Главное, чтобы театр не стал равнодушнее: заслуженная артистка РФ Тамара Лыкова о профессии, жизни и Саратовском ТЮЗе

ЛыковаЗаслуженная артистка России Тамара Лыкова  много и плодотворно работала ещё при патриархах Саратовского ТЮЗа и прекрасно помнит всех их и события, с ними связанные.

-Тамара Константиновна, Вы в судьбу верите?

— Однозначно – судьба существует.

— А в чудеса?

— Странных и невероятных событий в жизни хватает. Во время  гастролей в Польшу, это было уже давно, несколько десятилетий назад, мы жили в самом сердце Варшавы, на улице Маршалковской. Однажды я  решила прогуляться и… заблудилась. Я не понимала, куда идти, но происходило и нечто, куда более странное.  Чувствовала: я здесь когда-то  была. Уже видела и знала все эти особняки и бульвары! Не в кино видела – наяву. И ещё там, в моей неведомой прошлой жизни мне встретились на этой улице какие-то  близкие люди…

Иду я по узнанной-неведомой улице, и вдруг меня окликают такие знакомые голоса: «Тамар!». Смотрю, а на другой стороне улицы — Григорий Цинман с Ильёй Володарским — собственными персонами. Обрадовались мы друг другу ужасно и мужчины спрашивают, как им отсюда выбраться. Они, оказывается, тоже заблудились! Вместе мы довольно легко и весело нашли дорогу  до своего отеля. Столько лет миновало, а  ощущение чуда  со мной  до сих пор. Я узнала город, никогда не бывая в нём раньше.

— Годы над некоторыми событиями не властны. Уже много лет прошло со времён  спектакля «Королева красоты», а я до сих пор помню Вас в роли деспотичной матери. Как вам удалось сыграть с такой силой столь  впечатляющий и страшный образ?

— Всё проще некуда – «срисовывала»  образ с моей свекрови. Кстати, по сравнению с ней моя  героиня — детская песочница. А один зритель — молодой мужчина сказал мне после спектакля, что посмотрев меня в «Королеве красоты» он стал ещё сильнее ненавидеть собственную тёщу.

img_8857

А вообще Макдонах – автор «Королевы красоты», один из моих любимых драматургов. Лично для меня он и не ирландец, а стопроцентно… русский автор. Такие страсти! Какая там Ирландия,  это настоящая Россия!

— К Макдонаху ТЮЗ обратился и совсем недавно,  и появился очень талантливый спектакль «Калека с острова Инишмаан». На мой взгляд, это один из самых сильных ансамблевых спектаклей театра, в которых  хороши все-от корифеев до молодёжи. А Вы что об этой работе думаете?

— Соглашусь с вами, потому что все актёры собрались и исполнили свои роли  так, как это и пристало играть актёрам русского психологического театра. Светлана Лаврентьева,  Ирина Протасова, Алексей Ротачков – роли у всех сложные, и все — на высоте! Евгений Сафонов, исполнитель главной роли очень  точен и эмоционален. Таня Лукина и Вика Шанина тряхнули стариной и сыграли своих островных  сестричек Кэйт и Эйлин просто потрясающе,  всем сердцем и женским, и актёрским нутром,  по киселёвски убедительно…

DSC02248— «По киселёвским убедительно». А есть ли на сцене современного ТЮЗа то, что Юрий Киселёв ни за что бы  не одобрил?

— Есть, конечно. Микрофоны, думаю в первую очередь. Одно из странных  явлений современного театра, почему-то ставшее привычным. Киселёв бы просто не допустил такого. Устроил бы разгон до небес и разбор в пух и прах. Театр – не шоу и не эстрадный концерт, чтобы щеголять по сцене с микрофонами. Микрофон изменяет не в лучшую сторону тембр голоса. Голос  лишается  индивидуальности,  превращается в безлико- микрофонный! И к тому же микрофон  не эстетично смотрится!

 Актёрская речь должна быть слышна без  технического оснащения даже на  последних рядах.  Это одна из алфавитных истин нашей профессии. Так что микрофон, уж извините меня за резкость, это явно не та, как принято ныне изъясняться, «фишка», что нужна театру  детей и юношества.

— Я заметила, что вы неодобрительно произнесли слово «фишка». Оно Вас раздражает?

— Понимаете, я не то чтобы категорически не  принимаю театральные фишки, скорее, не люблю фишки ради …фишек.  Да, современность требует новых форм и возможности сегодняшнего театра, слава Богу, огромны.  Театр,  способный зачаровывать визуально, уже  притягателен для зрителя.  В юности я и  вообразить не могла все эти вращающиеся сцены, экраны. 

Сегодняшнего, даже весьма взыскательного зрителя ТЮЗ способен изумить красивой зрелищностью.  Но любое чарующее зрелище ещё и испытание. При изобилии трюков и «штучек»  каждому актёру вдвойне важно  не спрятаться за эффекты, не потеряться в них, а, напротив, донести до зрителя душевное состояние своего персонажа.

