Добьют процентами: саратовский бизнес с трудом разгребает последствия господдержки

В Нижнем Новгороде предприниматели, взявшие под сохранение сотрудников льготные кредиты, столкнулись с самоуправством ФНС. И теперь ставка кредитов для некоторых из них выросла с 2 до 15%.

В Саратове налоговая ведет себя прилично, но у бизнеса все равно нет возможности нормально работать и платить налоги.

Гендиректор рекламного агентства «ГидМедиа» Максим Федоров и продюсер независимого телеканала ТВК Максим Федоров из Нижегородской области вынуждены теперь платить льготный кредит, взятый при условии сохранения сотрудников, не за 2%, а за все 15%. Об этом пишет издание «VTimes».

Напомним, льготные кредиты на зарплаты были одним из главных пунктов антикризисной программы правительства РФ. Главное условие — сохранение персонала: если компания сократит не более 10% сотрудников, гасить кредит будет государство. Кредит можно было взять с 1 июня по 1 ноября 2020 года и погасить его до 1 апреля 2021 года.

Размер кредита рассчитывался по формуле: количество сотрудников на 1 июня, умноженное на МРОТ (12 130 руб. с учетом районных коэффициентов и надбавок), плюс 30% МРОТ на страховые взносы и умноженное на количество месяцев с даты заключения договора до 1 декабря.

Предприятиям, которые на протяжении всего периода наблюдения сохранят не менее 90% сотрудников по сравнению с численностью на 1 июня, кредит спишут вместе с процентами — всю сумму за них выплатит государство. Если в штате останется не менее 80%, нужно будет вернуть половину кредита и процентов. Если же сохранить штат не удалось, то компании придется полностью возвращать деньги тремя платежами — в декабре, январе и феврале — и выплачивать проценты по обычной ставке (около 15%), а не льготной.

Программа сработала, позволив сохранить 5 млн рабочих мест: кредиты взяли более 200 тыс. бизнесов на сумму более 400 млрд рублей.

Однако с 1 декабря в рамках второго этапа программы — наблюдения — власти зачем-то взялись сравнивать количество сотрудников на 1 июня и на 1 апреля 2020 года. И делать выводы не в пользу предпринимателей. В итоге банки начали в одностороннем порядке начислять некоторым из них по кредиту 15%. Упомянутые выше нижегородские предприниматели как раз с этим и столкнулись, и теперь банк списывать со счетов любые поступающие деньги.

— Получается, что спасательный круг от государства в виде льготных кредитов может обернуться для бизнеса свинцовым обручем: да, он позволил удержаться на плаву весной — летом 2020 года, но в итоге топит предпринимателей полгода спустя, — делает вывод уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области Павел Солодкой.

Причем у жертв этого произвола нет претензий к банкам — они лишь операторы, действующие в рамках постановления правительства. Контроль за выполнением программы возложен на федеральную налоговую службу, которая берет данные о численности сотрудников из отчетности по страховым взносам. Напомним, ее предприятия сдают в ПФР не позднее 15-го числа месяца, следующего за отчетным. Вот и получается, что данные ФНС на 1 июня (начало программы) брались из отчетности, сданной до 15 мая, и фактически отражали численность сотрудников в апреле.

Причем о возможности такой ситуации бизнес-омбудсмен Борис Титов предупреждал еще в сентябре и писал об этом в правительство РФ. Тем более, что предприниматели, уверенные, что численность рассчитывается на 1 июня, сократили персонал более чем на 20% относительно апреля. В ноябре федеральное правительство прислушалось к бизнесу в этом вопросе, разрешив до 25 декабря уточнить в ПФР численность штата по итогам мая, а не апреля. И, по данным министра экономического развития РФ Максима Решетникова, позволило многим предпринимателям претендовать на списание кредитов.

По данным владельца сети кофеен Андрея Табоякова, в Саратовской области у пострадавших отраслей, взявших этот льготный кредит, таких проблем не наблюдается. Хотя есть сложности с кредитом, бравшимся в начале 2020 года с обязательством погасить его в ноябре прошлого года.

— Все хорошо, но мы должны были сохранить 90% людей и тогда не платить никакие проценты. Пока мы ничего не платим. Но это в любом случае сложно, потому что большинство тех, кто брал кредит летом, надеялся, что осенью все будет хорошо. И будет возможность закрыть, например, предыдущий кредит, который брали в начале 2020 года и нужно было отдавать в ноябре. Таких предпринимателей у нас не так много, но знаю, что у них возникают сложности, потому что надежды на то, что в октябре-декабре мы будем нормально работать, не оправдались. Ситуация не просто не улучшилась, она в разы ухудшилась, — констатировал ресторатор.

Единственный плюс — власти всех уровней стали, наконец, прислушиваться к бизнесу. И не только в Саратове, но и в Москве.

— Поэтому мы просим правительство, чтобы оно как-то пошло нам навстречу, — заметил Андрей Табояков.

Причем, предприниматели надеются, что саратовское правительство возьмет на вооружение опыт других регионов и снимет ограничения на режим работы общепита.

— У нас роста нет, идет плато и есть снижение. Даже в Питере, где ситуация была еще сложнее, чем в Москве, все открыли общепит не до 23.00 а до любого времени, — отметил владелец сети саратовских кофеен. Тем более, что удерживать сотрудников становится все сложнее — они просто переезжают в те регионы, где общепит работает полноценно. Что грозит саратовскому бизнесу потерей льготных кредитов и как следствие — массовыми банкротствами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.