Дело Олега Тополя: притяженье земли и очень странная победа над коррупцией в Марксе

zemlya18 января 2017 года в администрации Марксовского района случилось маски-шоу. Сотрудники УФСБ и представители областной прокуратуры прошествовали по коридорам малолюдного здания и вошли прямиком к главному районному начальнику – Олегу Тополю.

Взят с поличным?

Что было дальше – вкратце показал ролик, обнародованный на следующий день спецслужбой. В нем растерянный глава то снимает, то надевает очки, в его кабинете идет обыск, жена чиновника в другом кабинете достает из сумочки две пачки 5-тысячных, со словами, что ей вернули долг, а деньги она намерена потратить на отпуск. Один из бойцов невидимого фронта берет 5-тысячные и раскладывает их ковром по полировке стола.

Визит силовиков закончился допросом и задержанием районного главы. По версии следствия, которая затем легла в основу приговора, Олег Тополь в 2014 году передал знакомому в собственность районные земли для последующей продажи. 16 января 2017 года муниципальные участки были проданы, а подставной владелец, исполнив роль продавца, передал супруге подозреваемого 360 тыс. рублей.

Следствие и суд заняли более двух лет, и вот – свершилось! В апреле 2019 года в Марксовском городском суде судья Тимур Алимбеков огласил приговор: бывший глава брал взятки участками, расположенными в Марксе, за что должен отправиться на 10 лет в колонию строгого режима и выплатить штраф в размере 50 миллионов рублей.

Первоначально Тополю вменяли целый букет статей Уголовного кодекса, однако из множества эпизодов следствию удалось доказать только те, которые связаны с двумя наделами. Что же они представляют из себя?

«Ансамбль Моисеева»

Нужно отметить, что земли в Марксовском районе всегда были в большой цене. «Притяженье земли» остро, как никто другой, ощущал Юрий Моисеев, возглавлявший район в 2006-2011 годах, поработавший затем зампредом областного правительства, а ныне занимающий заметную должность в АО УК «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга.

Выходец из глубинки не сделал бы такой впечатляющей карьеры, если бы не работал, что называется, на перспективу.

Это при нем происходил сгон фермеров, когда участки, задействованные в сельском хозяйстве, по истечении сроков аренды выставлялись на торги, невзирая на преимущественное право арендаторов на продление договора. Что в итоге? Скот, уничтоженный из-за того, что его негде пасти, разруха в фермерских хозяйствах и две персоны как символы самого беспардонного раскулачивания.

Ибо земли, которые много лет обрабатывали сельские труженики, стекались полноводной рекой в руки Елены Емелиной и ее сына Александра. И все в районе знали, что Елена Емелина – родная сестра Юрия Моисеева, а Александр Емелин – соответственно, его племянник.

Чтобы марксовские латифундии так не бросались в глаза, часть районных угодий выводилась путем передачи в аренду на какие-нибудь компашки, которые учреждали либо чертовски удачливые Емелины, либо мать Юрия Моисеева в паре с водителем его служебного авто. Либо же в арендных эпизодах фигурировали совсем уж подставные лица из числа друзей-приятелей, мелких чиновников и пр. Обычно в одних руках земля находилась 1-3 года, а потом меняла арендатора, но не тех, кто за этим стоит.

Маскарад для следствия

Таким было нехитрое устройство «ансамбля Моисеева», и весь этот маскарад, конечно, был шит белыми нитками. Но это не помешало золотому семейству сосредоточить в своих руках порядка 300 объектов недвижимости кадастровой стоимостью свыше 350 млн рублей. Нередко это были бывшие сельхозгектары, которые Александр Емелин успешно вывел в звонкий кэш. А дядя племянника тут снова не причем.

Участок, который стал роковым для Олега Тополя, выделяется из этого роя только своей исторической ролью. Когда–то это была территория акционерного общества, сгинувшего в ходе банкротства. Недурственные 4,6 га конкурсный управляющий через торги реализовать не смог, и они отошли в муниципальную собственность. В 2007 участок взяло в аренду ООО «Земля», в соучредителях которого значился Александр Емелин. Подержав землицу три года, фирма договор аренды расторгла с тем, чтобы эстафетная палочка перешла уже в другие, тоже надежные руки.

