Григорий Терян: «В ситуации с концессией саратовского «Водоканала» мы отстаиваем свою правоту всеми законными методами»

%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%8f%d0%bd-%d1%8b%d0%be%d1%82%d0%beНеоднозначная ситуация с концессией мощностей «Саратовводоканала», договор о которой был заключен невзирая на прямой запрет ФАС России, разворачивается во всей своей неприглядной полноте. Какими могут быть последствия очень смелого шага саратовских чиновников, чем в конечном итоге разрешится многосторонний конфликт, каков план действий у «Российских коммунальных систем»? На эти и другие вопросы согласился ответить председатель совета директоров ГК «РКС» Григорий Терян.

Все в суд!

— Известно, что ФАС РФ возбудила административное дело в отношении администрации Саратова после того, как она, вопреки прямому запрету антимонопольной службы, передала «Саратовводоканал» в концессию. Само решение ФАС об отмене итогов открытого конкурса оспаривается саратовскими чиновниками в Арбитражном суде Москвы. На ваш взгляд, чем это все закончится?

— Нет ничего удивительного в том, что ситуация развивается именно так. Какие иные последствия могут быть, если конкурсная комиссия напрочь проигнорировала решение ФАС? Я далеко не новичок в таких спорах, но таких удивительных поворотов еще не видел. Думаю, даже в истории самого ведомства такие  ситуации можно по пальцам пересчитать. Чем это закончится? На мой взгляд, тем, что суд признает правоту ФАС, итоги конкурса будут объявлены недействительными, а затем либо РКС, либо ФАС потребует расторжения договора концессии с дочерней компанией УК «Лидер».

 — А сами вы судиться не намерены?

— А мы судимся! РКС подали иск в Арбитражный суд Саратовской области. Мы считаем, что конкурсная комиссия не должна была принимать конкурсное предложение ООО «Концессии водоснабжения Саратова». Кроме того, мы стали третьим лицом в процессе в столичном арбитражном суде, где городская власть оспаривает решение комиссии ФАС России. Комиссия, как все помнят, отменила ряд этапов конкурса, включая выбор победителя. Как третье лицо мы имеем ряд прав и пользуемся ими. Кроме того, мы готовим ряд сюрпризов в юридической плоскости для наших оппонентов.

 — То есть вы уходить с поля боя не собираетесь?

— Мы отстаиваем нашу правоту всеми законными методами и намерены победить в этой борьбе.

— А зачем вам это? Если верить конкурсной документации, «Саратоводоканал» пребывает в ужасном состоянии, раз потери воды в сетях компании достигают свыше 50%. Это ведь неслыханная цифра!

 — Это крайне удивительная цифра, даже для России с ее предельно разрушенной инфраструктурой. У нас она вызвала сомнение. Мы специально направили запрос в конкурсную комиссию, уточнили, как считались потери – по количеству воды, поданной в сеть или по факту реализации? Комиссия нам ответила, что учитывалась именно вода, поданная в сети.

 — Говорят, что потери якобы искусственно раздувались, чтобы скрыть за убытками вывод денежных средств. Долгое время у МУПП была репутация черной кассы, большой прачечной и т.п. Это видно по, мягко говоря, странной отчетности данного муниципального предприятия.

— Я хочу сразу сказать, что финансовые истории МУПП нас по концессионному законодательству касаться совершенно не должны. И они нас и не волнуют. Нас интересовало состояние мощностей, некоторое представление о нем мы получили, несмотря на чинимые нам препятствия. Состояние действительно тяжелое, даже критическое.

 — С чего бы вы начали, если бы победили в конкурсе?

— С полного и реального аудита, на это ушло бы полгода, но мы бы досконально изучили ситуацию в первую очередь, определили самые критические узлы.

 — Вы говорите, аудит, а может быть, это и не нужно было как раз организаторам нашего скандального мероприятия? Сначала аудит, потом в прокуратуру…

— Зачем нам в прокуратуру? Мы не собираемся давать оценку каким-то финансовым и управленческим решениям менеджеров МУПП. Если бы мы стали концессионерами, нас МУПП не интересовал бы совершенно, уж поверьте.

«В Саратове я увидел много удивительных вещей»

— Есть версия, что с УК «Лидер» были джентльменские договоренности у городских властей. «Лидер» получает в концессию это хозяйство, а на подряд на обслуживание берет тот же «Саратовводоканал». В итоге МУПП зарабатывает средства и гасит свои долги, которых только по решениям судов под 900 млн рублей.

— Я не думаю, что это версия правдоподобна, хотя ее мне слышать доводилось. А как «Лидер» выдержит финансовую модель, если фактически вложит лишний миллиард? Если учесть, что издержки закладываются в тариф, долги, которые имеет «Саратовводоканал», в этом случае оплатите вы, горожане. Вообще, оглядываясь на эти все перипетии, я могу сказать, что такого множества удивительных вещей при проведении конкурса я еще нигде не встречал.

 -Ну, а что еще вас удивило?

