Апелляционная инстанция областного арбитражного суда считает, что саратовский завод РМК не должен останавливаться

rmk25 марта судья 12 ААС Елена Пузина рассмотрела апелляционную жалобу УФНС. Налоговый орган настаивает на необходимости остановки предприятия.

Спор о том, что лучше: остановить производство, все продать и вернуть в бюджет как можно больше долгов банкрота, или же работать на перспективу победы над кризисом и полного погашения долгов – без преувеличения вечен, потому что отражает две разные стратегии, каждая из которых имеет смысл в сугубо конкретной ситуации.

И линия налоговиков, упорно добивающихся остановки производства на саратовском заводе резервуарных металлоконструкций, имеет право на жизнь – в рамках ведомственных инструкций и сугубо фискальных подходов. Но не один только налоговый орган входит в число кредиторов саратовского завода РМК, который, к несчастью своему, накопил долгов на сумму более 1,2 млрд рублей.

Как уже констатировал в начале февраля арбитражный суд первой инстанции, подавляющая масса компаний, которым должен этот гигант индустрии, как раз настаивает на том, чтобы предприятие работало. Еще в июне 2018-го на собрании кредиторов за прекращение хозяйственной деятельности АО «АП Саратовский завод РМК» было отдано всего 8,5% от общего числа голосов присутствовавших кредиторов. Зато против остановки завода было отдано 43,5% голосов. Курс на полноценную работу предприятия кредиторы подтвердили и на собрании в сентябре 2018-го.

В отличие от ИФНС, держатели заложенных за кредиты производственных фондов завода не считают, что эксплуатация мощностей приводит к снижению их стоимости. Именно этой точки зрения придерживаются такие крупные владельцы залогов, как ПАО «Сбербанк России», АО «ЮниКредитБанк», АО АКБ «ВЕК».

Не выдерживает столкновения с реальностью и довод налоговой службы об убыточности работы предприятия. Еще в начале февраля арбитражный суд первой инстанции, досконально изучив финансовые документы, пришел к выводу, что завод РМК, несмотря на конкурсное производство, имеет солидные обороты, выработку в сотни тонн металлоконструкций, и деятельность его была бы даже прибыльной, если бы контрагенты добросовестно относились к оплате его услуг.

Таким образом, деятельность завода объективно прибыльна, и обвинять предприятие в том, что оно нарабатывает убытки, несправедливо. Помимо того, что работа завода не останавливается, обеспечивая экономику продукцией, здесь не только платится зарплата (более 65 млн рублей за период с декабря 2016 по август 2018-го), но и гасятся платежи по налогам и социальным фондам. Так за тот же период завод, несмотря на очень сложное положение, выплатил НДФЛ и взносы в пенсионный фонд на сумму почти 40 млн рублей.

Также суд указал, что по итогам проведения анализа финансового состояния должника и анализа рынка, на котором осуществляется его деятельность, имеются основания полагать, что реализация имущества должника как производственного комплекса, то есть действующего предприятия, позволит выручить значительно большее количество денежных средств, чем реализация принадлежащей должнику недвижимости и оборудования отдельными лотами.

Так что требование налоговиков, желавших наказания для бывшего конкурсного управляющего за то, что не остановил предприятие сразу после введения конкурсного производства, суд отклонил вполне обоснованно. Сегодня позицию первой инстанции подтвердила и апелляция.

И это, опять-таки, пример взвешенного подхода. Такую точку зрения разделяет такой известный руководитель крупного производства, как гендиректор Саратовского электроприборостроительного завода им. Серго Орджоникидзе, Дмитрий Ханенко:

— Налоговая инспекция действует в рамках своего законодательства и должна соблюдать свои интересы, с этим не поспоришь. Но если у нас каждый будет соблюдать только свой интерес, то на месте предприятия будет просто еще одно пепелище. Если каждый будет защищать только свое – профсоюз – работников, ИФНС налоги, акционеры свой капитал, кредиторы застрявшие долги, а прокуратура только осуществлять общий надзор – то от завода РМК очень скоро ничего не останется.

Глава СЭЗ отметил, что в случае с предприятием важна работа на общий результат. 

— Логика в том, чтобы все остановить, порезать, продать и хоть что-то вернуть в бюджет, безусловно, имеется, но эта логика ущербная. Саратовский завод РМК, который не первый год сражается за свою жизнь, за свое будущее, должна вывести на новые рубежи дорожная карта, которую вместе должны составить собственники, инвесторы и областная власть, — уверен Ханенко.

За сохранение предприятия выступает и руководство Саратовской области. Как пояснил первый заместитель председателя облправительства Вадим Ойкин, в рамках работы межведомственной комиссии по рассмотрению кризисных ситуаций на предприятиях ведется постоянный мониторинг положения дел на РМК.

— Все действия, принимаемые по предприятию, должны находиться в правовом поле и учитывать интересы его работников, потенциальных инвесторов, а также влияние на социально-экономическую ситуацию в регионе. Сейчас на заводе трудятся свыше 260 человек, ведётся производственная и операционная деятельность, вовремя выплачивается текущая заработная плата. Предприятие имеет заказы и производственный план развития. Здесь важно не навредить, а позволить заводу с помощью продуманных действий выйти из кризиса, обеспечить эффективную производственную деятельность, — подчеркивает зампред областного правительства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.