Банкротство саратовского ООО «Рэнсом» может изменить расклад собственников в АО «КБПА». Ростех оставят с носом?

Бывший директор АО «КБПА» Владимир Чернышкин должен большую сумму скандально известному пензенскому коммерсанту Олегу Фомину. Одна из самых популярных версий, что долг будет погашен акциями саратовского оборонного предприятия.

Разбудил лихо

Акций АО «КБПА» в собственности бывшего директора и его супруги немало: одних только голосующих, по данным СМИ, — 47,42% , а есть еще и привилегированные.

Саратовская компания, чья продукция крайне важна для отечественного вертолетостроения, находится в ведении концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ, входит в Ростех). Но вот с контролем государства на оборонном предприятии в бытность его ОАО не все было гладко: за КРЭТом было только 50,15% голосующих акций, остальное на собраниях акционеров добиралось за счет пакетов мелких, но лояльных владельцев — компаний с госучастием.

Однажды Чернышкин решил качнуть весы, решением собрания акционеров привилегированные акции ОАО (неголосующие) были превращены в обыкновенные, имеющие право голосовать. В итоге доля КРЭТ и госкомпаний сократилась до 37,68%. Произошло это в апреле 2013 года, пропорционально долям был перетасован и совет директоров. В нем появился предводитель «Лиги» Олег Фомин, возможно, и подбивавший Чернышкина на дерзости против Ростеха.

Все эти «шалости» дорого обошлись директору. КРЭТ навел порядок железной рукой: в арбитраже начались изнурительные суды, где фокусы с превращением акций объявили незаконными, а правоохранители вдруг резко обогатились материалами о всевозможных финансовых нарушениях в «КБПА».

Уже в июле 2013 года по иску МВД Саратовской области Кировский райсуд Саратова наложил арест на пакет акций Владимира и Галины Чернышкиных, а через некоторое время в том же суде начался шумный процесс. Суд установил, что руководители предприятия в 2009-2013 годах вывели на счета подставных контор почти 240 млн руб под видом липовых контрактов на сборку и монтаж изделий.

Несмотря на доказанные факты хищения имущества ОАО «КБПА» путем обмана и злоупотребления доверием, да еще и организованной группой в особо крупном размере, первоначально суд дал экс-гендиректору Чернышкину, его дочери, которая трудилась на заводе замдиректора, и главному инженеру предприятия условные сроки плюс взыскал нанесенный ущерб в сумме более 239 млн рублей.

Этот вердикт был обжалован гособвинением, и в июле 2017 года судья Павел Пименов вынес куда более жесткий приговор, конкретно Чернышкин получил реальный срок лишения свободы в 4,5 года. Кроме того, тройка по прежнему должна была возместить предприятию выведенные средства.

Не пустили в банкротство

В том же году глава семейства сделал шаг, который возмутил многих: подал иск в арбитраж на самобанкротство. В этом бывшему директору было отказано, решение вступило в силу только в конце 2019 года, пройдя по всем этажам системы.

Как видно из материалов дела, бывший топ-менеджер признал за собой долг в 120 миллионов рублей перед Олегом Фоминым, этот долг подтвержден вступившим в 2015 году в законную силу решением Тракторозаводского районного суда Волгограда.

Должен он оказался и за дом в Балаковском районе – целых 70,5 млн рублей, а также и АО «КБПА» — 239 миллионов, а еще некоему ООО «Рэнсом» — 50 миллионов. Что интересно, имущество кандидата в банкроты оценивала компания «Профи», которая в свое время оценивала знаменитый участок на Набережной Саратова, из-за которого пензенские судятся с кучей федеральных и местных чиновников.

Несмотря на долги в полмиллиарда, суд решил, что у Чернышкина достаточно имущества, чтобы расплатиться с кредиторами. Вполне может быть, что это, скажем так, политическое решение, ибо в СМИ не раз писали, что желание уйти в банкроты продиктовано не только намерением обнулить свои долги, но и стремлением снять арест с имущества и передать акции Олегу Фомину в счет расплаты.

Отметим, что 31 декабря 2013 года Фомин подал иски во Фрунзенский суд к Чернышкину и его жене о взыскании крупных сумм:120 миллионов с мужа и 100 миллионов с жены. Однако в феврале 2014 суд оставил заявления без рассмотрения из-за неоднократной неявки истца.

А сам бывший директор КБПА не раз потом писал в этот суд, то протестуя против взыскания исполнительского сбора, то оспаривая рыночную оценку своего пакета, которую сделали эксперты из областной ТПП.

Как констатировал арбитраж, на конец 2019 года из суммы в 239 миллионов с троих осужденных солидарно удалось взыскать в пользу КБПА даже менее 4 млн рублей. И это при том, что, как указала кассация по делу о личном банкротстве Чернышкина, за годы ареста акций супруги получили дивидендов на сумму более 75 миллионов рублей.

Возможно, государство в лице КРЭТ считает, что не выплаченный бывшим топ-менежментом долг перед АО – гарантия неприкосновенности пакета, и пока акции под арестом, то и бояться нечего.

Но жизнь не стоит на месте. Оказывается, в арбитраже уже рассматривается иск о банкротстве ООО «Рэнсом», и это до того удивительная контора, что ожидать можно любых поворотов.

