Энергокомпании не должны усугублять стагнацию

электросети 9Стоимость энергоресурсов – единственный параметр, по которому Россия уверенно обогнала США.

Главный вопрос VI Международной конференции «Энергетика XXI: экономика, политика, экология», прошедшей в Санкт-Петербурге, формулировался так: «Как вывести экономику России из стагнации при снижении спроса и цен на углеводороды в мире?». Татьяна Митрова из Института энергетических исследований РАН, считает, что изменения на рынке углеводородов вызваны тем, что европейская политика сейчас направлена на снижение зависимости от России. Кроме того, выросло количество игроков на газовом рынке, еще одна причина – крайне запутанное регулирование и ценообразование в Европе.

«Газпром» уже пошел на достаточно большие уступки и пересмотр цен, но надо быть готовым к тому, что и в Азии цены будут снижаться. Эксперт уверена, что в ближайшие три года европейцы обречены на рост поставок из России, однако дальше стратегические цифры по росту поставок в Европу под большим вопросом. При этом американцы уже конкурируют с нами как экспортеры, а растущий рынок Азии уже во многом обеспечен контрактами на поставку. Эксперт полагает, что наши новые проекты могут быть прибыльными только при жестком менеджменте, дешевых собственных технологиях и изменении налогового законодательства.

Профессор Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина Андрей Коноплянник отмечает, что европейский рынок углеводородов в одночасье из рынка избыточного спроса превратился в рынок избыточного предложения, а потому нужно уменьшать издержки и улучшать инвестиционный климат. А вот технический директор международного консорциума «Северный поток / Nord Stream AG» Сергей Сердюков считает, что перспективы нашего газового экспорта хороши: норвежский газ кончится через двенадцать – четырнадцать лет, голландский тоже, США со своим СПГ и сланцевым газом вряд ли будут сильно доминировать на рынке. А «Газпром» будет поставлять природный газ миру как минимум еще шестьдесят лет. К тому же возобновляемые источники энергии (ВИЭ) в Европе никогда не заменят природный газ, поскольку дают дорогую энергию и не всегда на территории ЕС есть солнце и ветер.

Татьяна Митрова, один из авторов исследования «Влияние роста цен на газ и электроэнергию на развитие экономики России», полагает, что российские энергокомпании должны заморозить цены, например на пять лет, и такое решение в компетенции государства.

– Правительству придется выбрать приоритеты: благосостояние энергетических компаний – или всей промышленности, большой энергетический сектор – или растущая экономика. Население в данном случае – заложник ситуации, – отмечает она.

На данный момент правительство заморозило тарифы только на год, что для промышленности ничего не решает. Возможно, дальнейшее будет зависеть от победы в схватке энергетического и промышленного лобби. Татьяна Митрова полагает, что промышленное лобби, которого долго не было, сегодня еще не может продвигать необходимые для себя решения, но может тормозить неблагоприятные:

– Оно набирает силу, и у него отчаянное положение: например, наши алюминиевые заводы убыточны и закрываются, а с рынка алюминия нас выдавливает Катар, который построил огромные алюминиевые заводы с дармовым газом и, соответственно, электроэнергией и грохнул цены на мировом рынке.

Солидарен с коллегой Александр Старченко, председатель наблюдательного совета НП «Сообщество потребителей энергии», который констатировал, что стоимость энергоресурсов – единственный параметр, по которому мы уверенно обогнали США и достаточно близко приблизились к европейским странам. В результате этого российская экономика быстро уходит в зону падения промышленного производства.

Одна из причин завышенных цен на энергоресурсы – переинвестированость инфраструктуры:

– За последние десять лет годовые инвестиции в строительство новых электрических сетей выросли в двадцать шесть раз, а рост потребления составил 16 процентов. За те же десять лет средняя рентабельность по промышленности изменилась мало – 16 процентов, а рентабельность в секторе передачи электроэнергии выросла примерно втрое. В «Газпроме» и в производстве электроэнергии такая же картина.

Александр Старченко уверен, что, во-первых, цены на газ и электроэнергию должны быть пересмотрены. Во-вторых, цены на следующий период должны отставать от сложившейся в предыдущий период инфляции. И, наконец, тарифы должны устанавливаться на срок не менее пяти лет, а лучше – на больший.

На региональном уровне, по мнению ряда экспертов, ситуация патовая: государство с помощью тарифов перекладывает свою головную боль на промышленность и население, а загрузка подстанций ФСК составляет 24 процента и подстанций распределительных компаний – в районе 28 процентов.

Татьяна Митрова видит проблему и в качестве менеджмента:

– Мы имеем экономику в режиме ручного управления, вмешательство государства, например, в энергетическом секторе, становится решающим, но главное в другом, – сегодня у нас некачественное, неграмотное централизованное управление. Чем привлекает сланцевая история или история СПГ в Америке? Тем, что маленькие государственные инвестиции в течение длительного времени смогли дать толчок для роста маленьких частных инвестиций, то есть для развития инвестиционного процесса. Основная наша проблема – полное отсутствие аналогичного процесса.

Между тем уже весной будущего года правительству РФ должны быть представлены новая концепция энергетической стратегии до 2030-2035 годов и Направления развития до 2050 года.

Подготовлено по материалам сайта НП «Сообщество потребителей энергии»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.