Дело об УЗИ-контрафакте: кому в Саратове выгодно раздувать шум из ничего?

узи 2Дело об УЗИ-аппаратах, «арестованных» областным СУ СК — весьма резонансное.

Но сколько бы ни подогревались страсти, следствию все равно придется отвечать на вопрос по существу: а есть ли вообще достойный повод для раздувания шумихи?

          Меры должной осмотрительности предприняты  

Напомним хронологию. В 2018 году министерство здравоохранения Саратовской области заключило ряд контрактов на поставку УЗИ-аппаратов с победителем соответствующего конкурса компанией ООО «СМС-технологии». Победитель поставил медтехнику производства ЗАО «НИПК Электрон» (Санкт-Петербург) в установленные контрактами сроки в детские больницы Саратова и Энгельса.

При этом еще при приемке аппаратуры выяснилось, что ее диапазон даже больше, чем требовалось по условиям конкурса. Однако в феврале 2019-го 13 из 18 УЗИ-аппаратов были опечатаны сотрудниками СУ СК.

В итоге уголовное дело было возбуждено СУ СК по Саратовской области в начале декабря в отношении неустановленных сотрудников регионального минздрава, которых заподозрили в злоупотреблении должностными полномочиями (ч.1 ст.285 УК РФ), так как они, по версии следствия, заключили с коммерческой организацией ряд госконтрактов на поставку медицинского оборудования. По мнению следователей, оборудование не соответствовало условиям контрактов и требованиям ГОСТов для оказания медицинских услуг, но чиновники, зная об этом, никаких мер не приняли.

А 17 января 2020 года Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Саратовской области обнародовало информацию о возбуждении уголовного дела в отношении министра здравоохранения Саратовской области Натальи Мазиной по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 285 УК РФ (превышение должностных полномочий лицом, занимающим госдолжность субъекта РФ). Под уголовное преследование попали и другие сотрудники минздрава — по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (то же превышение, но для должностных лиц).

Далее СУ СК вышло в суд с ходатайством об отстранении Натальи Мазиной от должности на период следственных действий, однако 30 января Волжский районный суд Саратова это ходатайство отклонил.

В этой истории было уже немало драматических эпизодов – обыск в квартире министра Мазиной и наконец, еще один – непосредственно на ее рабочем месте. Страсти подогревало и региональное СУ СК своими пресс-релизами о поставках «контрафакта» в медучреждения.

Но, показательно, через суд отстранить чиновницу не удалось.

Возможно, сыграло роль то, что ведомство в этой истории действовало сугубо по инструкции. Вся документация была запрошена региональным минздравом у производителя ЗАО «НИПК Электрон» и представлена приемочной комиссии. Только после этого состоялась приемка оборудования и дальнейшая его эксплуатация.

Кроме того, ведомство организовало опрос ЛПУ, эксплуатирующих приборы, держало руку на пульсе ситуации. А в чем же суть этой самой ситуации, спросит читатель? Что стало причиной переполоха?

«Громкая» цифра

Мы уже писали, что у этих аппаратов УЗИ есть особенность: названия трех из четырех датчиков каждого аппарата выводятся на монитор некорректно. Условно говоря, имя датчика «АБВ», а на мониторе появляется надпись «БВА». Но на качество работы аппарата этот казус никак не влияет! Напротив, персонал больниц на запросы областного минздрава по поводу «контрафактных» поставок отмечал, что технические характеристики улучшены по отношению к указанным в госконтракте.

Не сидел сложа руки и поставщик: в целях подтверждения своей добросовестности и дополнительной проверки выходных параметров датчиков ООО «СМС Технологии» обратилось: в ФБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний им. Б.А. Дубовикова» для проверки метрологических характеристик УЗИ аппаратов; в «Торгово-промышленную палату Саратовской области» для получения заключения эксперта по интересующим вопросам и в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения за соответствующими разъяснениями.

Полученные ответы и заключения не дают оснований сомневаться, что все поставленное в рамках контрактов оборудование зарегистрировано установленным порядком и имеет регистрационное удостоверение Министерства здравоохранения России.

Наконец, в Саратовскую область приезжали представители производителя, дабы перенастроить программное обеспечение и устранить недоразумение с датчиками, раз уж оно вдруг наделало столько шума. Однако программистов к опечатанному оборудованию даже не допустили.

