Импортозамещение: прошло семь лет, а его все нет. Как выживает оборонка в ПФО

Нынешний год – этапный, отчетный для доктрины импортозамещения, объявленного государственной политикой еще в 2014 году.

На бумаге все неплохо

Тогда правительством РФ был утвержден «План содействия импортозамещению в промышленности», который стал ответом на западные санкции после присоединения Крыма.

Промежуточный итог затеи, которую сегодня принято либо ругать, либо игнорировать, был подведен на заседании правкомиссии по импортозамещению под председательством Дмитрия Медведева в декабре 2019-го.

Оказывается, существуют четыре экспортные стратегии до 2025 года по приоритетным отраслям, разработанные Минпромторгом РФ, — по автопрому, сельхозмашиностроению, авиастроению и железнодорожному машиностроению. Разработаны и действуют 23 отраслевых плана мероприятий в приоритетных гражданских отраслях промышленности, многие из них рассчитаны до 2021 года. В рамках планов было прописано более 1,7 тыс. проектов, из которых две трети стартовали.

В течение 2015–2018 годов на организацию выпуска отечественных промышленных изделий, которые призваны вытеснить импорт, было направлено более 1,6 трлн руб. Особенно наглядны успехи в пищевой и перерабатывающей промышленности, Медведев хвалил также машиностроение, радиоэлектронику, лесную отрасль, химпром (рост объемов 10-30%).

Всего на экспортно-ориентированное развитие промышленности РФ выделено 20 млрд. рублей, том числе — на субсидии на НИОКР. С момента утверждения правительственного плана более 100 проектов смогли компенсировать затраты на научные исследования и конструкторские работы. Инструментами поддержки отечественных производителей являются льготные кредиты Фонда развития промышленности, субсидии на оплату кредитов, взятых на реализацию комплексных проектов, специнвестконтракты.

На 2020 год и далее власть планировала профинансировать импортозамещающие проекты на сумму около 1,3 трлн руб. Но сегодня эти планы под большим вопросом. В России по указанию правительства создано несколько отраслевых Центров компетенций импортозамещения, но они вряд ли переживут нынешний кризис.

А в реальности – наоборот

Несмотря на гладкие рапорты, звучавшие в Москве на правительственной комиссии, в «поле» ситуация другая. Публикация «Бизнес Online» рассказывает, как тяжело живется оборонщикам Татарстана, хотя в этом секторе преодоление зависимости от поставок из-за рубежа признано критически важным для страны.

По словам представителей отрасли и экспертов, вместо реальных дел в оборонпроме «переклеивают китайские шильдики и гнобят собственные прогрессивные разработки».

Зависимость от импорта никуда не делась, и под санкциями она ощущается особенно остро, так как «в Штатах уже ничего высокотехнологичного не взять, с Францией не намного легче, Германия закручивает гайки, Израиль поднял цены в 5 раз, да и по ним не купишь».

А технологические ограничения для российской промышленности будут нарастать, приобретать же искомое обходными путями или выдавать за импортозамещение купленное в Китае долго не выйдет.

Надо создавать свое, но уже потеряно лет 30, говорят собеседники издания. Раньше выезжали на разработках конца 80-х-начала 90-х да на старичках-специалистах, но сегодня этот ресурс исчерпан.

Довольно хорошо закрыт вопрос с «украинозамещением» (некоторые комплектующие для ракетных комплексов, крылатых ракет, вертолетных и корабельных двигателей). Но болевых точек все равно немало, и их тем больше, чем суровее санкции.

Так, Казанский вертолетный завод (КВЗ), выпускающий вертолеты «Ансат», испытывает проблемы, так как двигатели на машинах – канадские, их поставляет Pratt & Whitney Canada.

Собеседник издания говорит, что перевести канадские двигатели на российское обслуживание не составит никакого труда, но тогда под угрозой могут оказаться поставки двигателей для гражданских «Ансатов», которые сегодня достаточно массово идут в санавиацию. Да и Китаю недавно продали 21 «Ансат», а их еще предстоит построить.

Ответом может стать ускоренный запуск в работу проект двигателя, который разрабатывается «Климовым» и должен быть готов в 2023 году. Но дело не только в двигателях, в казанском «Ансате» под 60% импортных комплектующих, включая аккумуляторы, систему кондиционирования, тяги управления

В «пересадке сердца» нуждается и тяжелый ударный беспилотник «Альтаир» (выпускается казанским обособленным подразделением АО «Уральский завод гражданской авиации»). Изначально был выбран двигатель от немецкой компании, но после «крымской весны» у властей Германии возникли вопросы. Заменой видится двигатель, который разрабатывает УЗГА.

