Bloomberg: новая российская элита заполняет пустоту после бегства транснациональных корпораций

Появилась новая когорта российской бизнес-элиты, которая извлекла выгоду из внезапного ухода международных компаний после начала конфликта на Украине, пишет Bloomberg.

По оценке информационно-исследовательского агентства AK&M, гигант быстрого питания McDonald's Corp., производитель упаковки Ball Corp. и производитель химикатов Henkel AG входят в число компаний, которые продали бизнес на сумму не менее 21 миллиарда долларов в 2022 году и в первой половине этого года.

Это яркая иллюстрация того, как украинский конфликт меняет деловой мир России - ведь покупатели этих компаний не входят в число самых богатых людей страны и большинство из них малоизвестны за ее пределами. Они занимаются бизнесом уже несколько десятилетий, в некоторых случаях на предприятиях, которые они приобрели, а иногда вместе со знаменитыми миллиардерами. И в отличие от большинства представителей старой гвардии, они не внесены в санкционные списки США или ЕС.

Бизнесмены получают выгоду от того, что Россия все больше замыкается в себе в ходе последней волны перераспределения активов. Первые олигархи построили свое богатство за счет ресурсов и банковского дела более трех десятилетий назад, после распада Советского Союза. Их в основном заменила группа, заработавшая состояние при Путине.

Новая волна инвесторов

Некоторые из самых дорогих сделок с иностранными компаниями, покинувшими Россию. Источник: Bloomberg, Спарк-Интерфакс, Интерфакс. В список не включены компании, условия продажи которых не были раскрыты или цена была символической.

Покупатели со связями

Иван Таврин, бывший глава российской мобильной компании и бывший партнер миллиардера Алишера Усманова, недавно потратил более 2 миллиардов долларов на местный бизнес объявлений Avito, принадлежавший Prosus NV. Он также купил другие активы, что сделало его крупнейшим участником сделок после начала конфликта.

Группа Arnest Алексея Сагала занималась парфюмерией и косметикой, прежде чем в сентябре прошлого года приобрела активы Ball по упаковке напитков. Затем приобрела российские предприятия Heineken NV, включая семь пивоваренных заводов, за 1 евро в августе этого года.

Жена Сагала Елена раньше была генеральным директором Арнеста, а затем несколько лет, вплоть до 2012 года занимала должность сенатора в верхней палате парламента в качестве члена правящей партии.

Александр Говор был одним из первых, кто заключил сделки, когда иностранные компании начали уходить, купив российский бизнес McDonald's в мае прошлого года и упаковочные заводы в сентябре. Хотя Говор уже был франчайзи-партнером сети ресторанов быстрого питания, покупка всей сети из 850 российских ресторанов была большим шагом по сравнению с управлением всего 25.

Александр Говор. Фотограф: Кирилл Кудрявцев/AFP/Getty Images

Состояние Говора связано с его долей в «Южкузбассугле», одном из крупнейших производителей коксующегося угля в России. Он ушел из компании в 2007 году после двух смертоносных взрывов на шахтах, продав бизнес сталелитейной компании Evraz, которая частично принадлежит миллиардеру Роману Абрамовичу. Спустя годы бизнесмен стал партнером-франчайзи McDonald’s.

В Санкт-Петербурге местное руководство Sylvamo Corp во главе с Тимуром Габидуллиным выкупило принадлежащий компании целлюлозно-бумажный комбинат.

Представители Говора, Таврина, Сагала и Габидуллина не ответили на запросы о комментариях.

Тем не менее, некоторым известным олигархам удалось извлечь выгоду из исхода международных фирм. Прежде чем Владимир Потанин, самый богатый человек России, попал под санкции США и Великобритании, он купил ПАО «Росбанк» у Societe Generale SA.

Миллиардер Андрей Комаров, который не находится под санкциями, купил три российских завода у глобальной упаковочной компании Amcor Plc примерно за 370 миллионов евро (395 миллионов долларов).

Были также случаи простой конфискации активов, за которые вознаграждали людей, близких к власти. Этим летом правительство взяло под свой контроль местные дочерние компании Danone SA и Carlsberg A/S и назначило ими управлять близких к Кремлю людей.

Правила Кремля

Ограничения для желающих продать российский бизнес еще больше играют на руку новым покупателям.

Иван Таврин. Фотограф: Крис Рэтклифф/Bloomberg

В 2022 году Кремль запретил иностранным инвесторам продавать российские активы без одобрения специальной правительственной комиссии и приказал продавать активы со скидкой не менее 50% от рыночной стоимости. Таким образом Россия стремилась воспрепятствовать бегству иностранных компаний из страны.

В соответствии с правилами, введенными ранее в этом году, предприятия, желающие продать свои российские активы, теперь должны платить обязательный взнос в бюджет, даже если они продадут их за символическую сумму или отдадут бесплатно.

Когда местные жители выкупают активы, принадлежащие иностранцам, есть опасения, что они попытаются захватить рынки с высокой наценкой, на которые раньше было трудно попасть, считает Александр Исаков из Bloomberg Economics.

«Обычно мало возможностей для наращивания производства, поэтому мало стимулов для инвестиций или привлечения капитала», — говорит Исаков. «В конечном итоге мы ожидаем, что выкупы иностранного бизнеса приведут к повышению концентрации рынка, увеличению норм прибыли корпораций, но снижению производительности и роста инвестиций».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для БВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.