Пугающая сланцевая революция

source«The Economist«: Призрак бродит по России, призрак сланцевого газа. Он просачивается в кулуары власти, нервируя российских политиков и их друзей-бизнесменов.

Энергетические компании составляют половину общей стоимости компаний на российских биржах, а один-единственный Газпром даёт 10% государственного экспорта.

Российская политика также строится на нефти и газе: недаром Путин является фактическим главой ‘Росэнергии’. Сланцевая революция, начавшаяся в Соединённых Штатах и распространяющаяся по всему миру, потрясла российский государственный капитализм до самого основания, считает издание «The Economist».

Все силы путинской России соединились в благочестивом союзе для изгнания этого призрака: президент и премьер-министр, олигархи и бюрократы, экологи и многие иные. Путин объявил, что сланцевый газ стоит слишком дорого и портит окружающую среду. Алексей Миллер, глава Газпрома, описал революцию как «миф» и «пузырь, который вскоре лопнет». „Мы критически относимся к сланцевому газу. Никакой угрозы себе мы в нём не видим”, — сообщил Миллер.

Но недавно Кремль был вынужден признать перемены, и Путин теперь допускает, что сланцевая революция всё же реальна. Он заявил, что следит за ситуацией и призвал российские энергокомпании ‘ответить на сланцевый вызов’.

Такая же двойственность была отчётливо заметна в ходе Петербургского международного экономического форума, прошедшего 20-22 июня. Форум традиционно обрисовал имидж России как страны, которая восстала из пепла и присоединилась к мировому бизнес-обществу. Почти 3700 бизнесменов и официальных лиц встретились, чтобы обсудить вещи, которые такие люди обсуждают при каждой без исключения встрече: борьбу с коррупцией, стимуляцию экономического роста, облегчение торговли.

Публично сланцевую революцию на форуме не обсуждали, но вновь, подобно призраку, она витала на банкетах и в конференц-залах. Она была предметом дискуссии за закрытыми дверями, которую проводил Дэниел Ергин, американский консультант по энергетике, и в которой приняла участие добрая дюжина руководителей крупнейших энергетических компаний мира. Андрей Новак, российский министр энергетики, сообщил, что грядут налоговые реформы, призванные облегчить добычу „нетрадиционных” нефти и газа.

Кроме того, сланцевая революция нарушила хрупкий баланс между российским энергетическим медведем и его европейскими потребителями. В прошлом Россия использовала своё положение для давления на клиентов: в 2006 и 2009 гг она прекращала поставки газа на Украину. Но преображение Америки в крупнейшего производителя природного газа и потенциального экспортёра неуклонно снижает цену на газ на мировых рынках. Поставки ближневосточного сжиженного газа, в которых перестали нуждаться США, теперь перенаправляются в Европу. На этой неделе был выбран консорциум по транспортировке азербайджанского газа в Западную Европу, что ещё более ослабит зависимость ЕС от российских поставок. Европейцы уже вошли во вкус нового положения: так, Болгария недавно добилась скидки в 20% в рамках десятилетнего контракта с Россией. Прочие страны также намерены повысить свою независимость – Польша и Украина собираются начать разработку собственных запасов сланцевого газа по стратегическим и экономическим причинам.

«Газпром» превратился в колосса на глиняных ногах, а сланцевый газ стал главным катализатором этого процесса. В 2008 г российский энергогигант мог похвастаться рыночной стоимостью в 367 млрд $, а г-н Миллер мечтал, что Газпром станет первой компанией в мире со стоимостью в триллион долларов. Теперь же его стоимость упала всего до 78 млрд $, а текущая бизнес-модель – накачивание Кремля деньгами в обмен на защиту от конкуренции – выглядит разорительной.

Более уязвимые компании, вроде норвежского „Статойла”, приспособились к изменениям, предлагая покупателям „спотовые” цены вместо привязанных с ценам на нефть. Еврокомиссия заставляет «Газпром» продать свои трубопроводы и заплатить антимонопольный штраф в размере 14 млрд $, а внутрироссийские конкуренты вроде Новатека задаются вопросом, почему компания, которая „проспала” такие драматические изменения, должна иметь монополию на экспорт газа.

Курс акций „Новатека” с 2008 г вырос на 60%, а акции „Газпрома” упали на три четверти. У «Новатека» вообще довольно амбициозные планы, включая сотрудничество с французской „Total” по строительству завода по сжижению газа в северо-западной Сибири, что позволит поставлять газ в страны Европы и Азии.

Некоторые аналитики полагают, что Россия вполне способна пережить эти энергетические катаклизмы. У неё есть крупные потенциальные запасы сланцевого газа и нефти, что отмечает и сам Путин, когда пребывает в соответствующем настроении. Россия может выбирать между западными и восточными рынками, вроде китайского. Возможно, как и многие литературные призраки, этот желает принести своевременное предупреждение: если инвестировать свои доходы в толстые монополии, а не поощрение инноваций, дела могут кончиться плохо. Многим стоит бросить усилия по изгнанию этого призрака и прислушаться к его словам: что хорошо для „Газпрома”, не обязательно хорошо и для России.

Перевод Александра Заворотнего – специально для “Бизнес-вектора”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.