Форс-мажор не для всех: признать пандемию причиной своих бед в Саратове смогли немногие предприниматели

С конца марта, когда власти отправили граждан в самоизоляцию, многие сферы жизнедеятельности в простой, а всю экономику — в отстой, бизнес потянулся в ТПП в надежде объявить «коронавирусный кризис» форс-мажором и обнулить обязательства, превратившиеся в кабалу.

Торгово-промышленные палаты в регионах могут выдавать сертификаты о наступлении форс-мажора (официальное название – обстоятельства непреодолимой силы) по транзакциям в пределах России. Но вопрос о оказался непростым.

С одной стороны, связь между плачевными делами бизнеса и пандемией очевидна. Если покупатель сидит взаперти, так как на территории региона введен режим повышенной готовности к ЧС, если в рамках этого режима предприятию или магазину предписано повесить на дверь амбарный замок — то, что это, как не обстоятельство непреодолимой силы?

Но если бы все было так просто, то наша страна называлась бы не Россией, а как-то иначе. Тема форс-мажора оказалась лабиринтом со многими тупиками и неожиданными поворотами.

Роль и место форс-мажора в деловых отношениях описывает пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса РФ, который гласит, что лицу, не исполнившему обязательство или исполнившему его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности грозит ответственность, если это лицо не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора).

При этом прямо в тексте статьи ГК подчеркнуто: «К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств».

Мажор или минор?

Но может ли считаться форс-мажором пандемия (новая коронавирусная инфекция)? Если говорить коротко: не всегда и не для всех. «Ведомости» в публикации от 13 мая напоминают, что государство в лице Минфина, МЧС и ФАС еще в начале апреля объявило, что в сфере госзакупок в связи с пандемией форс-мажор применяется. В то же время Торгово-промышленные палаты Москвы и Санкт-Петербурга в большинстве случаев отказывают в выдаче заключений, что пандемия может рассматриваться как форс-мажор.

«Обзор по отдельным вопросам судебной практики», утвержденный Верховным судом РФ 21 апреля, на вопрос «возможно ли признание эпидобстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции обстоятельствами непреодолимой силы» не дает однозначного ответа.

Отмечается, что «признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников» и должно рассматриваться с учётом обстоятельств конкретного дела.

Среди таких обстоятельств называются срок исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумность и добросовестность действий должника. Пандемия и меры по ее нераспространению (самоизоляция граждан, приостановка работы предприятий и учреждений), могут быть признаны форс-мажором, если установлено их соответствие названным выше критериям и выявлена причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

Абсолютная ясность с форс-мажором есть только в одном ракурсе: торгово-промышленная палата точно вам откажет, если вы хотите обнулить арендную плату за период простоя, ссылаясь на пандемию и букет ее последствий. То есть отсутствие средств на расчеты с арендодателем не повод для признания у вас форс-мажора, даже если торговый центр, где вы снимаете помещение под магазин, третий месяц стоит под замком.

Чтобы арендаторы не питали пустых надежд, сайт региональной ТПП предупреждает претендентов еще на входе. Тем не менее, большинство обращений от предпринимателей связано именно с арендной платой. Так, о своих злоключениях рассказала компания, которая владеет внушительным количеством вендинговых автоматов (терминалов по продаже прохладительных напитков, сладостей).

— Некоторые наши терминалы установлены на территории государственных спортивных учреждений, арендная плата составляет более 5 тысяч рублей в месяц за 1 автомат, — рассказывает юрист компании. – По распоряжению правительства эти бюджетные учреждения были закрыты, соответственно, автоматы простаивают без дела более месяца, и оплачивать аренду за время простоя нам, конечно же, не хочется. Но ТПП нам ответила, что отсутствие денежных средств не является форс-мажором, хотя мы в таком ракурсе речь даже не вели. 

Как пояснил советник президента региональной торгово-промышленной палаты Сергей Леонов, причина отказов не только в прямом применении норм пункта 3 статьи 401 ГК РФ, но и в официальной позиции ТПП России, обнародованной 8 апреля 2020 года на сайте областной ТПП. Кроме того, об арендаторах уже побеспокоилось правительство РФ.

Так, по постановлению правительства РФ № 439 от 03.04.2020 года арендаторам недвижимости (но не жилья), находящейся в государственной, муниципальной или частной собственности, предоставляется отсрочка арендной платы. Она дается на срок действия режима повышенной готовности или ЧС в сумме 100% арендной платы и в объеме 50% арендной платы со дня прекращения действия режима до 1 октября 2020 года. Долг по арендной плате должен быть погашен не ранее 1 января 2021 года и не позднее 1 января 2023-го.

К тому же, форс-мажор не панацея.

— Даже если в вашем случае признают форс-мажор, то вас освободят только от ответственности, то есть от пеней и штрафов за просрочку оплаты товара либо услуги. Но это не значит, что вы получите еще и право не платить сам долг, например, арендную плату, — считает руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов «Опора России», директор ЮК «Арбитек» Александр Чаплыгин.

Успех — 16 процентов

По словам Сергея Леонова, на тему форс-мажора ТПП провела свыше 400 консультаций, в том числе по телефону. Более 500 претендентов на то, чтобы лично их беды признали обстоятельствами непреодолимой силы, обращались в палату. Однако форс-мажор был признан примерно у 30 обратившихся.

