Подрядчик саратовской мэрии отремонтирует музей в Марксе, на особняк Борисова-Мусатова желающих не нашлось

Из памятников культуры в Саратовской области проще всего дождаться ремонта тем зданиям, которые занимают бюджетные учреждения. Серия тендеров на ремонт и сохранение старинных построек, объявленная этой весной, похоже, формировалась именно по такому принципу.

В свежих тендерах заказан ремонт зданий, которые в целом находятся в неплохом состоянии и активно используются. Разрушающимся особнякам и общественным зданиям, которых много и в Саратове, и по области, такое внимание и не снилось. Но подрядчики, как выяснилось, и на такие объекты идут не очень охотно: часть аукционов уже сорвалась.

Так, не дождалась пока реставратора усадьба художника Борисова-Мусатова в Саратове, тендер на ремонт которой ценой 30,5 млн рублей объявлял музей Радищева, а Вольский краеведческий музей не нашел подрядчика для дома купца Менькова, где расположена картинная галерея.

Дом Менькова был построен в конце XIX века. Отличительная особенность здания — теремообразные купола на крыше. До наших дней сохранилось внутреннее убранство дома, включая лепнину на потолке, изразцовые печи и паркет. Картинная галерея Вольского краеведческого музея занимает здание с 1993 года, в советский период его занимал горком партии.

Отремонтировать усадьбу художника Виктора Борисова-Мусатова в Саратове планировалось к концу октября 2023 года, срок приема заявок истек 18 апреля, но интереса подрядчиков лот не вызвал.

Зато нашлись подрядчики для ремонта особняка купца Карле в Марксе и краеведческого отдела Областной универсальной научной библиотеки в Саратове.

Ремонт дома Карле, расположенного в центре Маркса по улице Кирова, 47, заказывал областной краеведческий музей, поскольку в здании расположен его филиал. Это двухэтажный дом, возводившийся в начале XX века. В 70-х годах со стороны двора к нему была добавлена пристройка, ее тоже занимает музей.

Ремонтом музея займется ООО «Юнистрой», оценившее свои труды в 39,1 млн рублей при начальной цене в 41,4 млн. Подрядчик известен в Саратове реставрацией здания саратовской мэрии, в 2016 году он подновлял на нем фигуру льва и скульптуры над входной группой. Компания действует с 2010 года, ее единственным собственником и гендиректором выступает Микаел Аветисян. Лицензия Минкульта на работы на памятниках культуры у подрядчика оформлена с 2013 года, а портфель его госконтрактов достаточно солиден и охватывает не только Саратов, но и Москву.

Корпус областной библиотеки в Саратове на Челюскинцев, 99, аккурат напротив здания областного минстроя, будет ремонтировать ИП Сергей Егоренков, как единственный участник тендера ценой 60 млн рублей. Предприниматель занимается строительством с 2018 года, зарегистрирован в селе Ахмат. Сергей Егоренков тоже активный участник крупных тендеров на ремонтные работы.

В прошлом году он проводил капремонт фасада прокуратуры Калининского района и реставрировал в Саратове здание медицинского университета. В этом году МКУ «Капстроительство» заказало ему за 831,6 тысячи рублей ремонт монумента Героям фронта и тыла. Ранее предприниматель был учредителем трех саратовских фирм, занимавшихся производством строительных металлоконструкций, но ни одна из них на данный момент не действует.

До 4 мая ждут заявок от подрядчиков, готовых отремонтировать основное здание областной научной библиотеки в Саратове по улице Горького, 40. Начальная цена тендера — 121,5 млн рублей. Заказчиком, как и в случае со зданием на Челюскинцев, выступает сама библиотека.

Дожидается своего подрядчика здание торгового дома Махунцевых в Балаково, на самом деле — торгового дома Шмидта. Тендер ценой 34,1 млн рублей находится на стадии работы комиссии. На днях, 22 апреля, в нем внезапно решили корректировать документацию. Заказчиком выступает Балаковская художественная школа имени Задорожного. Здание, стилем напоминающее доходный дом Сатова в Саратове, пока пустует, но его после ремонта, по всей видимости, займет сама школа.

Фото Дениса Жабкина

Старинный особняк предстоит не только отреставрировать, но и приспособить для современного использования. Причем срок на это отводится не слишком большой — до 1 ноября 2022 года.

— Я почти на каждом заседании Градозащитного совета выступаю за то, чтобы не то чтобы ремонтировать, об этом речи нет в нынешнем экономическом положении, а хотя бы законсервировать те памятники, которые находятся в муниципальной собственности. Но и этого делать никто не собирается. С точки зрения и подрядчиков, и собственников — муниципалитета, гораздо дешевле и выгоднее чтобы этого здания не было, а место в центре города можно было бы отдать под какие-то иные нужды. Потому что реконструкция всегда будет стоить дороже, чем возведение нового здания. И кроме как политической волей эту ситуацию никак не решить, — отметил председатель Градозащитного совета Алексей Голицын.

Что же касается тех зданий, которые все-таки будут реставрировать, то и наличие у подрядчика лицензии на работу с ОКН, как показывает печальный пример усадьбы в Падах, не всегда гарантирует качество работ. Поскольку для тех компаний, кто ее оформил, по сути ничего не меняется — для непосредственного выполнения ремонта нанимаются те же самые рабочие. Просто у компании имеется документ, позволяющий ей завышать стоимость работ, поскольку конкурентов у нее практически нет. Да и подход к ремонтным работам, отмечает Алексей Голицын, подчас формальный.

— Гораздо проще выполнить какие-то элементарные работы по предварительной договоренности с чиновниками, чем связываться со сложнейшими объектами, которые требуют привлечения специалистов, которых нужно звать из Москвы, потому что нигде в других местах они не водятся, — констатирует он.

Примеров небрежного отношения подрядчиков к восстанавливаемым зданиям, по словам эксперта, в Саратовской области масса. И к сожалению, это не только усадьба в Падах.

— Мы помним как вели себя подрядчики на всех других объектах, например на набережной нашей, сколько было сложностей с краеведческим музеем в Хвалынске, когда люди крайне формально подходили к своим обязанностям. Их спрашиваешь: зачем крыльцо изуродовали? А потому что оно не предмет охраны. Кто просил вообще к нему прикасаться? Это же кованое навершие чуть ли не XVIII века. Сейчас идет реконструкция особняка Тимофеевского в Саратове на углу Вольской и Шевченко. Для того, чтобы сделать ремонт, они взяли и убрали кусок ограды для того, чтобы «КамАЗ» проезжал, — рассказал Алексей Голицын.

Если какой-либо элемент здания не является предметом охраны, его состояние вообще не интересует подрядчиков, констатировал он. Формально — закон об охране памятников соблюдается, остальное не имеет значения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.