Четырехдневная утопия от правительства РФ: саратовские работодатели в недоумении и даже в ужасе

trudНа этой неделе в Минтруда РФ пройдет совещание, на котором могут обсудить введение четырехдневной рабочей недели в тестовом режиме на предприятиях.

Мысль о четырехдневке в России впервые высказал в июне этого года председатель правительства Дмитрий Медведев, выступая на 108-й Международной конференции труда в Женеве.

При этом глава правительства заявил, что прогресс приводит к сокращению не только рабочих мест, но и рабочего времени, к расширению досуга. Сто лет назад Генри Форд решился на сокращение рабочей недели с 48 до 40 часов и получил впечатляющий рост производительности труда, — привел пример Медведев, а также упомянул опыт одной новозеландской компании, которая перешла на четырехдневку, при этом третий выходной оплачивался так же, как и остальные два.

В итоге прирост производительности в пересчете на один час рабочего времени составил около 20 процентов, а уровень стресса сотрудников значительно снизился, — поведал автор афоризма «денег нет, но вы держитесь».

Идею о том, чтобы работать меньше, а получать столько же, подхватила Федерация независимых профсоюзов России. С подачи ФНПР предельно смутная мысль Медведева попала в Минтруда РФ, а сама федерация начала упражняться в риторике, приводя в пример Нидердланды, где продолжительность рабочей недели составляет 27 часов, и Китай с 60-часовой рабочей неделей.

Замминистра экономического развития Петр Засельский заявил в СМИ, что конкретных параметров перехода пока нет. По словам чиновника, делать окончательный вывод о сокращении рабочей недели можно будет после того, как схема будет опробована на большом количестве компаний. Для обсуждения этого вопроса нужна статистика с качественной выборкой. Однако резерв, по мнению чиновника, есть:

 -На предприятиях… работники 30–40% времени ничего не делают. Наша задача не в том, чтобы сократить рабочий день, а в том, чтобы они смогли делать его полезным, — заявил Петр Засельский «Известиям», анонсируя совещание в Минтруда, где обсудят возможность введения на отдельных предприятиях четырехдневки в пилотном режиме.

На данный момент российским Трудовым кодексом подразумевается, что нормальная продолжительность рабочей недели не может превышать 40 часов.

При этом, по данным ОЭСР, работающие россияне создают за один час около 23,8 доллара валового внутреннего продукта. Хуже среди стран-членов ОЭСР работают только Мексике (21 доллар ВВП), а среднее значение по ОЭСР составляет 52 доллара в час.

В то же время на работе россияне проводят 1974 часа в год, это один из самых высоких показателей по ОЭСР.

Собеседники «Известий» считают, что хорошей площадкой для эксперимента с четырехдневкой могут быть госорганы, а в сфере IT четырехдневная неделя уже неформально сложилась.

«Ведомости» напоминают, что Россия входит в число стран с наибольшим числом дней отдыха в мире, работодатели в нашей стране предоставляют сотрудникам 40 оплачиваемых выходных дней: минимум 28 календарных дней ежегодного оплачиваемого отпуска и 12 официальных праздничных дней.

От четырехдневки выиграют прежде всего чиновники и государственные служащие, которые при том же доходе станут работать на один день меньше. Но смогут ли предприниматели сохранить фонд оплаты труда на том же уровне при сокращении рабочей недели на 1 день? На освободившийся рабочий день придется нанимать сотрудников, так что фонд оплаты труда вырастет на 20%.

В то же время никто не запрещает не платить прежнюю зарплату при сокращенной рабочей неделе. Компания может даже расстаться с теми, кто получает прежнюю зарплату, и принять в штат тех, кто готов получать на 20% меньше. Или ввести денежные надбавки, зависящие от объема работы, так что фонд оплаты труда  в конечном итоге снизится на 20%.

А что будут делать работники, у которых снизится зарплата, но появится день отдыха? Благодарить Медведева? Вряд ли у них на это найдется время и повод.

Многие начнут искать дополнительные заработки, тем более что появятся длинные выходные. Схема простая: четыре дня работы на одном месте, затем три дня – на другом. Фактически это означает труд без выходных, что скажется на продуктивности работников. А значит, идея инициаторов о росте производительности труда выглядит сомнительной, — пишут «Ведомости».

Тем не менее, уже и Российская трехсторонняя комиссия (РТК) под председательством вице-премьера Татьяны Голиковой планирует в ноябре провести консультации по введению в перспективе четырехдневной рабочей недели.

