Bloomberg: путь Блаватника — как самый умный олигарх отрезал российские корни от своего состояния в 37 миллиардов долларов

Родившийся на Украине британо-американец незаметно диверсифицировал свое состояние в областях, далеких от того места, где зародились его миллиарды.

Лен Блаватник называет себя миллиардером, который сделал себя сам. Родившийся на Украине британо-американец, по его собственным словам, является медиа-магнатом, техническим титаном, инвестором в недвижимость и промышленником.

Первым делом Блаватник всегда стремился прояснить: он не имеет никаких связей с Владимиром Путиным или российской политикой, и его ни в коем случае нельзя называть олигархом. Он даже не русский.

Несмотря на свою давнюю традицию дистанцироваться от России, сэр Леонард (он был посвящен в рыцари в Великобритании за благотворительность) заложил свое огромное состояние выигрышами от так называемых «алюминиевых войн» и сибирских нефтяных месторождений. Более того, часть этих миллиардов он заработал вместе с консорциумом российских олигархов, попавших под санкции Великобритании и ЕС вскоре после того, как Россия начала операцию на Украине.

При других раскладах Блаватник тоже мог быть подвергнут санкциям. Вместо этого он накопил 33-е по величине состояние в мире и незаметно влился в британское и американское высшее общество. Он делал благотворительные пожертвования и прибыльные ставки на американские компании через свою инвестиционную группу Access Industries, полностью ему принадлежащую. 64-летний Блаватник, который ведет себя сдержанно и редко общается с прессой, отказался от интервью для этой статьи Bloomberg.

Блаватник и принц Уильям, герцог Кембриджский, разговаривают во время экскурсии по Школе государственного управления Блаватник в Оксфорде, 2016 г. Фотограф: PA Images/Alamy

Кто под санкциями

Несколько бывших деловых партнеров Блаватника попали под прямые санкции: Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан, акционеры конгломерата «Альфа-Групп» и соинвесторы Блаватника в нефтяном гиганте ТНК-ВР, в начале этого года подверглись санкциям за значительное состояние, накопленное, как утверждают Великобритания и ЕС, благодаря связям с Кремлем.

Виктор Вексельберг, однокурсник Блаватника по университету и бывший партнер в нескольких предприятиях, в том числе ТНК и алюминиевом гиганте «Русал», подвергается санкциям США с 2018 года, а в марте получил новые, из-за «тесных связей» с государственными чиновниками, включая президента Путина. В апреле его яхта была арестована по распоряжению властей США.

Фридман и Авен назвали санкции необоснованными и отвергли мнение, что они имеют какое-либо влияние на российского президента.

Представители Вексельберга и Хана отказались от комментариев. Ни один из них не делал никаких публичных заявлений с начала украинского конфликта.

Согласно хрестоматийному определению, олигарх — это тот, кто управляет лидерами или влияет на них в правительстве, где доминирует меньшинство. Но этот термин приобрел гораздо более широкое значение в популярной культуре, обозначая практически любого россиянина, который стал необычайно богатым в эпоху приватизации страны в 1990-х годах.

Звание олигарха, каким бы оно ни было, автоматически не делает вас мишенью для санкций. И между ними есть важные различия, считает Джордан Ганс-Морс, профессор политологии Северо-Западного университета.

Например, первые олигархи эпохи 1990-х давили на правительство, в то время как олигархи второго эшелона «нашли способы выжить, дав понять, что они не имеют политического влияния», — сказал он.

Михаил Фридман и Виктор Вексельберг в Москве в 2019 году. Фотограф: Павел Головкин/AFP/Getty Images

Также санкции несколько излишни для гражданина США, которого власти могут и так вызвать в суд, если заподозрят правонарушение, сказал Кристофер Свифт, партнер и юрист по национальной безопасности Foley and Lardner. Даже если бы они хотели подать сигнал через санкции, американский паспорт и так является мощным сдерживающим фактором.

«Если я советник в Министерстве финансов и беспокоюсь о сохранении конституционной действительности моей программы санкций в соответствии с Пятой поправкой, то я не захочу налагать санкции на гражданина США», — сказал Свифт.

Олигархи сожалеют

После начала операции на Украине многие российские миллиардеры ее осудили, при этом не упоминая президента, но сожалея о страданиях. К концу марта сталелитейный магнат Алексей Мордашов, когда-то самый богатый человек в России, назвал конфликт «трагедией» и пожелал его скорейшего конца. Олег Дерипаска назвал конфликт «безумием».

