Коррупция по-саратовски 200 лет назад: почему отца Дмитрия Менделеева уволили за честность

Химик Менделеев 3Знаменитый деятель науки и создатель таблицы химических элементов Дмитрий Менделеев никогда в Саратове не был, но именно этот город сыграл трагическую роль в судьбе его родителя и, возможно, повлиял на выбор вуза, в котором учился будущий химик.

Отец ученого, Иван Павлович Менделеев в 1823–1825 годах служил директором училищ Саратовской губернии. Это был один из просвещённых людей своего времени и талантливый педагог: в 1821 году Санкт-Петербургское Вольное общество любителей российской словесности избрало его своим членом-корреспондентом.

Менделеевы добирались до Саратова больше недели и прибыли туда в сентябре 1823 года. Хлопот было много: уже в октябре у них родился сын Иван. Семье из десяти человек в съемной квартире было тесновато. С супругами, кроме пяти дочерей и младенца жили еще тесть-инвалид и няня.

Но Иван Павлович не терял оптимизма и писал родственникам, «хоть жалованье одно, но есть другие выгоды: дел здесь более». Нужно было обустраивать кабинеты, ремонтировать здание, вести уроки по математике и словесности. Он часто ездил по губернии, готовил к открытию училища в Вольске и Царицыне.

MendeleevIPКак пишут в своем исследовании «Дело об увольнении И.П. Менделеева» (бюрократическая трагедия) Вячеслав Софронов и Евгений Бабаев, Ивану Менделееву пришлось разбираться в крайне запутанных финансовых делах гимназии. Вскоре он обнаружил, что одна из недостач связана вовсе не со злополучным Ченыкаевым, а… с его ревизором Лажечниковым.

«…заметил я, что бывший визитатор Саратовской Гимназии Директор Пензенских училищ Г. Лажечников продал в здешнюю в фундаментальную библиотеку некоторые книги ценою на 145 рублей 55-ть копеек, присланныя из Департамента Народного Просвещения именно для оной, но числившиеся по продажной, взяв деньги к себе…При дальнейшем рассмотрении дел открылось, что по библиотекам… не оказалось книг на 595 рублей 454 коп., — сообщал Менделеев в письме своему начальнику Магницкому.

Но всесильный попечитель округа почему-то встал на сторону Лажечникова, кстати, будущего писателя. В начале 1824 года присланный Магницким ревизор списал недостающую сумму на Ченыкаева. Лажечников получил повышение по службе, а Менделеев «заслужил» выговор и гамму обвинений — неуспеваемость учеников, неопрятность и нечистоту в гимназии, запущенный архив… Иван Павлович вынужден был оправдываться: «дети, выходящия из классов за естественными нуждами, по отдалению сего места, особливо в ненастное время, наносили на ногах грязь и песок».

Между тем, в годы директорства Менделеева в саратовской мужской гимназии «бедный пособиями физический кабинет обогатился приобретениями некоторых инструментов», «была составлена подробная опись книг фундаментальной библиотеки гимназии», уделено внимание преподаванию искусств, «приглашён для преподавания особый учитель танцевания». По свидетельству современников, Менделеев пользовался общей любовью местных жителей и помещиков.

Несмотря на просьбы директора о снисхождении к «неумышленным погрешностям», Магницкий приказал подчиненному подать прошение об отставке, что тот и сделал 22 октября 1825 года. Уволенному директору удалось договориться о переводе в Тобольск, но начальство никак не давало добро – возможно, было не до того в год восстания декабристов.

Без средств к существованию Мендлеевы застряли в Саратове аж до конца 1827 года. Главе семейства приходилось испытывать унижения. Новый директор карьерист Миллер требовал вернуть ему какие-то долги, жаловался, что Менделеев не сдает гимназический архив. Дело кончилось тем, что Миллер написал на Менделеева донос, обвинив в грубости (якобы тот «диким голосом» выставил его вон) и пьянстве. Менделеев попросил защиты у саратовского губернатора Алексея Панчулидзева.

Немало крови попортил Ивану Павловичу присланный в Саратов Казанским университетом проверяющий Эрдман, который требовал разъяснений по каждой букве взаимных доносов. В итоге симпатии Эрдмана оказались на стороне Миллера.

МагницкийАвторы «Дела об увольнении» считают, что у лишенного высоких покровителей сына сельского священника Менделеева просто не было шансов стать примерным администратором в управленческой системе той эпохи. Ему это было не по силам из-за мягкости характера, природной доброты и перегруженности служебными делами.
Два года семья Менделеевых терпела вынужденную ссылку и не могла покинуть Саратов до окончания проверки. Трагедия усугубилась тем, что в 1826 году в Саратове умерла старшая 14-летняя дочь Мария, скончалась любимая няня. Семья вернулась в Сибирь лишь к февралю 1828 года.

В письмах к родственникам Менделеевы называли саратовский период «временем несчастий наших», в котором они видели «горестей больше чем радостей». Возможно, именно поэтому в 1849 году, уже после смерти Ивана Павловича, его жена повезла младшего сына Дмитрия для продолжения учебы в Москву, а не в Казань. Еще слишком свежи были в памяти саратовские события.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.