Банк реформатора саратовской энергосистемы Владимира Аветисяна попал под уголовное дело

AvetisjanБизнесмен  Владимир Аветисян, при поддержке Анатолия Чубайса ставший главой «Самароэнерго», в 2001 году с одобрения РАО ЕЭС России создал СМУЭК — Средневолжскую межрегиональную управляющую энергетическую компанию.

Под начало СМУЭК попали энергосистемы Самарской, Ульяновской, Саратовской областей и Республики Калмыкия. Основной миссией СМУЭК стало восстановление платежной дисциплины в регионах.

Близость к Чубайсу позволила СМУЭК в нулевых отщипывать самые аппетитные кусочки от энергопирога страны. Неплохо себя чувствовали и чисто самарские деловые проекты Аветисяна. Увы, их дальнейшая судьба сложилась незавидно. В 2017 году, дабы покрыть долги, начал распродавать активы консолидированный им холдинг «Волгопромгаз», в июле 2018-го была отозвана лицензия у подконтрольного Газбанка. Акционеры срочно влили в капитал миллиард рублей, но даже это не помогло снять претензии регулятора.

Как выяснилось, за 2017–2018 годы регулятор 11 раз применял в отношении компании меры надзорного воздействия, в том числе дважды вводил ограничения на привлечение вкладов населения. Кредитное учреждение скрывало свое реальное финансовое положение и не исполняло требования об адекватной оценке принимаемых рисков.

На тот момент Аветисян передал свой пакет акций в банке (14,41%), — двум кипрским офшорам, а незадолго до отзыва лицензии подал иски в один из райсудов Самары о расторжении договоров купли-продажи акций в связи с существенным нарушением покупателями условий договоров. Затем, когда отзыв лицензии все же произошел истец отозвал заявления.

На борьбу против приказа ЦБ РФ об отзыве лицензии поднялся новый акционер «Газбанка» в лице компании Gvr finance ag (Швейцария). У этой компании, которой принадлежит 8% акций банка, любопытный владелец – Давид Гаон, сын Нессима Гаона, много лет судившегося с Россией по делу фирмы NOGA. Через 15 лет европейские суды вынесли отказное на претензии Нессима Гаона. Для того чтобы отказать его сыну, Арбитражный суд Москвы управился гораздо быстрее и уже 11 февраля 2019 года решение по иску Gvr finance ag  к Банку России было принято.

Как пишет самарское издание «Хронограф», незадолго до прекращения деятельности «Газбанка» Давид Гаон собирался инвестировать в него в целях «получения устойчивой прибыли от банковских операций и роста капитала».

В пояснениях к годовой бухгалтерской отчетности кредитного учреждения за 2017 год сообщается, что 8 июня 2018 года «Газбанк» заключил соглашение об уступке прав требования (цессии) со своими новыми акционерами, владеющими в совокупности 50,64% в капитале банка. Предположительно, они действовали в интересах Гаона. По условиям данного соглашения, акционеры должны были выкупить права требования по ряду активов у банка на общую сумму 4,6 млрд рублей в срок до 31 декабря 2018 года. Если бы эти деньги поступили в банк, они бы улучшили его баланс, но не настолько, чтобы полностью закрыть дыру в 7 млрд рублей.

Возможно, акционеры планировали передать эти деньги в банк в обмен на токсичные активы, образовавшиеся при старых владельцах банка, объединенных вокруг основателя холдинга «Волгопромгаз» Владимира Аветисяна. 

Зато можно сделать некоторые выводы: 11 февраля швейцарец Gvr finance ag проиграл свой иск в московском арбитраже и вскоре после этого стало известно, что в Самарской области возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц из руководства Газбанка, которые подозреваются в злоупотреблении полномочиями (ч.1 ст.201 УК РФ).

В следственных органах считают, что в результате их незаконной деятельности активы банка были снижены на сумму не менее 7 млрд рублей. Возможно, совсем скоро зазвучат имена конкретных подозреваемых. А пока можно сказать, что финансовые дела в банке велись в духе незабвенных времен чубайсовской вольницы.

Временная администрация банка еще в сентябре 2018-го направила в МВД России заявления по факту хищения имущества банка под видом выдачи кредитов физическим и юридическим лицам. Пятеро граждан получили от банка кредиты без фактического обеспечения залогами, также были выявлены технические кредиты в адрес ряда юридических лиц.

Также выяснилось, что высоколиквидные активы банка менялись на активы низкого качества посредством заключения с отдельными заемщиками из числа юрлиц соглашений об отступном, с принятием от них на баланс банка имущества, реальная стоимость которого несоразмерна с величиной фактических долговых обязательств. Тем самым гасилась крупная задолженность этих заемщиков. Ранее в Банке России сообщали, что в ходе инвентаризации имущества Газбанка была обнаружена недостача на общую сумму более 352 млн рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.