Bloomberg: россияне хотят развлечься и идут в Fix Price вместо ресторанов

Fix Price, крупнейший в России розничный торговец среди магазинов «все за доллар», рассматривает возможность первичного публичного размещения акций после получения поддержки со стороны Goldman Sachs Group Inc. в начале этого года.

Сеть рассматривает Лондон и Москву в качестве площадок для выставления акций на продажу в первой половине следующего года, и её приблизительная оценка может составить около 6 миллиардов долларов, по словам двух источников Bloomberg.

IPO является одним из стратегических вариантов для ритейлера, считает основатель Fix Price Сергей Ломакин, отвечая на вопрос Bloomberg News, при этом отказавшись вдаваться в подробности. Он сказал, что он и соучредитель Артем Хачатрян продали менее 10% миноритарного пакета акций компании Goldman Sachs Group Inc. в начале этого года. Представитель Goldman Sachs в России от комментариев отказался.

Основатель Fix Price Сергей Ломакин. Fix Price

Fix Price, работающая по модели, аналогичной модели Dollar Tree Inc. в США, процветает, поскольку зарплата никак не восстановится после обвала рубля в 2014 году, а реальные доходы упали до десятилетнего максимума. Повышенная бережливость и нежелание правительства вводить карантин из-за коронавируса могут принести хорошую выручку дискаунтерам.

«Из-за сокращения доходов потребители стараются избегать покупок в крупных супермаркетах, где никогда не знаешь, сколько денег ты в конечном итоге потратишь», — сказал Ломакин в интервью.

После того, как большую часть этого года европейский рынок IPO был в основном бездействующим, он ожил, особенно для предприятий розничной торговли, способных использовать торговые тенденции во время пандемии коронавируса. Российский интернет-магазин Ozon во вторник подал заявку на IPO в США, пытаясь привлечь 825 миллионов долларов.

Fix Price сообщила о 16% росте продаж в одних и тех же магазинах за первые девять месяцев 2020 года и показала двузначный рост в течение 15 кварталов подряд.

На фоне падения уровня жизни в России расширяются дискаунтеры всех мастей. Продовольственные магазины без излишеств, такие, как Светофор, достигли того же успеха, что и крупнейшие продуктовые сети страны. X5 Retail Group NV и ПАО «Магнит» скопировали формат, открыв в этом году магазины с ограниченным ассортиментом и акцентом на продукты под частной торговой маркой.

Когда Ломакин и Хачатрян запускали свои первые магазины в 2007 году, это было аномалией для России. Связанные соглашением об отказе от конкуренции после продажи долей в бакалейной лавке «Копейка», они изучили формат, ориентированный на непродовольственные товары, в США и Японии.

«Наши глаза и руки горели», — вспоминает Ломакин. «Это был новый формат, которого еще не было в России».

Согласно индексу миллиардеров Bloomberg, 40% доля Ломакина может стоить не менее 800 миллионов долларов.

Не все российские ритейлеры адаптировались к замедлению темпов роста экономики. Компания «Центробувь», совладельцем которой является Ломакин, была признана банкротом в 2017 году. Рыночная стоимость O’Key Group SA, крупной сети продуктовых магазинов, поддерживаемой Goldman, за последний год резко упала.

По словам Ломакина, после обвала рубля в 2014 году компания Fix Price сократила импорт непродовольственных товаров — большую часть продаж — и ввела ряд ценовых ориентиров для защиты от волатильности валютного курса, взяв пример с канадской компании Dollarama Inc. . Сейчас цены на товары можно приобрести от 50 до 199 рублей (от 0,65 до 2,60 доллара).

В прошлом году прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации достигла 19% от выручки. По словам аналитика Газпромбанка Марата Ибрагимова, это лучше, чем у любого другого публичного ритейлера в России.

Удовлетворяя стремление людей к чему-то новому, Fix Price выпускает около 50 новых продуктов в неделю, чтобы привлечь «охотников за сокровищами», по словам финансового директора Антона Махнева.

«Хотя денег на поездки и рестораны у людей стало меньше, они все равно хотят развлекаться», — говорит Махнев. — «Поэтому потребители обращаются к нам».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.