Очень важно не утратить  театр  мысли и сердца, не подменить его  «днём рожденьем тёти Мани» — как говорил Юрий Петрович  Киселёв.

А_ц_008— Не столь уж редко рассуждают о феномене Саратовской театральной  школы. Что  думаете на этот счёт?

— Я считаю, что нет никакой отдельной саратовской или любой другой   театральной школы, столичной или провинциальной.  Это всё миф.  Суета. А вот что есть, так это единая для всей России школа русского психологического театра. И есть города, где её чтут,  пристально и профессионально развивают и где ей верно и последовательно служат.  В Саратове, по счастью, всё это имеется.

Русский психологический театр это сила, которую нельзя не доооценивать.  Когда великий театральный педагог Михаил Чехов, один из теоретиков психологического театра перебрался в Америку, к нему считали за величайшую честь попасть наиболее яркие звёзды Голливуда. Мэрилин Монро, кстати, училась у Михаила Чехова.

— Самый большой комплимент Вам — актрисе от самого неожиданного человека себе можете припомнить?

— Был такой спектакль в восьмидесятые годы «Семейный портрет с посторонним». Я играла в нём  главную роль – чернорабочую. Уборщицу. Иду я, значит, себе уже «в образе» — в халате и с ведром, а  навстречу мне – настоящая уборщица. Смотрит она на меня пристально, напряжённо, и не без ревности и  спрашивает: «А у тебя какой участок?» «Сцена», — честно отвечаю я. «Врёшь, — рассердилась  она, — это мой участок».

Хохочущие артисты объяснили ей: Тамара  Константиновна  правду говорит, она здесь, на сцене  работает. Актрисой. 

Это реально крутой комплимент, потому что уборщицы — народ тёртый. Скажите, а что из происходящего в значимом для Вас мире  вызывает у Вас эмоциональный  и интеллектуальный протест?

— Уровень   вопиющей не начитанности современных школьников.  У нас идёт спектакль «Ревизор», действие которого волей режиссёра перенесено в баню. Один из классов посмотрел спектакль, а потом дети написали в школьных сочинениях: действие пьесы  Гоголя происходит в бане.

-Тамара Константиновна,   в одном из саратовских лицеев  Вы уже не один год ведёте театральный кружок, где всё – по театральным правилам. Отсюда вопрос: а в роли вузовского театрального педагога Вы себя  никогда не видели?

— Было такое предложение. Я дала согласие и …перестала спать от нервного напряжения. Меня чувство ответственности просто «съедало» и к земле пригибало. Не посчитала я возможным выйти на эту работу. Отказалась. И-поверьте-это не малодушие,  просто понимание, что преподавать мастерство актёра или сценическую речь профессионально – это совсем другое дело, чем играть самой. Это отдельный дар, качественно другая  ответственность. Великая актриса Зоя Спирина выдержала на  преподавательской стезе только три месяца.

Каждый должен нести свой, предназначенный лично ему крест. В «Чайке» Антоном Павловичем Чеховым всё сказано. Желающие всегда могут перечитать.

Лыкова— Чеховская пьеса – это гимн творчеству и одновременно жёсткая правда о нём.  А Вы что считаете необходимым сказать соискателям  актёрской профессии?

— Десятки раз подумайте, прежде чем подавать документы в театральный вуз. Потому как вдруг… пройдёте?  Театр – это адский  труд! Актёры невероятно уязвимые личности, потому как и талант, и трудолюбие – не гарантия успеха в нашей профессии. Актёры целиком  зависят от режиссёров, драматургов,  критиков, публики. От их перепадов настроения,  от головных, желудочных и прочих болей. А так же от жён, возлюбленных и  закадычных  друзей  многих, значимых для актёрской судьбы персон.  

Каждый, знающий театр человек, наверняка вспомнит фамилии тех, кого театр и бурно любил и так же бурно губил. Или преспокойно забывал.  Это, кстати, не только актёры, но и режиссёры. Вадим Иванович Давыдов – кто сегодня в театральном Саратове помнит это блистательное имя, кроме, быть может, самых матёрых и старых театралов?!

Ему в городе нет памятника, нет даже  мемориальной таблички ни на одном из зданий ТЮЗов. Его авторству ТЮЗ обязан всеми замечательными сказками шестидесятых-семидесятых годов. «Аленький цветочек»,  «Конёк-горбунок», «Катя и чудеса».

Кто, кроме,  быть может, самых верных, рафинированных  и верных  зрителей хорошо помнит Владимира Захаровича Федосеева, а ведь масштабный был человек. Яркий режиссёр.

Театр, да и сама наша сегодняшняя повседневность, это пугающее  склерозом «заведение».  Но в театре бывают особые, высокие мгновения, ради которых в него и идут, и  остаются служить ему  всю жизнь.

 — Перечислите, пожалуйста, свойства или качества, прежде всего создающие, формирующие  актёров?

