«Барсук», который мог бы стать «леопардом»: если оживятся аграрии, саратовская экономика сможет восстановиться за два года

Аналитики компании «Национальные кредитные рейтинги» считают, что на полное восстановление российской экономике потребуется примерно 3 года.

Но выходить на докризисные объёмы выручки отрасли будут с разными скоростями: от года до пяти лет и более.

Пять зверей

В зависимости от динамики выручки авторы исследования разделили основные отрасли российской экономики, дающие более 55% ВВП, на 5 категорий: «улитки», «зубры», «барсуки», «лошади» и «леопарды».

«Улитки» будут идти к докризисному уровню дольше всех — более 5 лет. Тормозить восстановление будут устаревшие технологии, а также спад инвестиционной активности во время кризиса. К таким инерционным отраслям аналитики отнесли машиностроение, добычу угля, воздушные перевозки, строительство коммерческой недвижимости. Вместе они формируют порядка 5% ВВП.

«Зубрам» потребуется от 3 до 5 лет, чтобы дойти до показателей 2019 года. Сюда относятся традиционные наполнители бюджета — нефть и природный газ, а также производство минеральных удобрений, чёрная металлургия, строительство жилья, непродовольственная розница, сухопутный и трубопроводный транспорт. Вклад «зубров» в ВВП – 22%, а спад в этих высокодоходных отраслях вызван падением доходов населения, снижением спроса на мировых рынках на главные российские товары, ценовыми колебаниями в стоимости барреля.

«Барсуки» — это электроэнергетика, инфраструктурное строительство, производство стройматериалов, кокса и нефтепродуктов, а также оптовая торговля. Вместе они дают 17% ВВП и восстановятся относительно быстро – за 1–2 года.

«Лошади» в плюсе даже в кризис, в эту категорию аналитики записали продовольственную розницу, добычу металлических руд, цветную металлургию, телекоммуникации. Скорость роста в этой категории составит от 1 до 5% в год, эти отрасли могут стать ключевыми участниками структурных преобразований экономики страны. К сожалению, сейчас эта динамичная когорта «весит» всего 6% ВВП.

Для «леопардов» пандемия стала не началом конца, а ступенью для нового прыжка, поскольку обеспечила взрывной спрос на ряд товаров. Сельское хозяйство, пищевая и фармацевтическая промышленность, а также производство резиновых и пластмассовых изделий стали бенефициарами «коронакризиса». Для них «НКР» пророчит рост выручки от 5% до 10% в год и почетное звание «локомотивов» российской экономики в ближайшее время. Жаль, что пока что доля «леопардов» в ВВП страны — всего 5,6%.

Уникальный кризис

Нынешний экономический кризис аналитики назвали уникальным по стечению негативных факторов. В 2019 году началось замедление роста мировой экономики, которое в первой половине 2020 года на фоне пандемии превратилось в настоящий спад. Российскую экономику столкнул за край еще и обвал цен на нефть. Не случайно по прогнозу Росстата падение ВВП во втором квартале составило 8,5%.

Надеяться на нефть и газ как драйверы восстановления, по примеру кризисов 2008 и 2014 годов, нельзя – внешний спрос стагнирует. Не нужно ждать и быстрых успехов от отечественного потребителя, чью покупательную способность обвалили пандемия и карантин. Таким образом, «коронакризис» в РФ ударил по доходам населения, товарообороту и инвестиционной активности, а сырьевой шок — по доходной части бюджета.

Отрасли-экспортеры не подверглись масштабным ограничениям во время карантина, но для того, чтобы экспорт стал серьезной опорой экономики, нужно было работать над продвижением российских товаров, завоеванием рынков.

Хотя экономика страны вернулась на траекторию роста уже в третьем квартале, всегда динамичная сфера торговли и услуг восстанавливаться будет медленно. Причины этому – не только слабость потребительского спроса, но и сравнительно низкие темпы роста кредитования. Ключевая ставка Банка России к концу 2020 года стабилизируется на уровне не ниже 4%, то есть незначительно выше ожидаемой по итогам года инфляции.

Поступление нефтегазовой выручки в страну будет сдерживаться ограничениями нефтедобычи в рамках ОПЕК++, а также слабым спросом на газ и иные ключевые товары российского экспорта.

Восстановление экономики начнется в 2021 году, но темп роста ВВП будет скромный — 2-3% по сравнению с уровнем 2020 года.