В деревне Гуселка, в доме без номера…

ООО «Рэнсом», чей основной профиль — деятельность в области права, было создано в 2014 году. Имя учредителя компании ничего не скажет публике, но узких кругах контора, прописанная в поселке Гуселка в доме без номера, хорошо известна. Едва родившись, «Рэнсом» принял на себя множество единиц недвижимости, выиграв их на торгах имуществом банкрота ОАО «СМУ №36». Правда, банк-кредитор потребовал затем расторжения сделок как недействительных и злонамеренных.

В 2016 году компания в качестве кредитора принимала участие в банкротстве ЗАО «Логопарк Татищево» — инвестпроекте первых лет губернаторства Павла Ипатова, который закончился пшиком.

Более ярко «Рэнсом» выступил в другой процедуре – банкротстве компании АО «Техно Экспресс», которая в 2015 году спешно покинула столицу и перерегистрировалась в городе Аткарске. Причиной бегства стала проверка Фондсервисбанка, которую начало МВД РФ едва стало известно, что в банке пропало 800 миллионов долларов корпорации «Роснано».

Едва прописавшись в Аткарске, компания, торгующая станками и различными машинами вплоть до летательных аппаратов, ремонтирующая электронику и т.п., устремилась в банкротство. В этом ей помог кредитор, подав иск в саратовский арбитраж в сумме 8,6 миллионов. Лишь ненамного отстал Фондсервисбанк с иском на миллиард с лишним рублей, в дело захотела вступить и такая солидная организация, как «Уралвагонзавод» с требованием в сумме более 30 миллионов.

Почти год крупняк не мог войти в банкротство, заседания все откладывались. А когда вошел, то выяснилось, что временный управляющий Дмитрий Антонов (НП СРО АУ «Дело») творчески использовал возникшую паузу, толкнув с торгов дебиторку «Техно Экспресса».

Покупателем долгов на более чем 300 миллионов оказался тот самый «Рэнсом», причем раскошелиться ему пришлось всего-то на 900 тысяч рублей.

Правда, с рук эти вольности Антонову не сошли, в итоге и договор цессии с «Рэнсомом», и сами торги были отменены судом. А в 2020 году игры фирмы из Гуселки с чужими долгами привели к тому, что арбитраж принял решение взыскать с этой фирмы в пользу АО «Техно Экспресс» 104 миллиона рублей.

Но гусельская контора совсем не испугалась, потому что еще в апреле 2019-го решила ликвидироваться. А в 2020 году к «Рэнсому» предъявил требования на 11 миллионов рублей некто Владислав Еремин. Заодно взыскатель попросил суд обанкротить должника, причем вести процедуру должен специалист из прекрасно всем известной «Лиги»

История возникновения долга на 11 миллионов тоже показательна: если верить договорам, в 2015 году АО «Техно Экспресс» заказало компании ООО «Завод Ударник» строительно-монтажные работы, но не расплатилось с исполнителем. Зачем едва сбежавшему из столицы «Техно-Экспрессу» понадобилось сразу же закатывать стройку на 20 миллионов – непонятно. А уж если знать, что в реале завод «Ударник» — это зарегистрированная на квартире фирма с одним человеком в штате, сомнений становится еще больше.

В конечном итоге, «Ударник» уступает право требования Владиславу Еремину, который является директором, основателем, да еще и ликвидатором этого в высшей степени странного «завода». А вот обязанность заплатить заводу 11 миллионов «Техно-Экспресс» уступает «Рэнсому».

Майонезный след

В итоге гусельская контора, хорошо поработавшая вывеской и печатью на строительстве всевозможных схем, быстрыми шагами идет к ликвидации через банкротство. Оно даст ей законный способ обнулить массу долгов, причем у руля важнейших процессов стоят не абы кто, а конкурсные управляющие предприятий-членов великого холдинга «Солнечные продукты».

Например, ликвидирует гусельское заведение конкурсный управляющий «Армавирского МЖК» и ООО «Э.Х.» Сергей Мучаев, а уже известный нам Владислав Еремин банкротит АО «Солнечные продукты-Масло».

Эти почести неслучайны, ведь гусельский бомбардир не раз играл в судебных поединках на защите интересов «Солпро». Может быть, на «Рэнсоме» даже найдется пара-тройка странных финансовых проводок, которые то и дело всплывают в судах по активам масложирового холдинга.

Банкротство поможет  фирме еще и без особых церемоний решить судьбу дебиторской задолженности. А здесь как раз и фигурирует Владимир Чернышкин с его 50 миллионами. Этот долг попал в руки гусельцев излюбленным путем – по переуступке,  и вполне может уйти с торгов за сущие пустяки да в правильные руки.

Для того же Олега Фомина это может звучать очень воодушевляюще. Чернышкин с супругой уже должны ему 220 миллионов, а будут, допустим, должны 270, и это больше, чем долги экс-директора перед АО «КБПА». В начале 2022 года бывший топ-менеджер должен выйти из мест не столь отдаленных, но экс-предводитель «Лиги» может подать иск о банкротстве Чернышкина и не дожидаясь этого.

Вряд ли на этот раз суду удастся уклониться от признания финансовой несостоятельности бывшего топ-менеджера «КБПА». А после этого наступит развязка: самый вкусный и большой кусок имущества банкрота – акции «стратега» — любым способом заполучит самый ловкий и крупный кредитор.

Cправка «БВ». АО «Конструкторское бюро промышленно автоматики» — разработчик и производитель систем и элементов систем автоматического управления, пилотажных и пилотажно-навигационных комплексов, навигационных вычислителей для вертолетов и самолетов. Выручка предприятия за 2018 год составила 1,4 млрд рублей, более поздние данные не опубликованы.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.