Эхо «крымской весны» докатилось и АО «Зеленодольский завод им. Горького», где выпускаются малые ракетные корабли (МРК). После отказа Германии они остались без дизелей. А ведь на эти МРК завязаны несколько проектов для военно-морского флота.

Выход из положения нашли в поставках китайских дизелей и разработок российского ОАО «Коломенский завод», но это сдвинуло сроки сдачи заказов и повысило их стоимость, в некоторых случаях – почти на миллиард рублей.

Кроме того, закупка движков в Китае выглядит сомнительно потому, что КНР в плане передовых научно-технических достижений отстает от США и России на 30–40 лет.

При этом в беседе с «БИЗНЕС Online» один из экспертов подчеркнул, что заделы по дизелям в России имелись еще до санкций. В качестве примера был приведен, кстати, и балаковский «Волгодизельмаш». Но действия чиновников, продвигающих заказы, порой нужно расследовать по статьям УК «Саботаж» и «Госизмена».

«За откат в 10–20 процентов многие начальники продадут родину, — объясняет эксперт. — А чтобы заказ поиметь, надо доказать отсутствие в России необходимых идей, технологий и комплектующих».

Но, похоже, порой не рвутся замещать импорт и сами отечественные творцы. Гигант автопрома КАМАЗ в свое время набрал военных заказов под завязку. Еще в 2008 году автоконцерн взялся изготовить специальные колесные шасси и колесные тягачи  для монтажа пусковых установок и буксировки вооружения и военной техники (НИР «Платформа» и ОКР «Платформа-О»). И хотя шасси изготовлены и приняты на вооружение, у военных они не востребованы, имеют множество импортных компонентов.

Не все гладко и с «Платформой-О», один из собеседников издания считает, что без поставок из дальнего зарубежья не будет серийных «Платформ», а ведь у КАМАЗа положение в отрасли уникальное, денег дают столько, что на любой проект импортозамещения хватит. Но даже рамы для «Платформы-Р» изготовлены из зарубежной стали.

И, конечно, вопрос вопросов — электронные комплектующие. В массе своей, электронно-компонентную базу (ЭКБ) даже нет смысла замещать, причина — себестоимость.

Но речь даже не о чипах, а о простейших резисторах и конденсаторах. Они сильно уступают по качеству американским, а причина в том, что на отечественных заводах оборудование не меняли с 1970-х годов. Простейших конденсаторов  заказчики из ОПК ждут по полгода, а по микросхемам некоторые позиции — годами.

Семь тезисов для тех, кто не хочет наступать на грабли

Походив по заводам и пообщавшись с компетентными людьми, автор публикации вывел семь простых тезисов.

Первый: самого лучшего нам никогда не продадут, а даже если продадут, уйдут годы, чтобы на основе импортной продукции создать отечественные приборы.

Второй: внимание к НИОКР.

Третий: не игнорировать отечественные хорошие наработки.

Четвертый: принять мысль о том, что Запад может перекрыть и поставки для гражданской сферы.

Пятый: ликвидировать тотальную зависимость от зарубежного станкостроения.

Шестой: не надеяться на Китай.

А седьмой тезис предполагает едва ли не смену экономического уклада в России, в котором реальный сектор пляшет под дудку финансового.

Генеральный директор «Саратовского электроприбостроительного завода им. Серго Орджоникидзе» депутат областной Думы Дмитрий Ханенко с публикацией в «Бизнес Online» согласен:

— Импортозамещение в ОПК это долгая кропотливая работа, и кампанейщина здесь неприемлема. Почему стараются закупить импортные комплектующие? Потому что они подходят по качественным и техническим параметрам. Но как долго зарубежные компании шли к тому, чтобы изготовить такой продукт? На это ушли годы, вот и в нашем случае тоже много очень времени нужно потратить на то, чтобы научиться делать нечто подобное. А у нас желают как? За два года и три копейки выдай на-гора что-нибудь эдакое.

Несмотря на то, что оборонное по сути предприятие активно продвигается в гражданских секторах, где и занимается самым настоящим импортозамещением (выпуск химически осажденного мела, станций связи «Терешка» стандарта DMR), саму доктрину, отраслевые планы и прочее собеседник «БВ» оценивает скептически:

 — Мой опыт показывает, что замещать импорт и выдавать собственный продукт получается не там где написана программа, а там, где в первую очередь созданы условия. Приведу в пример отечественный самолет МС-21, который создан в трех вариациях, и все они проходят уже испытания. Наше предприятие в рамках кооперации работает в этом важнейшем проекте. Его успех обусловлен тем, что задел был создан еще до санкций, была проведена кропотливая добросовестная работа. В самолете задействована импортная элементно-компонентная база, но основные узлы – все отечественные.

Один комментарий

  • Аноним

    Если всё так хорошо, то почему людей заставляют писать за свой счёт?

Добавить комментарий для Аноним Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.