В прошлом месяце Блаватник нарушил характерное для него молчание, чтобы последовать его примеру.

«Г-н Блаватник и Access Industries считают, что происходящее наё Украине абсолютно невообразимо, и осуждают продолжающееся насилие», — говорится в заявлении, предоставленном Bloomberg Access 9 мая. «Вместе со всеми своими соотечественниками — американскими и британскими гражданами — г-н Блаватник надеется и молится о том, чтобы конфликт немедленно прекратился и чтобы все граждане Украины снова могли жить в мире и свободе».

В заявлении также говорится, что его семейный фонд жертвует миллионы долларов благотворительным организациям, помогающим украинским беженцам.

Хотя Блаватник не отрекся от России, он также не подчеркивал свои связи и с Украиной, несмотря на намеки, что эта страна имеет для него большое значение. Его 74-метровая яхта названа в честь его родного города Одессы. Портовый город был изображен на картинах, которые когда-то украшали стены офисов Access на Манхэттене.

Путь Блаватника

Несмотря на то, что Блаватник разделяет с российскими миллиардерами представление о богатстве, амбициях и сделках, он отличается в одном ключевом отношении: он не русский. Хотя он родился в Советской Украине и вырос в городе к северу от Москвы, он был лишен советского гражданства как еврейский эмигрант после переезда в США в возрасте 20 лет. Сегодня он имеет американское и британское гражданства; у него никогда не было украинского паспорта.

Он вернулся в Россию много лет спустя, присоединившись к другим, сражающимся за огромную добычу в бурную эпоху приватизации 1990-х годов. Именно там он заложил основу для своего огромного состояния. Люди, знакомые с его делами в России, говорили, что он был похож на фантом, редко появлявшийся на месте и вместо этого использовавший доверенных делегатов для выполнения проектов.

Блаватник присоединился к консорциуму россиян, включая Фридмана и Вексельберга, для покупки ТНК, одного из последних государственных нефтяных гигантов страны. Они помогли вырастить компанию и объединить ее с BP. Его самая крупная удача пришла, когда партнеры продали ТНК-ВР государственной «Роснефти» в 2013 году по сделке на 55 миллиардов долларов, из которых лично Блаватнику досталось 7 миллиардов.

С тех пор состояние Блаватника выросло до 37,1 миллиарда долларов, что больше, чем у Стивена Шварцмана из Blackstone Inc., Кена Гриффина из Citadel или Владимира Потанина, самого богатого человека России, согласно индексу миллиардеров Bloomberg.

По подсчетам Bloomberg, он по-прежнему владеет активами в России на сумму около полумиллиарда долларов. Пресс-секретарь сообщила, что менее 1% активов Access каким-либо образом связаны с Россией, и что он уже более трех лет пытается продать косвенно принадлежащие ему 8% акций «Русала».

Поскольку Блаватник владеет своими акциями через партнерство с Вексельбергом, который находится под санкциями, ему пришлось получить лицензию от Казначейства США на продажу доли в размере 535 миллионов долларов. По словам пресс-секретаря, его попытки продать свою долю «на сегодняшний день были заблокированы другими акционерами Русала».

Западные инвестиции

Тем не менее, подавляющая часть богатства Блаватника сейчас связана с Западом. После сделки с ТНК-ВР в 2013 году Блаватник и его российские партнеры, купавшиеся в деньгах, воспользовались возможностью широко инвестировать в США и Европе, где их деньги могли принести прибыль и доверие. Фридман, Хан и Авен основали лондонскую холдинговую группу LetterOne.

Блаватник ускорил свои инвестиции в США, где он ранее сделал смелую ставку на производителя пластмасс и химикатов LyondellBasell Industries NV, которая принесла ему 170% прибыли плюс 5,3 миллиарда долларов от продажи акций и дивидендов.

Блаватник выступает на сцене во время вечеринки Warner Music Group Pre-Grammy в Нью-Йорке в 2018 году. Фотограф: Майк Коппола / Getty Images

Его наиболее занимательной покупкой была компания Warner Music в разгар потрясений в музыкальной индустрии 2011-го года. Это было привлекательно и гламурно — в соответствии с респектабельным портфолио Блаватника, которое расширилось за счет исторических особняков в Нью-Йорке и Лондоне, гранд-отеля дю Кап- Ферра на юге Франции и производств в Голливуде и на Бродвее. Он трижды окупил свои первоначальные инвестиции в Warner, которая стала публичной компанией в 2020 году.

