Федеральные СМИ: после скандала с пытками Общественную палату Саратовской области нужно разогнать вместе с председателем

Общественную палату Саратовской области и наблюдательную комиссию, которая должна была следить за тем, как соблюдаются права заключенных, следует распустить.

Такое мнение высказал экс-депутат Госдумы от Саратовской области Антон Ищенко в беседе с «Известиями». Скандал вокруг ОТБ-1, где вскрылись факты истязаний заключенных, продолжает разгораться. По имеющейся информации, Генпрокуратура уже приняла решение об увольнении нескольких высокопоставленных работников прокуратуры. По мнению Ищенко, дискредитировавшие себя общественники должны уступить место новому составу.

— Считаю, что и весь состав ОНК в Саратовской области и вся Общественная палата во главе с главным имитатором работы Борисом Шинчуком должна быть распущена. Должны состояться новые выборы, которые позволят организовать действительно эффективный общественный контроль, — заявил он.

По данным адвоката Снежаны Мунтян, представляющей интересы пострадавших от пыток заключенных, несколько человек, еще отбывающих наказание, отказались подавать заявления. Готовы обратиться за помощью только шестеро. Как утверждают «Известия» со ссылкой на свои источники, при этом показания готов дать один из исполнителей, подозреваемых в пытках, который пошел на сделку со следствием.

Как рассказала Мунтян изданию, центральный аппарат ФСИН похоже вознамерился получить от арестантов сведения о пытках. В колониях заключенных стали по громкой связи приглашать в оперативную часть писать заявления, но на деле, утверждает адвокат, руководство колоний начало саботировать указания главка, осужденным дали понять, что у них будут проблемы, и люди отказались от намерений добиваться правды.

Чтобы вынудить человека молчать, пояснила защитница, в колониях довольно и законных способов, вроде взысканий за нарушения дисциплины или помещения в штрафной изолятор. Шансов обжаловать эти действия почти нет, а такие взыскания напрямую влияют на срок содержания. Те же заявления, которые заключенные все-таки написали, по данным Снежаны Мунтян, администрация колоний не регистрирует и вряд ли эти документы дойдут до Следственного комитета.

К 7 уголовным делам, возбужденным по фактам пыток и насилия над осужденными в ОТБ-1 может прибавиться и восьмое — по статье «Убийство». Один из подозреваемых в пытках признался в убийстве этапированного из Астрахани арестанта, совершенном 3 года назад. Официально его смерть расценили как суицид.

Сигналы о том, что ОТБ-1 стала местом систематических истязаний заключенных, поступали минимум с 2012 года, когда в саратовской ИК-13 был насмерть забит заключенный Артем Сотников. Его убийцы были осуждены, но руководство колонии осталось на своих местах. Мать убитого Лариса Сотникова заявила, что о том, что происходит в ОТБ-1, было известно уже тогда. В 2012 году обращался в правоохранительные органы по данным фактам и Антон Ищенко, который напомнил о другой громкой истории — с гибелью как раз в той самой тюремной больнице другого заключенного, Алексея Степанова. Родственники погибшего были уверены, что он умер от побоев, но так и не смогли добиться возбуждения уголовного дела.

В 2013 году в СМИ проходила информация о гибели еще двух заключенных в ОТБ-1, которую руководство колонии оформило как смерть от сердечного приступа, хотя родственники покойных тоже говорили о многочисленных следах пыток на их телах. Добиться расследования также не удалось. В том же году сотрудник столовой ОТБ-1 Дмитрий Шадрин рассказал о творящемся беспределе на заседании рабочей группы Госдумы по развитию общественного контроля в местах отбывания наказания. Он назвал учреждение концлагерем. Но и эти заявления не дали результата.

О пытках в саратовских колониях писали в компетентные органы общественники, в том числе председатель «Комитета за гражданские права» Андрей Бабушкин. Правозащитник требовал от местного УФСИН служебной проверки. Саратовский юрист Николай Скворцов рассказал «Известиям» о сравнительно свежем случае, в 2020 году двое заключенных признались, что под пытками оговорили осужденного балашовского спортсмена Максима Бурбина. Но инициированная под давлением общественности проверка областной прокуратуры тоже ничего не выявила.

Между тем главный источник информации об истязаниях в ОТБ-1, отбывавший там наказания программист Сергей Савельев, который передал диск с видеозаписями происходящего организаторам проекта Гулагу.нет, сейчас находится во Франции, где запросил политического убежища. По данным «Собеседника», он вышел из координационного центра для просящих убежища граждан в аэропорту Шарль де Голль. Основатель правозащитного проекта Владимир Осечкин заявил, что получил от Савельева еще один жесткий диск с 2 терабайтами видео из ОТБ-1.

«Кольцо вокруг организаторов и кураторов пыточного конвейера сжимается, целый ряд генералов ФСИН и ФСБ сейчас ведут активные переговоры с администрацией президента и руководством Генпрокуратуры по поводу своей судьбы и ограничения расследования на уровне Саратова. Но — не удастся. Аннушка уже пролила масло», — цитируют Осечкина издание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.