Что будущий год готовит российской экономике?

мегаполис 4«Financial Times»: в настоящее время Россия просто неспособна производить больше продукции, даже если спрос вдруг значительно вырастет.

Когда Владимир Якунин желает поразить воображение иностранных гостей, их приводят в роскошную приёмную часть штаб-квартиры РЖД — мраморные залы, позолоченные украшения и тяжёлая мебель. Но теперь над главой российской государственной железнодорожной монополии грозно нависла перспектива затягивания поясов. Якунин крайне недоволен правительственным распоряжением госкомпаниям в следующем году заморозить цены на услуги, включая газ, электричество и ж/д транспорт. «Когда [наши финансисты] говорят, что необходимо ограничить рост тарифов для поддержания низкой инфляции и профицитного бюджета, мы считаем, что никаких доказательств этому в мире не существует. Это сугубо эмоциональное, политическое решение», – говорит он.

Якунин попал в штормовой фронт российского экономического спада. По оценкам правительства, экономический рост в 2013г составит всего 1,4% (для сравнения: в 2012г — 3,4%, а сравнивать с докризисными семью процентами в 2008г и вовсе как-то неловко). Главная причина подобного обвала заключается в инвестиционных тенденциях. По предварительным оценкам, рост капиталовложений в основные фонды в текущем году составит всего 0,2%.

Многие аналитики отмечают, что России пришла пора расплачиваться за собственную неспособность убедить частных инвесторов в том, что их права на собственность будут защищаться, а верховенство закона восторжествует. Кроме того, в настоящее время проблема усугубляется и самими государственными предприятиями.

«Ситуация с частными инвестициями не такая мрачная, как в госсекторе», – отмечает Александр Морозов, ведущий экономист российского филиала банка «HSBC». Пока крупные металлургические и добывающие компании сокращают инвестпрограммы, в торговле и строительстве рост продолжается.

Министерство экономического развития РФ подсчитало, что за первые 10 месяцев текущего года частные инвестиции выросли на 10%, а государственные, напротив, снизились на целых 20%.

Ключевым фактором, обусловившим подобную тенденцию, стали попытки госмонополий компенсировать замораживание тарифов. Хотя публично правительство рассуждает только о необходимости ограничить инфляцию и укрепить фискальную дисциплину, подобный шаг направлен ещё и на принуждение могущественных госпредприятий к реформированию. РЖД, «Роснефть», «Газпром» — все они слишком привыкли к хорошей жизни, — отмечают правительственные чиновники.

«В настоящее время очевидно нарастание антагонизма между правительством и естественными монополиями. Эти компании не хотят повышать эффективность, не хотят реструктурироваться, сокращают собственные инвестиционные программы. Сегодня мы уже можем видеть результаты, и ситуация едва ли изменится к лучшему ещё долгие месяцы», – отмечает высокопоставленный менеджер крупного госбанка.

Руководители многих государственных компаний, включая самого Якунина и Игоря Сечина, главу «Роснефти», – давние приятели Владимира Путина. То же самое верно в отношении Медведева, чья команда пытается как-то подтолкнуть монополистов к реформированию. Кто выиграет в этой схватке — ещё очень большой вопрос. Мантия арбитра, выступающего посредником между различными враждующими фракциями, уже немало помогла Путину в удержании власти.

РЖД, одна из крупнейших железнодорожных компаний мира — 85000 км дорог, 970000 сотрудников — сокращает инвестиционный бюджет на следующий год на 16,7% до отметки в 392 млрд рублей. Кроме того, крупнейший работодатель России также отправил в неоплачиваемый отпуск 27% своего персонала и предупреждает, что в следующем году эта цифра может вырасти ещё больше. Якунин подчёркивает, что его компания дала 1,7% общероссийского ВВП: «Если мы сокращаем тарифы, то уменьшаем и наш вклад в возможный рост».

Своё влияние оказывает и сокращение инвестиций в «Роснефти» — крупнейшей государственной нефтедобывающей компании мира. Ранее в этом  году монополия

отчиталась, что намеревается начать добычу газа на западносибирском Харампурском месторождении в 2017г. Формации, содержащие основную часть запасов данного месторождения, довольно дороги в разработке.

«Сейчас, когда правительство заморозило внутренние цены на газ, а министерствоэкономического развития утверждает, что цены должны быть на 30% ниже экспортного паритета, развитие сложных и дорогостоящих проектов вроде Харампурского, даже с учётом уже существующих налоговых послаблений на добычу минеральных ресурсов, скорее всего, станет экономически невыгодным и будет отложено на годы, если не десятки лет», – отмечает консультант, близко знакомый со спецификой работы «Роснефти».

Резкое сокращение инвестиционных программ энергетических монополий может поставить под удар российские попытки воплотить в жизнь проекты по разработке сложных и затратных месторождений, что необходимо для поддержания уровня нефтегазовой добычи в 15% от общемирового (хотя при этом всего с 7% капиталовложений в данном секторе).

Проблемы копятся не только в энергетике. Уже долгое время инвестиции в России составляют куда меньшую долю от ВВП, чем в других развивающихся экономиках. Подобная практика способствует износу инфраструктуры и устареванию промышленности. Аналитики отмечают, что в настоящее время российская экономика просто неспособна производить больше продукции, даже если спрос вдруг значительно вырастет.

И здесь, конечно, вновь могли бы прийти на помощь частные инвестиции. Но, хотя текущая статистика показывает, что ситуация с ними гораздо лучше, чем с государственными, с этой стороны тоже трудно ожидать чуда. Бизнес-климат далеко не лучшим образом влияет на желание компаний делать инвестиции внутри России.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.