Гордумское одобрямс: как Саратов по примеру Москвы отстраняет депутатов от бюджета

У депутатов Московской гордумы с каждым годом все меньше возможности влиять на принятие бюджета: сроки рассмотрения и внесения поправок сократились до рекордного минимума, в итоге бюджет все больше отражает интересы мэрии Сергея Собянина, а не горожан.

Аналогичная тенденция наметилась и в Саратове: кажется, что и здесь одобрение депутатами проекта бюджета нужно лишь для галочки. Как раз сегодня в повестке саратовской гордумы — проект бюджета на следующие три года.

В Москве система сдержек и противовесов, символами которой являются законодательная и исполнительная власти, начала рушиться еще при Юрией Лужкове. Как констатирует автор портала VTimes, руководитель центра политического реагирования «Коллективное действие» Сергей Росс, «возможности парламента были ограничены системой неформальных сдержек и противовесов – управляемых выборов, контроля над СМИ, связей в бизнесе».

По его данным 10 лет назад Сергей Собянин, будучи кандидатом в мэры, обещал гордепам более активное участие в жизни города и городском бюджете.

Однако, к 2014 году, когда Москва вошла в тройку богатейших городов мира по размеру бюджета (первые места — у Шанхая и Нью-Йорка) мэр «с помощью формально-юридических механизмов задушил возможности парламента влиять на бюджетный процесс».

— По сути, мэрия узурпировала бюджет 12-миллионного мегаполиса и стала едва ли не единственным его заказчиком, составителем и распорядителем, — констатирует Сергей Росс.

Для этого подконтрольные мэрии депутаты ликвидировали бюджетно-финансовую комиссию, которая могла заниматься собственно бюджетом весь год. Ее функции распылили по двум другим, в итоге, по данным депутатов-эссеров, ни на одном заседании принципиальные вопросы бюджета не обсуждались до внесения проекта бюджета на 2021-2023 годы.

Шесть лет назад, кстати, изменилось и расписание: на смену еженедельным заседаниям пришли ежемесячные, а большинство депутатов стали работать в парламенте на общественных началах. Исключение — лишь председатель Мосгордумы, его заместитель и главы комиссии. Таким образом депутатов от оппозиции лишили возможности тратить время на вникание в статьи бюджета.

Еще при Лужкове сократилось время рассмотрения бюджета — с полугода до трех месяцев, при Собянине — вообще до 45 дней, причем мэрия вносит проект в крайние сроки, а председатель Думы может придерживать документы еще 2-3 дня. Содержательная же работа над текстом завершается, по сути, уже на первом чтении. Автор приводит в пример 2019 -й год, когда внесенный 15 октября бюджет уже к 27 ноября был принят окончательно, причем поправки могли вноситься лишь до 7 ноября.

При этом по объему бюджет Москвы — это 3 тыс. страниц с зачастую расплывчатыми формулировками, а сами статьи нередко подаются в сложном для понимания виде, например, указывая расходы через дочерние структуры.

По словам депутата от КПРФ Евгения Ступина, сейчас единственная стратегия изучения бюджета – пытаться выискивать отдельные сомнительные цифры и делать мэрии точечные предложения, что делает процесс утверждения бюджета все больше похожим на утверждение сметы частной компании.

В имитацию выродились и публичные слушания, в результате чего ряд проектов по благоустройству явно не пошли на пользу городу и его жителям. В числе перекосов — 15 млрд рублей, выделенных мэрией в 2020 году на пропаганду и освещение своей деятельности. Эта цифра равна бюджету города на охрану окружающей среды, хотя тот же Нью-Йорк тратит на СМИ в четыре раза меньше при вдвое большем размере бюджета.

— За время своего правления Сергей Семенович, вопреки обещаниям, не только не повысил роль парламента и общества в бюджетном процессе, но и максимально усложнил жизнь тем депутатам, которые в условиях ограниченных возможностей готовят поправки в интересах жителей, — делает заключение автор.

Он отмечает, что ситуация начала меняться лишь благодаря «Умному голосованию», когда в Мосгордуме половину мест заняли депутаты от оппозиции. Им удалось даже в короткие сроки подготовить 60 поправок и заставить мэрию провести публичные слушания. Поправки отклонило провластное большинство, но горожане получили доступ к информации и осознало масштаб проблемы.

Сергей Росс считает, что для того, чтобы бюджет Москвы отражал ценности горожан, а не исполнительной власти, должен быть увеличен срок его рассмотрения, к процессу привлечены местные депутаты, статьи расшифрованы, а весь бюджет представлен в трех документах – бюджет расходов, бюджет доходов, бюджет капитальных вложений. До рассмотрения самого законопроекта в думе должны быть проведены публичные слушания.

Кажется, саратовская дума все чаще начинает напоминает московскую. Хотя бы потому, что публичные слушания, особенно, на примере присоединения поселков Саратовского района к Саратову, выглядят настоящей формальностью.

Не считая буквально трех-четырех депутатов, все остальные голосуют за бюджет, возможно, даже не читая его. Отсюда такая пассивность на заседаниях и почти полное отсутствие острых вопросов. Во времена Юрия Аксененко дума и то демонстрировала гораздо большее участие и внимание к жизни города. Сейчас все чаще она выглядит придатком мэрии, формально необходимым для получения «одобрям-с» на мэрские, и не только, прожекты.

Не говоря уже о том, что доступ к документам с начала пандемии и вовсе жестко ограничен. Ни журналисты, ни жители Саратова, хоть ты тресни, не смогут найти на гордумовском сайте расписание и повестку заседаний комиссий, раздаточные материалы ограничиваются лакированными пресс-релизами, а доступ к мероприятиям и вовсе запрещен, даже в маске. Между тем, в кабинете мэрии, где проводятся заседания комиссий, есть все технические возможности для их проведения онлайн. Но большинству депутатов явно не нужно, чтобы избиратели воочию видели их так называемую работу.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.