Bloomberg: иностранные инвесторы могут перестать вкладываться в российский ТЭК. Путин озабочен

Попав в ловушку с «зеленым инвестированием», ветеран финансового менеджмента развивающихся рынков Елена Ловен публично обратилась с просьбой к единственному человеку, который может помочь — Владимиру Путину.

Подобная дилемма стоит перед многими инвесторами, которые не хотят вкладывать пенсионные и страховые деньги в компании и страны, способствующие глобальному потеплению, считает Bloomberg. Но что делать, если фонд, которым вы управляете, может инвестировать только в такую ​​страну, как Россия, где многие зарегистрированные на бирже компании занимаются добычей и продажей ископаемого топлива?

«Вес нефтяных, газовых и металлургических компаний в России настолько велик, что вы не можете избежать их акций в портфеле», — рассказала Путину на инвестиционном форуме Ловен, управляющая фондами Swedbank Robur в России и Восточной Европе на сумму 1,1 миллиарда долларов. «Я хочу знать, какой вклад крупные компании внесут в соблюдение Парижского соглашения и глобальных целей по углеродной нейтральности».

Ее прямолинейный вопрос был задан в конце двухчасовой сессии на инвестиционном форуме и был не первым о климатической политике четвертого по величине источника выбросов углерода в мире.

«Это очень важный вопрос», — заверил Путин, добавив, что крупнейшие компании России будут помогать стране в достижении ее климатических целей.

Подобный ответ не может утешить. Кремль основывает свои обязательства по Парижскому соглашению на времени, когда Россия была частью Советского Союза и гораздо больше загрязняла атмосферу, чем сегодня. Это  фактически позволяет увеличить выбросы углерода к 2030 году. Исследовательская группа Climate Action Tracker оценивает готовность России достичь парижских целей «критически недостаточной».

Swedbank Robur стремится к тому, чтобы весь свой управляемый портфель соответствовал цели Парижского соглашения по ограничению глобального потепления до 1,5 градусов по Цельсию в 2025 году и нулевым выбросам для всего портфеля к 2040 году.

Энергетические и сырьевые компании составляют почти 60% индекса Moex Russia, по сравнению с чуть менее 12% эталонного индекса MSCI для развивающихся рынков. Крупнейшие российские энергетические компании планируют расширять производство в ближайшие десятилетия и, в отличие от своих коллег в Европе, не обещают перехода на возобновляемые источники энергии.

Фонд Swedbank Robur Rysslandsfonden, которым управляет Ловен, владеет 25% холдингов в нефтегазовых компаниях, при этом банковские акции составляют вторую по величине долю. За последние три года доходность фонда составила 8,2%, опередив 84% конкурентов, согласно данным Bloomberg.

Через семь дней после своих комментариев на конференции, Путин подписал указ, предписывающий правительству работать над выполнением Парижского соглашения, но не менять амбициозную цель России по наращиванию производства.

Ловен, которая выросла в Москве и управляла фондами России и Восточной Европы в Швеции на протяжении большей части последних 15 лет, сказала в телефонном интервью на прошлой неделе, что ответ Путина показывает, что правительство делает «искренние попытки» улучшить ситуацию.  Но при этом добавила, что Россия все еще далека от Парижского соглашения, которое призывает компании отказаться от ископаемого топлива.

«В Европе это довольно просто: вы не можете инвестировать в компанию, работающую с ископаемым топливом, если она не имеет четкой программы преобразования в нечто более устойчивое», — сказала она. «Для инвестора, уделяющего особое внимание экологическим, социальным и корпоративным факторам, Россия становится все менее и менее привлекательной».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.