И тут в обойму «ансамбля Моисеева» вошел не кто-нибудь, а руководитель марксовского отделения кадастровой палаты Алексей Ибрагимов. Ему в 2011 году стало известно, что муниципальная власть выставляет на аукцион участок с кадастровым номером 64:44:030112:335 – целых 4,6 гектара промышленного назначения. Зачем госчиновнику промышленные земли–непонятно, да еще с арендной платой в 800 тыс. рублей в год. Однако администрация района (на тот момент главой был Николай Никитин) так хотела осчастливить Ибрагимова, что второй претендент на этот надел даже написал отказ от своего заявления.

Правда, оказалось, что этот претендент – Рыськов А.В. – представитель целой плеяды аукционистов, которые кочуют по торгам, выставляют заявки, взвинчивают цены, а потом совершенно бескорыстно отзывают свои заявления. Ну, очень своеобразные люди…Этот стреляный воробей от борьбы отказываться не собирался и в 2014 году даже подал в суд на марксовских чиновников, не ответивших на его заявление. Однако потом фишка Рыськова сыграла – свое заявление в суд матерый аукционист все же отозвал, по очень веской, надо думать, причине.

Так или иначе, единственный участник Ибрагимов «победил» на торгах и получил землицу, причем на 49 лет, хотя просил на 10. Более того, от чиновных щедрот перепала Ибрагимову и иная благость – администрация района разрешила ему сменить вид использования, так что промзона кадастровой стоимостью 24 млн рублей стала вдруг участком под ИЖС, где арендная плата – каких-то 24 тыс. рублей в год, вместо 800 тысяч, как в случае с землями промышленного назначения.

Продать мечту

За три года латифундист Ибрагимов не вбил в землю ни колышка, а в 2013-м арендатор и те, кто за ним стоит, решили, что пора участок оформить в собственность по отработанной схеме посредством дачной амнистии. Сделать это очень легко, если на участке возведено строение. И вот Ибрагимов, возглавлявший в тот период марксовское отделение кадастровой палаты, подает в свое же учреждение декларацию, где указывает, что с 2011 года на участке имеется строение.

На самом деле никаких построек в 2011 году на участке не было. В этом сам Ибрагимов сознался на суде, пояснив, что дату он указал произвольно, чтобы оформить землю в собственность. Претворение плана в жизнь началось 8 октября 2013 года, когда была оплачена госпошлина за подачу декларации о наличии на земельном участке недвижимости.

Почему эта дата важна? Потому что следствие и суд преподнесли ее как начало аферы, задуманный и осуществлённой под руководством Олега Тополя. И неважно, что Тополь заступил на должность районного главы 14 октября 2013 года – он же подписал постановление о продаже Ибрагимову земельного участка!

Эта удивительная логика следствия и суда начисто игнорирует здравый смысл и основанную на законодательстве практику. Достоверно установлено и документально подтверждено, что решение о передаче участка в собственность Ибрагимову было принято Тополем на основании «листа согласований», которые подписали руководители профильных структур администрации и их заместители.

Что дальше делает Ибрагимов? В 2014 году по указанию своего приятеля Емелина он делит участок на две части, одну из которых по документам продает Александру Чебакову — водителю в фирме жены Олега Тополя.

Обвинение утверждает, что в реальности Чебаков получил участок безвозмездно, и это и есть взятка Тополю в благодарность за оформление земли в собственность Ибрагимову.

При этом сам Ибрагимов с Тополем не общался, поскольку боялся нового главы, ведь тот добивался у руководства кадастровой палаты его увольнения. С Тополем контактировал вездесущий Емелин, на показаниях которого и основана версия о взятке.

Сам Олег Тополь заявил на следствии и суде, что земля покупалась реально, покупателем выступила его дочь, а на Чебакова участок был записан, дабы избежать кривотолков. Деньги за участок были уплачены Емелину, который и предложил сделку. Естественно, с продавца Емелина была взята расписка. В том же 2014-м сделка была оформлена через регистрационную палату.

В этой истории есть несколько непонятных моментов. По словам Ибрагимова, ему очень хотелось получить в собственность те самые 4,6 гектара. Но почему же половину этой мечты Ибрагимов хладнокровно отдает как «взятку»? Как утверждает «жертва» коррупционного злодеяния – такова была плата за возможность приватизации участка. Причем сообщил ему об этом Емелин, ведь лично с Тополем Ибрагимов не говорил, он же нового главу района очень боялся.

