Дырявый бюджет, беспомощные чиновники и бегущий бизнес. Гордеп объяснил, к чему привела Саратов зависимость от Володина

Конец года традиционно — время для подведения итогов и оформления планов на будущее. В нынешних условиях оно весьма призрачно, но бюджет Саратова все равно приходится планировать. По закону, он верстается теперь сразу на три года и уже на следующей неделе состоится его публичное обсуждение. Депутат городской думы и председатель реготделения «Партии Дела» Олег Комаров изучил проект и считает, что жить в следующем году Саратов будет только хуже.

— На следующей недели должны пройти публичные слушания, посвященные проекту бюджета на 2021 и последующие два года. На ваш взгляд, каким он будет?

— В бюджете 2021 года на 3,8 миллиарда рублей меньше, чем в бюджете нынешнего года, где 21,2 миллиарда. И когда председатель городского комитета по финансам Александр Струкалов выступал перед депутатами в гордуме, я задал вопрос, не свидетельствует ли такой разрыв об экономическом кризисе? Сейчас мы тяжело живем, а цифра следующего года еще меньше. Значит, жить мы будем еще хуже? Ответ чиновника удивил: нет, мы привыкли так жить. И будем просить Москву, и она даст. То есть нам молиться надо на Вячеслава Викторовича Володина — даст он нам денег или не даст. Потому что получается, что Бюджетный кодекс РФ не имеет значения, все зависит от нашего земляка.

Но помимо всяких субсидий, субвенций из федеральных и региональных бюджетов, у нас все-таки есть собственные доходы. И их анализ показал, что они падают. Падает сбор земельного налога, арендной платы, доходы от продажи земли, доходы от размещения рекламы. И, на мой взгляд, это свидетельство того, что бизнес уже не хочет работать в Саратове. У нас же чиновники в большинстве случае ведут себя так, как будто они пупы земли: хочу — дам, хочу — не дам и плевать на законы.

В итоге многие уезжают из Саратова. Буквально недавно восемь предпринимателей, занимавшихся в Саратовской области дорожными работами, позакрывали свои фирмы и уехали в Брянск. Потому что там электроэнергия на 30% дешевле, коммунальные платежи и кадастровая стоимость земли и недвижимости, арендная плата меньше, чем в Саратове. И получается, что в других регионах выгоднее работать, чем в Саратове и число продающихся торговых центров, ресторанов-кафе, турбаз, магазинов тому подтверждение.

А чиновники в погоне за длинным рублем, когда утверждали тарифы, налоговые ставки по местным налогам, не видели за этим предпринимателей и людей, создающих добавочную стоимость. Они видели лишь свои оклады, премии, преференции. Кстати, чиновники, которые сейчас занимаются имуществом и землей, ничего нового не придумают и отведут себе землю, имущество, но проблема в том, что продавать это все будет уже некому.

Бизнес постепенно переходит в другие регионы — Брянск, Калининград, Пензу, Москву, Подмосковье. А тот, что остается здесь, думает о банкротстве. Причем это касается не только маленьких компаний, но и предприятий-гигантов. Посмотрите на проспект 50 лет Октября, вдоль которого раньше работало несколько заводов, а сейчас СЭПО объявил о сокращении людей, а кто-то — о ликвидации. В Саратове можно проводить экскурсии: ездить по районам и показывать — здесь был завод с 25 тысячами работников, а теперь никого нет, один конкурсный управляющий. 2021 год по всем прогнозам будет еще хуже. И это только одна сторона медали.

— А вы никуда не собираетесь уезжать?

 

— Нет, я чокнутый. Так и запишите — Комаров чокнутый и никуда уезжать не собирается.

— Тогда про вторую сторону медали…

— Если мы посмотрим на вторую — реализацию госпрограмм, нацпроектов — то увидим, что там везде воровство и об этом уже говорит Вячеслав Володин. Нормально, что председатель Госдумы РФ приезжает и делает кучу замечаний по стройматериалам, уложенной плитке строителям, чиновникам всех уровней? Посмотрите на так называемую новую набережную — она вся потрескалась, посыпалась, а ведь чиновники подписывали акты выполненных работ. То есть через госпрограммы, нацпроекты идет разворовывание государственных, а точнее, наших с вами, как налогоплательщиков, средств.

