Саратовский бизнес не спешит покидать налоговые гавани

офшор22Пока гиганты демонстративно уходят из офшоров, компании поменьше выжидают, в какую сторону развернется тренд.

«Дочкам», «внучкам» и Жучкам

В декабре прошлого года Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию заявил, что в прошлом году через офшоры или полуофшоры прошли российские товары стоимостью 111 млрд долларов — пятая часть российского экспорта. Кроме того, лидер государства пригрозил, что российские компании с иностранной юрисдикцией будут лишены государственной поддержки, включая кредиты от Внешэкономбанка, а также права претендовать на госконтракты. Сигнал прекрасно поняли те, кто, выигрывает госзаказ, имеет ту самую поддержку и берет кредиты под низкий процент с ситуативной пролонгацией: это «Металлоинвест» Алишера Усманова, МТС, «Русгидро», UC Rusal, акционеры «Камаза». Они заявили об отказе от офшорных структур или о переводе операций в Россию.

Оставшимся поклонникам «банановых» юрисдикций законодатели готовят ряд сюрпризов. Как писали «Ведомости», подводя итоги года, Минфин введет в Налоговый кодекс два новых понятия — налоговое резидентство российских юрлиц и контролируемые иностранные структуры. Первое направлено против фиктивных «материнских компаний», которые «прописаны» за рубежом только ради налоговых льгот, а все их органы управления находятся в России. «Налог в таком случае должен быть удержан не только при выплате им дохода из России, но и с глобальной прибыли», – пишут «Ведомости». Все это сделает офшоры слишком дорогим удовольствием для небольших компаний, так как придется создавать реальное присутствие в оффшорных структурах.

Другой законопроект Минфина – об иностранных контролируемых компаниях – ударит по офшорным «дочкам» и крупным холдингам. Проект заставит платить 20%-ный налог с прибыли, которая оседает в «дочках» в низконалоговых юрисдикциях. Непонятно одно: попадут ли под налог все дочерние компании или только офшорные или фиктивные? Есть отдельный подарок и для физлиц-бенефициаров. Минфин намерен заставить их платить с офшорных доходов российский НДФЛ. Для этого подходит законопроект об иностранных контролируемых компаниях и отдельная разработка – о бенефициарном собственнике, которая позволит не применять льготы по соглашениям при выплате дохода иностранной компании, если за ней скрывается российский акционер, уточняют «Ведомости». Известно, что по подсчетам Минфина, усилив борьбу с налоговыми схемами и теневым сектором, бюджет должен получить в 2014-2016 годах более 400 млрд руб.

Тем не менее, по открытой отчетности пока не видно, что представленные в Саратовской области компании поспешили избавиться от офшоров. Практически, с весны прошлого года в списках аффилированных лиц кардинальных перемен не произошло. ОАО «Знак хлеба» и ОАО «Саратовский хлебокомбинат им. Стружкина» по-прежнему аффилирована зарегистрированная в Белизе компания «Wenigen managment ltd» и некто Фросо Ефтимиу. Среди аффилированных лиц ОАО «Аткарский МЭЗ» (холдинг «Солнечные продукты) числятся, хотя и не владеют акциями, кипрские «Сентурлекс лтд», «Онеос холдинг лтд» и «Белларайн менеджмент лтд». Никуда не делись и киприоты Деметра Ставрину, София Федонос и Андреас Спиридес. Как и почти год назад, множество экзотических имен украшает список аффилированных лиц «Саратовнефтегаза» (входит в НК «Русснефть»). Тут и Британские Виргинские острова, и Каймановы, и Мавритания, и, конечно же, Кипр, – добрая часть оффшорной географии.

И даже ОАО «Волгомост», которого вроде бы, напрямую касаются слова президента Путина о том, что банановым юрисдикциям не светят гостендеры и госконтракты, все еще не покончило райскими островами. В конце 2012 года акции ОАО были распределены между четырьмя компаниями, зарегистрированными на Кипре. На начало 2013 года их осталось всего две, причем, куда делись акции записанные на два исчезнувших офшора, по открытой отчетности понять невозможно. Затем на короткий срок из списка исчезли и оставшиеся две кипрских компании, однако сегодня и Сормениа и Хрисантемум снова в наличии.

Не торопятся сжигать мосты

О чем это говорит? Глава юридической фирмы «Аргументъ» Андрей Ларин считает, что компании не торопятся сжигать мосты и правильно делают.

– Офшоры выгодны с точки зрения оптимизации налогов, кроме того, есть собственники, которые вовсе не стремятся раскрыть свой статус, например, чиновники-владельцы компаний, так как законодательство им запрещает многие вещи. Да, назревают серьезные проблемы для тех, зарегистрирован в низконалоговых юрисдикциях, но ведь судебная практика еще не сложилась и складываться она будет долго.

Андрей Ларин уверен, что иметь свою компанию в налоговой гавани выгодно, если доход, который вы не хотите афишировать, превышает 3 миллиона рублей в месяц, а еще он считает, что минимум треть доходов, полученных на территории Саратовской области, утекает через офшорные структуры.

С этим не вполне согласен другой наш эксперт – директор компании «Третий Росинвест» Игорь Одоевский:

– Не думаю, что роль офшоров утекании доходов, полученных на территории региона, столь велика. Скорее, применяется несколько схем, в их числе – офшорная. Будущее место  райских островов в российской экономике зависит от того, как налоговики будут задавать вопросы об офшорах – если с рвением и желанием, то их число существенно снизится, хотя Кипр, я думаю, совсем со сцены не уйдет. Он удобно расположен относительно Москвы, дела компаний здесь легко контролировать. А кроме того, есть такие схемы использования офшоров, где не докажешь умысел на оптимизацию чего-нибудь. Вы можете иметь английскую компанию, приличную белую фирму, с которой заключаете сделки а уж она затем имеет деловые отношения с подконтрольным вам офшором. И все доказать достаточно сложно, а потому я уверен, что провозглашенная деофшоризация просто выльется в водоворот судебных тяжб. Так что дальновидно поступают те, кто не спешит расстаться с киприотами и другими номинальными держателями акций.

Наталья Левенец

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.