— Любовь. И не любовь тоже. Она  даже мобилизует, когда  в не слишком больших пропорциях. Ревность творческая ещё. Куда же без неё? Но ревность должна быть очищена  от зависти и злобы.  Борьба за роль. Только  честная, без подножек.

_DSC6245_small

Думаю, большое число оскорблённых самолюбий, нервических и не способных замечать талант и переживания других людей натур возникает в театре лишь потому, что люди не дополучают любви. Мы, актёры почти болезненно уязвимы. Нас надо водить за руку. Поощрять. Вдохновлять. Беречь. Гордиться нами.

Человека нельзя избаловать вниманием.  Актёра – тем более. А вот погубить невниманием, не востребованностью,  муштрой,  пренебрежением, субъективной критикой очень легко. Актёры творят  роли из собственных нервов. А ещё актёров делают роли.

 Наш главный режиссёр Алексей Логачёв поставил на тюзовской сцене несколько интересных спектаклей, в том числе и такой масштабный, как «Двенадцать стульев».  В нём занята практически вся наша труппа. Я сама, честно говоря, не  верила, что на театральную сцену можно перенести действие такого  произведения. В кино – да, это реально. Но театр?! Оказывается, зря  сомневалась.

Спектакль получился яркий, а мне самой досталась роль мадам Петуховой в  оригинальном и неожиданном прочтении. Роль с  инфернальным шлейфом, потому как моя героиня появляется эпизодически во время всего спектакля. А так как я большую часть времени в силу специфики моих явлений провожу под плунжером, то имею возможность слушать этот спектакль насквозь. Слушаю и понимаю, как растут наши  молодые актёры, и  радуюсь за них. Исполнитель роли Остапа Бендера Алексей  Кривега практически не сходит со сцены весь спектакль. И он  фееричен! Радуюсь за Алексея Ротачкова,  Антона Щедрина, Михаила Третьякова.

DSC02287Я видела на своём веку столько всякого и разного, но меня вдохновляет, что в сегодняшнем театре появилось так много интересной молодёжи. Руслан Дивлятшин, например, очень интересный и фактурный актёр.

-Тамара Константиновна, как Вы воспринимаете бег времени и собственный возраст?

— Уже легко. Мне восемьдесят! Не очень верится, конечно, зато я достигла возраста, который уже не надо скрывать. Правда в том, что за  каждую морщинку – след своих эмоций, радостных или драматичных, я заплатила и  переплатила более чем.  

3X2B5579obr— Современный театр представляется Вам добрее или беспощаднее, чем во времена вашей юности?

— Современный театр?  Я могу говорить только о своём, родном. Вдохновляет  то, что отдельные слабые творческие работы   уже почти не вызывают у коллег приступов злорадства или мнимого сочувствия, как это подчас было  раньше. Но, с другой стороны. всплески  воодушевления, радости, эмоциональной сопричастности за откровенно сильные  и талантливые актёрские или режиссёрские достижения других – тоже довольно  редки.

Театр в прежние времена был и яростнее, и неистовее и бесшабашнее, и… добрее одновременно. Театр внутри театра видится мне сейчас спокойнее,  сдержаннее и вменяемее, пожалуй. Главное, чтобы театр не стал равнодушнее!  Приход способной молодёжи наполняет меня  надеждой.   

— Можете припомнить  абсолютно неожиданную ситуацию из вашей  актёрской жизни?

— Много лет назад,   мы с  Владимиром Красновым  поехали в Волгоград. Там проходили  так называемые  «подсьёмки»  для спектакля «В дороге». Тогда, кстати, я поняла, что кино это сплошное ожидание – нужного света, нужной погоды, нужного вагона, нужной интонации. Наконец, всё нужное собралось! Герой Краснова уезжает от меня на поезде, я бегу по перрону рядом и отчаянно кричу. Все идеально. И вдруг будто из ниоткуда выныривает  широченная, толстенная железнодорожная тётка, раскидывает  руки и сердобольно басит:  «Отстала от поезда?! Не переживай!  Мы парня твоего на товарняке  мигом догоним, он  следом пойдёт минут через несколько». Идеальный  кинематографический кадр псу под хвост.

— Не могу не спросить,  как вам удаётся  быть в такой хорошей форме?  

Я вас умоляю! Какая хорошая форма?!  Немного губной помады, прямая спина и  здравый смысл в глазах – вот и вся моя «форма». Почему-то многие думают, что если 80, то  деменция должна тебя под ручку вести.

Не хочешь стареть – надо как можно  больше  загружать собственные мозги!

Поэзия – ещё один, отличный и беспроигрышный способ побега и от дряхлости, и от уныния. Да что тут рассуждать? Вот Вам рецепт от  Сергея Есенина. На все времена рецепт:

В грозы, в бури,/в житейскую стынь./При тяжелых утратах/И когда тебе грустно,/Казаться улыбчивым и простым/Самое высшее в мире искусство.

Беседовала Светлана Дементьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.