И 2021 год лучше не будет. Известно, что федеральный бюджет секвестируют на 7 триллионов рублей. Отголоски этого докатятся и до Саратовской области — регион получит меньше денег. Например, в 2020 году из дорожного фонда на ремонт дорог в Саратове и области выделено около 4 миллиардов рублей. А в бюджете 2021 года только 1,2 миллиарда. Струкалов опять-таки говорил, что нам дадут денег. Дадут, если они есть. А если их нет? Наши желания одно, а реальность — другое. 

На местные налоги мы надеяться тоже не можем, потому что убили малый и средний бизнес. Он банкротится и постепенно умирает, пока чиновники делают круглые глаза и удивляются: «А почему же так получилось?»

— Не умрет, видимо, «свой» бизнес, который сидит на госконтрактах?

Да. Но это называется коррупция. Например, в Саратове работает СПГЭС, владельцы которого зарегистрированы в офшоре. И туда уже перечислено 150 миллионов рублей. Хотя у ЗАО и ООО СПГЭС общая выручка за прошлый год составила более 10 миллиардов рублей. Ранее эти компании были аффилированы семье Олега Грищенко. Как известно, глава Саратова Михаил Исаев работал вместе с ним.

Сейчас, когда остро стоит проблема дефицита бюджета возник вопрос по арендной плате СПГЭС. На заседании гордумы рассматривались две методики ее расчета. Первая работает уже более 10 лет в Саратове и все без льгот платят в соответствии с ней. Исходя из нее СПГЭС должен платить 117 миллионов рублей за аренду муниципального имущества. Но Исаев дал команду применить новую методику, в рамках которой, вероятно, стоимость аренды для СПГЭС составит всего 48 миллионов рублей. Хотя СПГЭС с такой выручкой мог бы платить и больше. Как это можно назвать? Я считаю, что это коррупция. Убежден, что со временем правоохранительные органы дадут оценку этим явлениям.

— Довольно много денег в следующем году предлагается потратить на благоустройство. Саратов будет с новой плиткой, но убитым бизнесом? Похоже на пир во время чумы.

-Тут хороший пример — новый пляж. Это проект Вячеслава Викторовича Володина и то, о чем он говорит, должно неукоснительно выполняться. И надо во чтобы то ни стало сделать новый пляж, хотя он стоит уже под миллиард рублей.

Затем Володин вместе с Радаевым и Исаевым побывал в Поливановке, в Заводском районе, увидел, что на окраинах нет никакого благоустройства и заявил, что здесь надо делать скверы, парки, пешеходные дорожки. И тут есть вопросы, конечно. В сентябре у нас умерло от коронавируса 4 тысячи человек. И многие задаются вопросом: будет ли кто-то при таких тенденциях ходить по этим паркам и дорожкам?

Здесь надо говорить о том, на сколько здравоохранение справляется со своими обязанностями, есть ли лекарства, как работает «Скорая помощь». Я на своем опыте убедился, что она может ехать до пациента по три дня просто потому, что нет машин. Давайте, может быть, вместо плитки купим 100 машин «Скорой помощи»? 

Переходим к больницам — попасть туда сейчас вообще невозможно. Если все же попали, неделю надо лежать в коридоре, что явно не бьется с нормативами. Сразу в голове возникают вопросы о тех чиновниках, кто несколько лет назад принимал решения о закрытии инфекционных больниц.

Володин недавно удивлялся, что есть два компьютерных томографа, но они пылятся на складе. В моем округе ни в одной поликлинике — №№ 16, 17 — нет такого аппарата. А КТ лежат на складе, простаивают, хотя должны быть в каждом лечебном учреждении.

Аналогичные вопросы по дефициту лекарств. Его объясняют проблемами с маркировкой. Так у нас есть целый председатель Госдумы РФ, который и мог бы навести порядок в этом всем, ускорить этот процесс.

Нам сейчас вообще предлагают лечиться дома, хотя не везде участковый есть. Люди сегодня по интернету все узнают, пытаются достать лекарства и сами делают уколы. Правильно-неправильно, совместимы или не совместимы те или иные таблетки — все это ложится на плечи самих жителей, потому что медицинской помощи как таковой просто нет.