Как помочь пострадавшим

Как же заставить «улиток» шевелиться быстрее, чем помочь «зубрам» и как обеспечить «леопардам» пространство для максимального прыжка?

Страдания «зубров» были самыми масштабными: помимо падения спроса на нефть и газ, зацепило и транспорт (нарушение производственно-сбытовых цепочек), и жилищное строительство (падение доходов населения), и непродовольственную розницу (закрытие магазинов в период локдауна), и производство металла и удобрений (замедление экономической активности в промышленности в целом).

Здесь авторы дают умеренно позитивный прогноз в случае сохранения господдержки отраслей, оживления международной торговли и транспортных потоков, гибкой тарифной политики, роста доходов населения.

«Барсуки» незначительно просели в 2020 году, их восстановление будет достаточно быстрым, особенно если не будут свернуты стройки в рамках нацпроектов, которые поддержат спрос на стройматериалы и услуги дорожников. А вместе с подъёмом внутрироссийского потребления вырастет и энергосбыт

Вторая волна коронавируса снова открывает для «лошадей» окно возможностей. Призрак новой самоизоляции увеличит желание граждан срочно запастись всем необходимым, переход на удаленный доступ увеличит трафик телекомов, а цветная металлургия и добыча железной руды и так на подъеме спроса в связи с восстановлением производства стали в Китае.

«Леопарды» сегодня пике и сходить с траектории побед не  собираются. Благодаря аграриям, а также пищевой и фармацевтической промышленности, в России удалось избежать дефицита лекарств и продуктов питания, а резино-пластмассовые производства даже нарастили мощности.

Новые победы «леопардов» неизбежны на фоне растущего внутреннего спроса на лекарства и продукты, а также роста потребления российской сельхозпродукции в Китае, Турции, ЕС. Автопром, у которого все лучшее впереди, будет способствовать увеличению потребления резиновых изделий. Для фармпромышленности драйвером станет разрешение дистанционной торговли безрецептурными препаратами, даст резкий толчок и сокращение доли импортной продукции, которая сейчас составляет около 50%.

Самыми проблемными выглядят «улитки», в частности, такая отрасль, как машиностроение. Она производит 3,2% ВВП, в первом полугодии падение выручки здесь составило 8,4% к аналогичному периоду прошлого года, во втором полугодии по прогнозу падение достигнет 7%. В 2021 году спад не остановится, выручка будет ниже прошлогодней на 5%. Выход на показатели 2019 года ожидается не раньше, чем через 5 лет, считают аналитики НКР. Эксперты винят засилье импортного оборудования, падение инвестиционного спроса и возможное сокращение господдержки.

Коммерческая недвижимость пала жертвой удаленки, собственники объектов вынуждены идти на сокращение ставок аренды. Отрасль просела в первом полугодии на 33%, во втором выручка упадет на 25%, а в 2021 году возможна стабилизация.

Взбодрить «улиток» могут рост инвестиций и товарооборота, стимулирование закупок отечественного оборудования, импортозамещение технологий, субсидирование затрат на НИОКР.

Но все это – долгая история, ведь технологическая отсталость, которая усугубляется год от года, так и не стала для государства поводом бить тревогу.

Про Саратовскую область

К какому же типу относится экономика Саратовской области, и каковы ее перспективы исходя из прогнозов НКР? С одной стороны, у нас широко представлены такие «леопардовые отрасли», как сельское хозяйство и пищевая промышленность. По данным, размещенным на сайте регионального минэкономразвития, за 2019 год объем производства в агромпроме составил 140 млрд рублей, а всего в регионе отгружено товаров собственного производства, сделано работ, оказано услуг силами компаний-резидентов на 541,4 млрд рублей.

Выручка агросектора, таким образом, достигает почти 26% от всей региональной отгрузки, неплохо смотрится и доля сельского продукта в ВРП. Сумма ВРП области за 2019 год еще неизвестна, предварительный итог 2018 года – 712,5 млрд рублей, что на 43 миллиарда больше, чем в 2017-м. Предположим, что в 2019 году валовой региональный продукт региона вырастет до 750 миллиардов. Но и в этом случае доля АПК выглядит симпатично – 16% при среднероссийских 5,6%.

Однако нужно учитывать, что агроэкспорт в 2019-м оказался ниже ориентира: 288 млн долларов при ориентире в 366 миллионов. Кроме того, более половины экспорта – сырье типа зерна, либо продукция с невысокой долей добавленной стоимости —  подсолнечное масло. Собственно пищевой продукции (пищепром – еще один «леопард») в прошлом году выпущено на 84,5 млрд рублей, что составляет 15% от объема производства собственных товаров, работ, услуг и 11% от предполагаемого ВРП.

