Маленькие странности ЗАО «Астория»

абрамоваНашумевший процесс по обвинению Ларисы Абрамовой в крупном  хищении (ст.160 УК РФ) продолжится во Фрунзенском суде  уже в понедельник.

С конца апреля в суде под председательством Владимира Бережнова на вопросы судебного следствия отвечают свидетели обвинения. Истории, которые звучат в зале заседаний, временами очень красноречивы. Некто Савоськин, бывший учредитель ООО «Союз», которое якобы продавало ЗАО «Астория» всякую всячину, но получало за это реальные деньги, рассказал, что отношения с гостиничным холдингом  заключались для обналичивания денежных средств. «Раза два – три», — рассказал Савоськин, говоря о количестве фактов «обналички», и уточнил, что холдинг никакие матценности, фигурирующие в договорах, не получал. Судя по словам свидетеля, ценности реализовывались на его точках на Сенном рынке. Вместе с тем Савоськин, отвечая на вопрос адвоката Ларисы Абрамовой Елены Сергун о том, что у его компании существует реальный долг в связи с непоставкой товара по договорам, ответил, что ничего ЗАО не должен: «Я уже все отдал».

Выступавшая на суде экс-директор гостиницы «Саратов» Лариса Иванчук сообщила, что при передаче дел от нее другому руководителю вскрылась недостача в 1 млн. 700 тысяч рублей. Но судебных исков бывшему директору никто не предъявил.

Тут вспоминается, что предшественница г-жи Абрамовой, Ирина Семенюк, судя по искам от ЗАО «Астория», вообще умудрилась нанести предприятию ущерб на десятки миллионов рублей, в том числе, практически продать самой себе ресторан все в той же гостинице «Саратов». Совершенно непонятно, куда смотрели акционеры? Как сочетаются эти факты с теми словами, которые инициатор иска к Ларисе Абрамовой, Александр Бурдавицин, говорил в узком кругу? А говорил он, если верить некоторым источникам, о том, что рассматривает ЗАО как приданое своей дочери и ради борьбы за него даже оставил крупный пост в ОАО «Газпром» в Москве.

Выступление в суде самого г-на Бурдавицина тоже дает повод сильно задуматься. Когда этот шумный процесс еще не начался, больше всего вызывал удивление сам факт приема Ларисы Абрамовой на должность, дающую доступ к материальным ценностям. Никто такой наивности от бывшего высокопоставленного офицера ФСБ не ожидал. Сам обманутый акционер в частных беседах говорил, что кадровое решение принимала его супруга Элла, человек, далекий от дел практических. В суде, однако, выяснилось, что Бурдавицин раньше дружил с Абрамовой, был в курсе ее назначения, поверив ее обещаниям навести порядок и дисциплину.

В свете этой дружбы очень многозначительно выглядят чуть ли не супружеские подробности данной  уголовной истории. В списках похищенного и якобы проданного в ЗАО фигурируют то фужеры, то вазочка для фруктов из личного имущества труженика компетентных органов. Потом появляется вывезенная из его квартиры мебель, а доступ к квартире доверчивый чекист опять же обеспечил женщине сложной судьбы.

Согласно материалам дела, мебель Абрамова потом продала, но, как прозвучало в зале суда, видимо, поняв серьезность ситуации, однажды принесла Бурдавицину конверт с деньгами.

«Теперь я тебе ничего за мебель не должна», — вспомнил тот эпизод свидетель, пояснив, что в конверте было около 250 тыс. рублей. Однако, хотя Абрамова и расплатилась за мебель, история с нею вошла в текст обвинения. Отвечая на вопрос Абрамовой, Александр Бурдавицин сказал, что написал заявление, чтобы «зло было наказано». Если слова эти соответствуют истине, то перед нами просто сплав идеализма, доверчивости и практической беспомощности. Прямо князь Мышкин какой-то, а не генерал ФСБ!

Судя по темпу процесса, до свидетелей защиты мы доберемся еще не скоро. Надо думать, линия Елены Сергун, защищающей Ларису Абрамову, будет строиться на утверждении, что основной акционер был, как минимум, осведомлен о странной хозяйственной жизни гостиничного холдинга. Или даже имел в этом некий интерес?

Полина Королева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.