И в конечном счете если бы все это было бы решено в этом году, то во-первых, было бы гораздо больше сохраненных жизней. А во-вторых, не было бы такого ажиотажа как сейчас.

Но когда у городских чиновников спрашиваешь, сколько и на что выделены из бюджета денег на профилактику и борьбу с ковидом, нам говорят, что за 46 млн рублей моют тротуары со специальным средством. Хотя уже много раз говорили, что это вредно. Еще МУПам маски выделяют. А как насчет жителей Саратова? Как вы им помогаете? От председателя комитета по финансам мы ответа на этот вопрос не услышали.

Хотя нужно было выделять эти средства в 2020 году и закладывать их на 2021 год. Потому что ковид — это не современное изобретение. Изучался он еще в 80-х годах и по прогнозам, на спад он пойдет не раньше марта следующего года. Если так, то и деньги в бюджет Саратова на первый квартал надо закладывать. А пока мы этого не видим.

— Зато более 1,1 млрд рублей в следующем году планируется потратить на содержание городской и районных администрации.

— Да, деньги на чиновников всегда находятся. Хотя у Исаева заместителей уже девать некуда, и в районах тоже. А на выходе все ли хорошо? Ответ «нет» очевиден. И по опросам 86% саратовцев хотят уехать из города. И это же тоже показатель, что что-то не так в Саратове и на это нужно обратить внимание, а не на свои зарплаты, премии и воровские деньги.

А то доходит до смешного: мы отремонтировали помещения на стадионе «Сокол», но в горбюджете не нашлось 1,5 миллиона рублей на гидроизоляцию крыши. В итоге весь ремонт коту под хвост. Деньги на пиар Исаева, других чиновников нашлись, а вот на крышу для спортсменов — нет, это великая проблема.

Асфальт мэр обещал положить вокруг школы № 76, где сейчас одни колдобины и вместо дорожек одни названия. Исаев клялся на думе, что сделает. Год заканчивается, ничего не сделано, и видна цена слов главы города.

К школе № 94 планировали пристраивать здание, в котором должен был разместиться новые классы и спортзал, который в старом здании занимает всего 100 квадратных метров. В прошлом году потратили 3 млн рублей на проектные изыскания, в этом надо было потратить 980 тысяч рублей на экспертизу проекта. Но этих денег в бюджете Саратова не нашлось и все заглохло. Хотя вокруг территория застраивается домами и скоро детям учиться будет просто негде.

И если вы не находите деньги на борьбу с коронавирусом, на социальные объекты, как можно поддерживать такой бюджет? Я голосовал против.

— Ваши коллеги по «Партии Дела» неоднократно говорили, что проблема региональных бюджетов заключается в выстроенной системе межбюджетных отношений. И необходимо разорвать «петлю Кудрина», благодаря которой сегодня налоги из субъектов утекают в Москву.

— Я уже говорил, что бюджет Саратова должен быть не 21 миллиард с копейками, а 37 миллиардов рублей. А сейчас традиционно под конец года не хватает на декабрьские зарплаты сотрудникам бюджетных учреждений, на МУПы. Например, у МУПа «Благоустройство» уже нет денег даже на солярку, машины заправлять нечем. Деньги ушли в софинансирование госпрограмм, нацпроектов и оголили эти статьи.

Где взять деньги? По итогам 2019 года на территории Саратова было собрано 123 миллиарда рублей налогов, сборов и так далее. 95 миллиардов ушли в Москву, ей же надо помогать. Саратову остался 21 миллиард рублей. Понятно, что нам не хватает. И эту ситуацию надо менять. На мой взгляд, 50% собранных средств должны оставаться на местах. Мы платим налоги и мы должны видеть, где и как они работают. Да даже 37 миллиардов рублей для нас были бы хорошим выходом. Считаю, что надо менять Бюджетный кодекс РФ. Об этом не раз писал и Володину, и в правительство РФ. К сожалению, федеральные чиновники пока отвечают, что система уже сложилась и великолепно работает, а народ подождет. В итоге Саратов набирает очередных банковских кредитов и стоит на грани банкротства. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.