Что же мы имеем сегодня? Уголовное дело в отношении министра здравоохранения и ее подчиненных – раз. Арестованные УЗИ-аппараты – два. Очередь в детских больницах и усиленную эксплуатацию старой техники, потому что новенькая попадал под следствие грозной силовой структуры — три. Обсуждение истории в областной общественной палате и челобитные к прокурору области Сергею Филипенко с просьбой пощадить хотя бы детей в развернувшейся борьбе за букву контракта — четыре.

При этом суровым следователям регионального СУ СК еще полгода назад была направлена информация о том, что датчики являются отдельными заменяемыми устройствами (акт экспертизы ТПП Саратовской области № 008 43 00035 от 27.06.2019). Поэтому в случае их неисправности возможна замена на аналогичные, более того, система является рабочей с одним или несколькими датчиками (письмо ЗАО «НИПК Электрон» исх №1254 от 26.06.2019).

То есть, если так уж сильно волнует разница между официальным «именем» датчика и отражаемым на мониторе, то можно это несчастное взаимозаменяемое устройство демонтировать и на него место поставить правильное на все 100 процентов! И сажать «на гаупвахту» очень нужную детям, за счет бюджета купленную аппаратуру совсем не обязательно. Тем более, что жалоб на датчики от пользователей вообще не поступало.

Но вместо этого следствие вбрасывает в СМИ сумму в 53 миллиона рублей в качестве предполагаемого ущерба, хотя стоимость «спорных» датчиков по информации производителя составляет ориентировочно 20% от стоимости поставленного оборудования.

Более того, по информации полученной из наших источников следствием назначена товароведческая эспертиза. Однако в рамках товароведческой экспертизы устанавливается стоимость и качество товаров, а не причины неполадок и сбоев в программном обеспечении. Кроме того, соответствие  качества медицинского оборудования ГОСТАм и регистрационным документам устанавливается исключительно экспертами ФГБУ «ВНИИИМТ» Росздравнадзора. Таким образом, по делу проведена, как минимум не та экспертиза и не тем экспертным учреждением (https://yadi.sk/d/Pl2TjcEahA4XLA).

Для чего же это сделано? Неужели следствие даже не заинтересовано в том, чтобы получить объективную и достоверную информацию в таком громком уголовном деле? А ведь в него уже вовлечены несколько больниц, тысячи детей, крупный завод в Санкт-Петербурге  и даже целый региональный министр?

Справка «БВ». К сведению лиц, которые утверждают о поставках контрафакта. Поставленные аппараты УЗИ внесены в государственный реестр Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения, (http://www.roszdravnadzor.ru/services/mi_reesetr) и приказ МЗ РФ № 260 от 22.05.2018 г., утверждающий перечень медицинских изделий для приобретения в период до 31.12.2020 г. в рамках реализации государственной программы субъекта. Система диагностическая для ультразвуковых исследований «УЗИ-ЭЛЕКТРОН» по ТУ-9442-035-11150760-2016, имеет Регистрационное Удостоверение № РЗН 2018/7047 от 23 апреля 2018 г., в котором указано наличие необходимых датчиков и соответствие виду медицинского изделия-260250. Технические характеристики изделия полностью соответствуют требованиям Государственных контрактов.

регудостоверениеприказ 260_page-0004приказ 260_page-0003ТПП_page-0009ТПП_page-0001ТПП_page-0002ТПП_page-0003ТПП_page-0004ТПП_page-0005ТПП_page-0007приказ 260_page-0001приказ 260_page-0002

 

Один комментарий

  • Ниолай Яковлев

    Хорошая статья. Однако, доверяться демонстрируемым в качестве приложения дипломам, свидетельствам и заключениям экспертов следукт с осторожностью, я бы назвал с недоверием.
    И отказ судьи Волжского района об отстранении министра — не доказательство, а всего лишь процедурный момент, обусловленный усмотрением судьи.
    В конце прошлого года убедился в этом сам, когда группа мошенников предприняла попытку легализовать судебным решением (Октябрьский суд, судья Долгова) свои крыстные интересы. Именно экспертизы, подтвержденные соответствующими дипломами и свидетельствами, стали основой судебного решения. Экспертизы, проведенные организациями, дипломы которых и свидетельства оказались после знакмства с ними специалистов из Москвы несоответствующими требованиям к ним, мягко говоря, купленными в метро.
    Изощренность мошеннических схем в нашей стране достигла невероятных масштабов.
    Надо дождаться результатов расследования,обвинения и суда. И не «давить на жалость» СК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.