— Сам подход составителей конкурсной документации, где очень досконально прописано, сколько километров труб надо переложить, какие насосные станции отремонтировать и т.п. Фактически, это договор подряда, а не договор концессии. Но по закону о концессиях как раз такого уровня детализация и не нужна. Концессионер пишет программу, определяет, как ему максимально эффективно использовать средства. Ведь это его деньги, его затраты. Сам смысл концессии заключается в том, что частник максимально эффективно использует свои ресурсы, внедряет антизатратные механизмы. Чем эффективнее он распорядится деньгами, тем ниже тарифное бремя для потребителей! А что РКС увидел в конкурсной документации? Концессионер обязан ряд мероприятий, которые нужно делать 4 года, провести за 2, а значит, сработать заведомо некачественно. И, при этом, дело даже не в количестве  труб, которые поменяет концессионер. Я могу все трубы в Саратове сменить, но это не даст эффекта, если я не отрегулирую гидравлику. Эти новые трубы просто порвутся, и потери будут уже 70%!

 — Но вы с этим порочным подходом смирились…

— В тот момент – да, если бы мы не учли это в своем конкурсном предложении, нас просто не допустили бы. Но это именно порочный подход, и мы его будем оспаривать. Определяющими должны быть не суммы инвестиций, а параметры, которых должен достичь претендент. А уж как он их достигнет – его дело. Как частник он заинтересован не раздувать затраты, а максимально эффективно тратить каждый свой рубль, и потребитель заинтересован в том же!

Пошли ва-банк, сожгли мосты

 — Когда вы будете биться за новый подход?

— Когда решение конкурсной комиссии вашего муниципалитета будет отменено, когда будут опротестован и отменен через суд договор концессии. Вообще, ситуация весьма неоднозначная. Сейчас компания «Концессии водоснабжения — Саратов» как победитель должна вкладывать средства, завтра договор концессии будет отменен судом – и что? Победитель будет взыскивать затраты с мягко говоря, небогатого бюджета вашего города?

 — Но ведь мэрия предусмотрела запасной вариант: как писали СМИ, имущество «Саратовводоканала» уже передано во временное пользование «дочке» УК «Лидер». И на этот шаг получено одобрение ФАС РФ.

— Тем не менее, насколько нам известно, никакие акты приема-передачи по имуществу «Саратовводоканала» не подписаны. Потому что и «Лидер» прекрасно понимает риски. Суд в Москве, суд в Саратове, и у нас еще есть некоторые юридические сюрпризы для наших оппонентов.

 — Вот именно: два суда, административное производство с перспективой дисквалификации и крупного штрафа. Не исключен еще какой-то судебный процесс. А дальше что? Чем этот танец с саблями закончится?

— Он должен закончиться расторжением договора концессии с дочерней компанией УК «Лидер» и либо заключением договора с нами, либо новым конкурсом. И чем быстрее пройдет стадия судов и конфликтов, тем лучше прежде всего для горожан. Саратов входит в зиму с совершенно непонятной ремонтной кампанией, с непонятными финансами, с громадной неопределенностью по всем параметром.

Хочу подчеркнуть, что «Российские коммунальные системы» не раз брали в концессию объекты в критическом состоянии. Так было, например, в Самаре, а сейчас это успешное и эффективное предприятие. Мы справимся и с «Саратовводоканалом», какой бы развал, нарисованный или реальный, ни был в его хозяйстве. Но для этого мы должны легитимно, с соблюдением всех законных процедур принять этот объект в концессию. Не исключено, что эти законные процедуры закончатся не в нашу пользу. Но должен победить именно закон, а не произвол.

Вопросы задавала Наталья Левенец

 Справка «БВ». Конкурс на право концессии централизованных систем холодного водоснабжения и водоотведения Саратова был объявлен КУИ города 20 апреля 2016 года. Заявки на участие в конкурсе были поданы от компании ООО «Концессии водоснабжения — Саратов» (КВС, дочерняя структура ИК «Лидер») и ООО «Новая городская инфраструктура Прикамья» («Новогор Прикамья»,дочерняя структура ГК «Российские коммунальные системы»).

12 сентября состоялось вскрытие конвертов с конкурсными предложениями, но до этого, 8 сентября, «Новогор Прикамья» подал жалобу в ФАС РФ на нарушение законодательства со стороны конкурсной комиссии. ФАС возбудила административное дело, позднее СМИ стало известно, что антимонопольная служба примерно в эти же дни согласовала передачу объектов «Саратоводоканала» во временное пользование ООО «КВС». 21 сентября конкурсная комиссия признала победителем ООО «Концессии водоснабжения — Саратов». Но в тот же день ФАС РФ признала жалобу ООО «Новогор Прикамья» обоснованной. Итоговый протокол конкурса был отменен, комиссии (организатору торгов) предписано внести изменения в документацию и после этого в течение 60 дней провести новый конкурс.

Однако этот вердикт оспаривается нашим организатором торгов в Арбитражном суде г.Москвы. А 19 октября концессия на 29 лет централизованных систем холодного водоснабжения и водоотведения г. Саратова между муниципальным образованием «город Саратов» и ООО «Концессии водоснабжения-Саратов» все же была подписана. На основании своего конкурсного предложения ООО «КВС» должен инвестировать в модернизацию объектов около 16,9 млрд. руб. Протяженность сетей водоснабжения и канализации города Саратова – 2,4 тыс. км, износ системы 69,2 %, объем потерь воды – 54,1%. ООО «Концессии водоснабжения – Саратов» создано в сентябре 2015 года, уставный капитал — 1 млн. руб. Учредители компании: ЗАО «ИК «Лидер», г. Москва — 90%, ООО «Концессии водоснабжения», г. Волгоград — 10%.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.