Амбициозный, но пока еще убыточный, потоковый сервис Блаватника DAZN, который иногда называют «спортивным Netflix», потратил сотни миллионов долларов на обеспечение прав на трансляцию спортивных событий, включая футбол, бокс и гонки Формулы-1.

Он также инвестировал в десятки стартапов, включая Spotify и модный лейбл Tory Burch, и является видным сторонником биотехнологий. Он пожертвовал более 320 миллионов долларов на науку и медицинские исследования, часто привлекая к этому университеты Лиги плюща.

Фонд Блаватника с 2009 года пожертвовал более 1 миллиарда долларов различным учреждениям, согласно официальным заявлениям и данным, собранным Коллективом данных по борьбе с коррупцией. Эта сумма не включает пожертвования меньшей или неизвестной стоимости, в том числе Нью-Йоркскому университету, Университету ешивы, Калифорнийскому университету в Лос-Анджелесе, Университету Джорджа Вашингтона, Техасскому университету, Уэслианскому колледжу Вирджинии, Корнеллу, Бэбсону, колледжу Моллой, колледжу Сары Лоуренс.

И благодаря привилегии, предоставленной исключительно американским гражданам или постоянным жителям, Блаватник зарекомендовал себя как крупный политический донор США, пожертвовав с середины 1990-х годов более 5 миллионов долларов, примерно поровну разделенных между двумя основными партиями.

Находящиеся под санкциями коллеги Блаватника также старались диверсифицировать свою деятельность в США и Европе, покупая испанские супермаркеты, нефтегазовые активы и роскошные дома. Но пожертвования Вексельберга и его усилия проникнуть в Вашингтон, привели его к остракизму как в США, так и в России.

По словам Ганса-Морса из Northwestern, подобные действия являются одним из распространенных приемов в схемах сверхбогатых и восходит к баронам промышленной революции.

«Одна из этих стратегий заключается в том, чтобы найти способы отмыть свою репутацию и получить свое имя в ведущих благотворительных организациях, завязать связи на Западе, быть связанным с Оксфордом и создавать ассоциации, которые сделают вас обычным богатым деловым человеком», — сказал он. «Это не так уж принципиально отличается от того, что сделал Карнеги».

Блаватник беседует с бывшим президентом США Биллом Клинтоном на гала-концерте в Линкольн-центре в Нью-Йорке в 2013 году. Фотограф: Аманда Гордон/Bloomberg.

Культурный навигатор

Но полностью избежать критики Блаватнику не удалось. Его подарок в размере 75 миллионов фунтов стерлингов Оксфордскому университету для создания Школы государственного управления имени Блаватника (миссия: «вдохновлять и поддерживать лучшее правительство») вызвал протесты ученых и активистов, многие из которых были русскими.

Интересно, что в марте профессор иммунологии медицинского факультета Йельского университета и лауреат премии Блаватника призвал университет приостановить или ликвидировать Фонд Блаватника из этических соображений.

Пресс-секретарь Блаватника сослалась на заявление Оксфорда, в котором говорилось, что «он всегда уважал академическую независимость школы и никогда не пытался руководить ее деятельностью». Она сказала, что Йельский университет управляет своей программой грантов посредством «прозрачного и конкурентного процесса».

Без привязки к российскому гражданству Блаватник мог бы утверждать, что он не сильно отличается от других инвесторов, которые сделали ставку на Россию во время приватизации и нажили кучу знакомых — таких людей, как Кристофер и Ричард Чандлер из бывшей Sovereign Global или Билл Браудер, финансист, ставший правозащитником.

Для человека, который с раннего возраста знакомился с разными культурами и держал двери открытыми, это оказалось успешной стратегией.

«То, как он диверсифицировал свой бизнес с течением времени и внедрялся в другой набор институциональных контекстов в США и Великобритании, было очень умно», — считает Дэвид Лингельбах, профессор предпринимательства в Балтиморском университете, возглавлявший Bank of America Corp. в российских экономических операциях 90-х годов.

«Как профессор бизнеса я должен смотреть на это беспристрастно», — сказал он о Блаватнике. «Я считаю, что он вполне может быть самым умным олигархом из всех».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.