В общем, круг тех, кому повезет с форс-мажором, представляется очень узким, причем даже если ты не арендатор, нарваться на отказ легче легкого. 

— Моя компания заключила договор на поставку молока с одним из детских садов, но цена продукта в закупе выросла на 18% от указанной в контракте. Я обратился в ТПП с заявлением о признании форс-мажора и указал, что цена выросла из-за того, что весь апрель был нерабочим по указу президента РФ. Второй случай связан с поставками питания в школу. Этот контракт я тоже не смог выполнить по независящим от меня обстоятельствам: компания приостановила деятельность на период, объявленный указом президента нерабочими днями, — рассказал предприниматель Илья Выходец.

В обоих случаях ТПП не дала бизнесмену право без последствий отказаться от исполнения обязательств: в первом случае было отказано, так по федеральному закону №98-ФЗ, принятому вовремя пандемии, стороны получили право пересматривать муниципальные контракты. Если договоренности достичь не удается, стороны могут расторгнуть контракт без применения репрессивных мер. Во втором случае ТПП ответила, что форс-мажор скорее наступил для школы, чем для поставщика. Сторонам было предложено подписать допсоглашение.

А вот ООО ПКФ «Виринея», изготовитель спецодежды, получила от палаты обнадеживающий ответ, но выполнять все требования отказалась из-за нехватки времени.

— Из-за режима самоизоляции и остановки производства некоторые наши поставщики тканей и фурнитуры начали нас очень сильно подводить, — рассказала замдиректора компании Полина Сокка. – Но, чтобы признать форс-мажор, мне нужно было оповестить этих контрагентов в установленные законом сроки, а также собрать массу доказательств, в том числе почтовых квитанций по каждому договору. В общем, тут готовиться надо как к суду, не иначе, но нам было проще оплатить претензии, они все были меньше 5 тысяч рублей.

Всего лишь попали на деньги

Среди счастливчиков, которым палата дала добро, есть, к примеру, предприятия фастфуда.

— Хорошая перспектива у договоров подряда и поставки, которые сорвались по независящим от претендента причинам, — подчеркивает Сергей Леонов. — Мы должны изучить все обстоятельства, связанные с неисполнением обязательств по договору. К ним относятся: срок, в течение которого предприятие не работало, объем уже выполненных обязательств по договору, наличие приказов, регулирующих занятость, например, о переводе работников на сокращенную неделю и т.п. Перечень документов указан на сайте палаты. Важно, чтобы их готовили юристы предприятия.

По словам леонова, сейчас на рассмотрении ТПП находятся порядка 170 обращений о признании форс-мажора, из них около 100 обращений, имеют положительную перспективу, если заявители дополнят пакет документов.

— Транспортные компании, чьи интересы я представляю, с конца марта «возили занавески», — рассказывает юрист Гелена Алексеева, защищающая права ТК «Ной» и «Властелин». – Из-за отсутствия пассажиров они накопили большие убытки, а отказываться от перевозок нельзя, иначе лишат маршрутов. Понятно, что причина всему — пандемия, но в то же время это не форс-мажор. Мы же не сорвали договоры, мы всего лишь очень сильно попали на деньги. И таких полно! Хотя сейчас подход к форс-мажору немного смягчается: 30 апреля опубликован очередной обзор Верховного суда под девизом, я бы сказала, «и да, и нет», там видно, что взгляд на форс-мажор и другие вещи становится потихоньку иным.

«Так нужно ли подтверждать форс-мажор в ТПП, — рассуждает Александр Чаплыгин. – Я считаю, это стоит пробовать сделать, но нужно знать, что это не безусловное доказательство для суда. Согласно позиции ВС РФ, в итоге только суд вправе решить, имел ли место форс-мажор».

Все эти юридические дебри встречают жесткую критику у предпринимателей, на которых обрушились все беды «коронакризиса».

— Сбор справок и многоэтажных доказательств, которые в глазах суда могут даже и не сыграть, — еще один способ закоматозить компанию, — убежден депутат областной думы Дмитрий Ханенко. – Запоздавшие меры не спасут, если бизнес уже разбит в щепки. Отсрочки по аренде его не воскресят, налоговые каникулы не помогут, мытарства с признанием форс-мажора будут напрасны, потому что лекарства тебе нужны, когда ты жив. А если ты уже мертв – то уж извините.

Кстати, по подсчетам Национального рейтингового агентства (использована методология межотраслевого баланса), из-за режима самоизоляции в 2020 году сокращение добавленной стоимости может произойти у нескольких десятков российских отраслей в диапазоне от 3,9% до 83,9% в годовом выражении. Максимальные потери прогнозируются у гостиниц и предприятий общественного питания и вообще в сфере услуг (-77,5%), производство одежды и обуви (-52,7%), в области культуры и спорта, организации досуга и развлечений (-46,1%).

Суммарный ущерб для наиболее пострадавших от пандемии коронавируса отраслей экономики может составить 17,9 трлн рублей, а потенциально невостребованными на рынке труда могут оказаться до 15,5 млн человек. Сокращение налогов, сборов и страховых взносов оценивается в 4,2 трлн рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.