Оба параметра показали вполне «леопардовую» скорость (5% — 10% в год): выручка в АПК выросла на 8,5%, в пищепроме — на 10%. И это при том, что продукция саратовской пищевой и перерабатывающей промышленности мало известна на федеральном уровне: невозможно вспомнить ни одного современного регионального бренда, преодолевшего границы области и популярного в масштабах страны.

Ни колбасы, ни сладости, ни консервы, ни соки, ни даже пресловутые макарошки местных марок на всю страну не звучат. Это значит, что основная масса продукции в самой быстрорастущей отрасли производится для локального потребления — с небольшой маржой, для небогатого и невзыскательного покупателя. Но при этом показывает «леопардовую» скорость роста выручки!

Без надрыва и чрезмерных усилий растет и агропром, забыв прорывной проект по выращиванию и продаже сои в Китай. Новый хозяин поливных гектаров «Солнечных продуктов» в теме, похоже, не заинтересован, разве что крупнейшее в Европе производство соусов отгрохает, еще больше усугубив «леопардовую репутацию агросектора.

Из «лошадиного» спектра применительно к области есть смысл говорить разве что о розничной торговле. Ее достижение в прошлом году – 376,9 млрд рублей, рост составил всего 1,2%. Это нижняя граница для «лошадей», так что в Саратовской области ренессанса в розничных продажах в ближайшие пару лет лучше не ждать.

«Барсуки» (17% ВВП) это электроэнергетика, инфраструктурное строительство, производство стройматериалов, кокса и нефтепродуктов, а также оптовая торговля. В этой категории предприятиям нужно на восстановление 1-2 года. По данным Росстата, электроэнергии, а также газа и пара в 2019 году в регионе было выработано на 101,3 млрд рублей, а всего выработка в промышленности достигла 442 млрд рублей, стало быть, вклад электричества и прочих отопителей – порядка 25%.

При этом кризис не задел генерирующие мощности, так что «барсучьи» агенты чувствуют себя неплохо. Однако то же самое нельзя сказать о производстве стройматериалов, которое находилось в глубоком кризисе, да и сейчас не чувствует себя хорошо (22,6 млрд рублей).

 

Солидные обороты за прошлый год сложились в оптовой торговле -391 799,5 млрд рублей, что говорит о том, что несчастья «барсуков» сильно преувеличены. К этой же группе можно отнести химическую промышленность, которая произвела продукции в 2019 году на более чем 83 млрд рублей инее испытывает трудностей.

Успехи у «зубров» (22% ВВП) будут возможны только через 3-5 лет, считают аналитики НКР. Из всего набора отраслей «зубровки» для Саратовской области наиболее актуальны минеральные удобрения. Если верить экспертам, один из эффектов пандемии — это растущий спрос на продукты питания, так что балаковоскому производителю солей плодородия стагнация не грозит. А вот строительству жилья и непродовольственной рознице – на оборот.

В кризисной зоне – «улитки», которые восстановят выручку 2019 года за срок более 5 лет. Для нас в этом плане актуально машиностроение, которое не имеет большого веса в ВВП и валовом региональном продукте, однако очень значимо для поддержания уровня технологий.

В 2019 году на обрабатывающие производства пришлось 399 млрд рублей выручки, из которых вклад машиностроения – только 20,5 млрд рублей. Тем не менее, спецмашиностроение в рамках ГОЗ очень важно для региона, хотя проблемы в этой сфере не испортят статистику фатально.

А по совокупности можно сказать, что Саратовская область – регион, скорее, «барсучьего» профиля с преобладанием консервативных отраслей. Но области не так уж сложно попасть и в «леопарды», если в АПК развернется крупнотоварное производство вместо засилья мелких земледельцев, мини-ферм и прочих кустарных проектов, направленных, прежде всего, на самозанятость их участников.

Справка «БВ». Валовой региональный продукт — это стоимость всех товаров и услуг, произведенных на территории отдельного региона. При этом при расчете ВРП не учитываются добавленная стоимость таких общественных услуг, как оборона, гоcуправление, добавленная стоимость банковских услуг, которые сложно привязать к единственному региону, добавленная стоимость внешней торговли, а также федеральные налоги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.