Получается, злодейский глава загнал бедного собственника в угол и с особым цинизмом вырвал у него кусок земли, к которой всем сердцем прикипел этот бедный человек… Но почему же, спустя месяц Ибрагимов, не дрогнув, продал и вторую часть столь ценной для него территории?

Покупательницей стала Елена Емелина, та самая сестра экс-главы района Юрия Моисеева. Если верить ее словам, сказанным на суде, то своим обширнейшим угодьям она счета не вела и документы подписывала, не вникая. Даже денег по результатам бурной земельной коммерции, которую развернул ее сын, Елена Михайловна в глаза не видела. Все торговые операции с золотыми гектарами в Марксовском районе вел ее сын Александр, да так ловко, что Ибрагимов, отваливший в землебанк Емелиных более 2 га, денег за них, по его словам, не получил.

Сама Емелина в суде по данному вопросу пояснить ничего не смогла. Ибрагимов под присягой заявил в суде, что продажа была мнимой и он до сих пор себя считает владельцем этой земли. А Емелин, опять же под присягой, заявил суду, что владеют участком он и его мать, а деньги по сделке были уплачены сполна. Надо ли говорить, что расписок никто не видел?

Спустя какое-то время после этой покупки, госпожа Емелина вдруг продает Ибрагимову и его супруге по 10 соток. Неужели ради этих дачных соток тихий землемер пошел когда-то на отчаянный шаг?

Расписки есть, но они пропали

Полную ясность в эту ситуацию могли бы внести расписки, которые Тополь, по его словам, взял с Емелина, покупая, при его посредничестве, половину участка Ибрагимова.

Но с расписками ситуация вышла преинтереснейшая. С одной стороны, сделка зарегистрирована официально. По тексту договора, денежные средства передаются в течение трёх дней после регистрации договора в регистрационной палате. Если деньги так и не были переданы, если оплата не состоялась, что же молчали три года Емелин и Ибрагимов? Ведь сделка имела место, напомним, в 2014 году, а маски-шоу в Марксе случились только в 2017-м.

О существовании расписок Тополь говорит сразу же, хотя, по идее, мог бы и не хранить их, если все регистрации пройдены, претензий за несколько лет не возникло. Далее экс-глава района заявляет, что эти расписки хранятся у него дома.

Со слов бывшего чиновника, после задержания его доставили в УФСБ области, куда, кстати, не допустили адвоката и где его несколько сотрудников подробно опрашивали. В ходе опроса Тополь подробно рассказал, где хранятся документы на приобретение земли.

Спустя какое-то время группа сотрудников УФСБ прибыла домой к Тополю, где в присутствии жены и сына был проведён обыск. В ходе обыска пакет с документами был найден, но, как выяснилось позже, расписки оттуда пропали.

Сам Тополь на обыске не присутствовал, почему расписки Емелина не были обнаружены в ходе обыска, он понять не может. Со слов Тополя, он не исключает, что к исчезновению расписок может быть причастен водитель Чебаков, который за один день до задержания главы начал сотрудничать с силовыми структурами вплоть до того, что вел аудио-и видео запись своего общения с супругой Тополя. Этот человек был доверенным лицом семьи, имел ключи от дома и, в случае чего, мог быть дома один по хозяйственной надобности.

Но даже если эти расписки не могут сейчас сыграть в пользу Тополя, почему же в глазах суда ничего не значит официальная регистрация сделки? Она состоялась в 2014 году, после чего «жертвы коррупционного произвола» целых три года молчали.

По версии Тополя, подоплекой нашумевших событий стало его политическое противостояние с бывшим главой района Юрием Моисеевым, и началось обострение ситуации после того, как Тополь начал требовать навести порядок в оплате земли. А вот Ибрагимов и Емелин, так и не объяснили внятно, отчего они, истерзанные коррупционными посягательствами, три года помалкивали, прежде чем обратиться в силовые структуры.

Как именно «солисты» «ансамбля Моисеева» боролись за гражданское достоинство и против страшного зла современности, какими непростыми путями шли они в Следственный комитет, чтобы выплеснуть все выстраданное на бумагу, и почему иногда казалось, что все это действо идет под аншлагом «Цирк зажигает огни», — обо всем об этом мы расскажем в следующей публикации.

Один комментарий

Добавить комментарий для Геннадий Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.