Но, возможно, до ноября идея уже не доживет, так много у нее противников в реальном секторе. Вот что говорят саратовские работодатели:

Дмитрий Ханенко, гендиректор АО «СЭЗ имени Орджоникидзе»:

Сегодня Россия в повышении своей эффективности в части управления фондом оплаты труда и производительностью труда пока только встала с дивана, нам многое еще предстоит сделать. И производительность труда можно повышать только в тех условиях, когда экономика развивается, имеет тенденции к укреплению. У нас есть все предпосылки для того, чтобы подготовить основу для того, чтобы успеть внедрить эти преобразования. Но это нельзя сделать по приказу, нельзя это сделать с понедельника и единовременно. К этому себя нужно долго готовить и мобилизовывать ресурсы.

Рассмотрим на примере оборонных предприятий. Мы сегодня живем по смете. В основе экономики любого предприятия, занимающегося гособоронзаказом, лежит рассчетно-калькуляционный материал, который мы представляем для обоснования цены. Как стоимость контракта, так и калькуляция неизменны по всему сроку исполнения гособоронзаказа.

Сроки контрактов переносить никто не собирается. Чтобы за меньшее число часов отработанного времени выполнить тот же объем и в те же сроки, необходимо будет мобилизовать на это определенные ресурсы. Я должен буду вывести людей на работу в выходные и праздничные дни и предусмотреть соответствующую оплату, либо существенно увеличить производительность труда. А в нее нужно вкладываться, это дорогостоящее высокотехнологичное оборудование, это внедрение совершенно новых технологий и методик управления предприятием. Мы ведем эту работу и достигнем результата. Но сегодня говорить о том, что в ближайшее время мы будем способны это реализовать, это авантюра чистой воды.

А самое главное, что все эти новации лягут прямым прессом на плечи предприятий, которые и так зажаты в экономике своих проектов. И естественно, это подвергнет угрозе их существование.

Александр Илюшкин, советник гендиректора дорожной компании АО «Автогрейд»:

Предприятия не сидят на окладах, как бюджетные организации. Все зависит от сдельной производительности труда. Поэтому, снижая время производства, снижается и производительность. У нас еще нет новых технологий, которые увеличат производительность при тех же затратах рабочего времени. Поэтому, если человек будет меньше работать, он будет меньше получать. У него не будет той же самой зарплаты. У нас же оплата сдельная — положил тысячу тонн асфальта — получи за тысячу, положил меньше — получит меньше. Наша специфика не позволяет это сделать, у нас все зависит от выработки. Чтобы поднять зарплату, нам нужно будет пересматривать расценки, стоимость смет. Тогда можно перейти и на трехдневную рабочую неделю, но объем производства не вырастет. Для тех отраслей, которые занимаются производством, и где зарплата зависит от объема выпускаемой продукции, это нереально. Работодатель будет вынужден привлекать людей в выходные дни с увеличением оплаты труда согласно ТК. Нам нужно обновлять все мощности, все технологии, переходить на более современную технику. Но это затраты, которые не все организации могут себе позволить.

Григорий Гейфман, замгендиректора ООО «Мебельная фабрика «Мария»:

Это напоминает что-то фантастическое. Это ломает любое существующее понимание того, как устроен труд, как работают фабрики и заводы. Есть ведь двухсменная работа, трехсменная работа. Понятие производительности труда находится в нашей стране не на таком высоком уровне. Наша страна по уровню производительности труда далеко за вторым десятком стран в мире. На первый взгляд кажется, что это совсем рано.

Очень хотелось бы, безусловно. С точки зрения гуманитарной, человеческой, культурной — очень хотелось бы. Но с точки зрения состояния трудовых сил и производственных отношений, наверное, мы от этого еще довольно далеки. Уровень автоматизации в нашей стране, особенно производственных процессов, еще далек от идеального. Тренд хороший. Это то, о чем мы раньше читали в фантастических книгах. Если мы к этому придем лет через 10, было бы замечательно. Но раньше, я думаю, нет.

Ольга Алимова, депутат Госдумы (фракция КПРФ):

Мое отношение к этой идее резко отрицательное. Это очередное популистское заявление главы правительства. То Медведеву срочно понадобилось упразднить и отредактировать все законодательные акты, существующие со времен СССР, а это более 2 тысяч законов и постановлений. Что с того, что нужно будет вносить изменения в массу законов, которые базируются и ссылаются на советские – главное, упразднить все до Нового года! То работать 5 дней в неделю для него слишком много, а судя по тому, как его кабмин трудится, как свои же планы проваливает, для Медведева и четырехдневка – это слишком. Понятно, что его идею – работать 4 дня в неделю, а получать за 5 – экономика страны просто не выдержит, но зато создается шумовая завеса, отвлекают наше внимание. А под это дело людей еще осчастливят: говорят, пенсионная реформа не дала ожидаемого эффекта, может быть, еще лет на 5 пенсионный возраст поднимут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.