Что в имени тебе моем: почему компания Миллера судилась с саратовским ЧОПом и как Наталья Ротенберг зарабатывает на фамилии бывшего мужа

suddЗащита наименования компании все чаще становится поводом обратиться в суд.

Чем крупнее организация, тем большим ревнителем неприкосновенности своего имени, бренда и других интеллектуальных сокровищ она выступает. Недавно в этом убедилась саратовская охранная фирма, чье название вызвало претензии у ПАО «Газпром».

Организация, получившая иск, на протяжении 8 лет называлась ЧОО «Газпроммаш безопасность». Она никогда ни с кем не судилась, пока в апреле на ее название не обратил внимание «Газпром». Суть претензий проста: герой, то есть «Газпром», должен быть один. Слово «Газпром» — это словесный товарный знак, зарегистрированный еще в 2002 году. Использовать его может только госкорпорация, и без ее разрешения никто Газпромом называться не должен.

Суд, разобрав жалобу, пришел к выводу, что «Газпроммаш безопасность» нарушила права «Газпрома». Ответчика обязали переименоваться и заплатить 50 тысяч рублей компенсации. Приговор можно считать мягким — ведомство Алексея Миллера настаивало на 300 тысячах.

Определение суда было вынесено 16 июля. Пока в ЕГРЮЛ охранная фирма, созданная Алексеем Евсеевым, носит прежнее название. Ее финансовый результат за 2017 год составил 15,7 млн рублей, чистая прибыль 353 тысячи рублей.

Не менее ярким примером того, как бизнес может пострадать из-за своего названия, служит история другой саратовской фирмы — ООО «Роскарго». Это транспортная компания, созданная в 2008 году Анатолием Сарановым. В суд на нее подали налоговики. До 29 мая 2019 года название налогоплательщика не вызывало претензий у МРИ ФНС №19 по Саратовской области. Но затем ведомство потребовало от ООО сменить название.

Суть претензий состояла в том, что налоговая не обнаружила у «Роскарго» разрешения на использование производного слова от слова «Россия». Согласно статье 54 Гражданского кодекса РФ, включение официального наименования «Россия», «Российская Федерация» и производных от них слов в название юрлица допускается только в случаях, предусмотренных президентскими указами, либо актами правительства РФ или же по его разрешению. А потому «Роскарго» предписано переименоваться. Разбирательство, к счастью для компании, не повлекло за собой штрафа. Разве что суд постановил взыскать с «Роскарго» 6 тысяч рублей госпошлины.

Если имя — не источник проблем, его можно сделать источником дохода. Именно так поступила Наталья Роттенберг, бывшая супруга миллиардера Аркадия Роттенберга. Через собственное ИП она подала в Федеральную службу по интеллектуальной собственности несколько заявок на регистрацию товарных знаков — она решила брендировать фамилию экс-супруга. Известила ли она его об этом, неизвестно.

Но, как пишет РБК, до сих пор проблем с регистрации товарных знаков у г-жи Ротенберг не было. С начала лета она зарегистировала бренд «Наталья Ротенберг» и товарный знак Varvara в честь своей дочери. Какую продукцию она будет предлагать под ними, пока неизвестно. Сейчас на рынке представлен другой бренд Натальи Ротенберг — ARISTOCRATKA, под ним продаются кондитерские изделия.

Один комментарий

  • «Если имя — не источник проблем, его можно сделать источником дохода. Именно так поступила Наталья Роттенберг, бывшая супруга миллиардера Аркадия Роттенберга. Через собственное ИП она подала в Федеральную службу по интеллектуальной собственности несколько заявок на регистрацию товарных знаков — она решила брендировать фамилию экс-супруга.»

    Вексельберг напрягся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.