирование. Оно показало, что федеральный бюджет довольно беспроблемно перенесет кратковременное снижение среднегодовой цены на нефть до $80 за баррель (в 2009 году среднегодовая цена на нефть была $61,1 за баррель). Объем ВВП снизится на 2,9%, из Резервного фонда придется использовать от 0,3 до 1,5 трлн руб., после чего в нем еще останется около 2 трлн руб. А вот падение среднегодовой цены на нефть до $80 за баррель на три года обойдется экономике значительно дороже. Уже на второй год рост ВВП возобновится, но на уровне 1,2-1,4% в год (падение первого года так и не будет компенсировано). Рубль обвалится до 38 за $1. Дефицит федерального бюджета составит порядка 2 трлн руб. в год. От Резервного фонда останется к 2016 году половина, если внешние заимствования будут делать в предполагаемых сейчас объемах. Если денег не удастся найти в нужном количестве и по приемлемой цене, то к концу трехлетки Резервного фонда не останется. Скорее всего, к этому времени будет исчерпан и Фонд национального благосостояния – деньги уйдут на покрытие дефицита пенсионной системы.

Третий вариант предполагает снижение среднегодовой цены на нефть до $60 за баррель. Такой сценарий авторы стресс-теста считают не очень вероятным. Но падение ВВП тогда достигнет 6,3% (в 2009 году ВВП снизилось на 7,8%), дефицит федерального бюджета превысит 3 трлн руб. Скорее всего за год будет потрачен почти весь Резервный фонд.

Андрей Чернявский из Центра развития ВШЭ считает, что бюджет очень неустойчив уже сегодня:«То, что мы начинаем расходовать свои резервы, может снизить бюджетную устойчивость. Тем более, что заявок на средства ФНБ уже поступило на триллион с лишним».

Елена Пенухина из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) считает, что бюджет перестает быть драйвером экономического роста и нужно искать новые его источники. Например, повышать эффективность механизмов привлечения частных инвестиций на каждый государственный рубль. Традиционно плюсом бюджетных инвестиций является тот факт, что помимо прямого вклада в рост ВВП есть еще и отложенный, долгоиграющий эффект. Если это инфраструктурный проект, то происходит снятие инфраструктурных ограничений на развитие целых территорий. Гендиректор Экономической экспертной группы Александр Андряков уверен, что, чтобы идти по инновационному пути развития надо увеличивать расходы на человеческий капитал: на здравоохранение, образование. А мы пока видим попытки стимулировать рост за счет сокращения этих расходов.

Полина Королева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.