Иноагентом может стать любой: Госдума приняла обобщающий закон. В США в прошлом веке похожие методы использовал Маккарти

Законопроект «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием» принят Госдумой РФ во втором чтении.

Многочисленные вопросы представителей КПРФ единорос Василий Пискарев расценил как попытку снизить безопасность страны. Дискуссия о том, кто больший патриот теперь из думского зала перенесена на просторы страны, а история все больше напоминает опыт зарубежных стран. В частности, США похожими методами в прошлом веке боролись с коммунистами.

Законопроект был внесен и поддержан фракциями, кроме КПРФ, еще в апреле. 28 июня рассматривались поправки к нему. Проект прописывает, что иноагентом может быть признан любой человек или компания, если они занимались «политической деятельностью», распространением информации «для неограниченного круга лиц» и при этом находилось под «иностранным влиянием», выразившимся в «предоставлении поддержки и (или) оказании воздействия путем принуждения, убеждения и (или) иными способами».

Документом для иноагентов предусмотрены ограничения: запрет на преподавание, просвещение и воспитательскую работу. Вчера же были прописаны и дополнительные ограничения. Список пополнили запрет на господдержку иноагентов, эксплуатацию значимых объектов критической информационной инфраструктуры, участие в организации и проведении общественной экологической экспертизы.

Законопроект и поправки к нему озвучивал его соавтор, председатель комитета по безопасности Василий Пискарев. Но вопросов от коллег избежать не удалось: депутат Оксана Дмитриева поинтересовалась, могут ли, по документу, иноагентами стать люди, когда-либо входившие в организацию, которая потом стала агентом. Прямого ответа на этот вопрос не последовало, отмечает Ъ: г-н Пискарев лишь констатировал, что его надо будет искать в подзаконном акте правительства, который появится позже.

Понятие «иностранное влияние» необходимо сузить, а иначе иноагентом может стать даже человек, читающий зарубежные СМИ — это при желании также можно расценить как «находиться под иностранным влиянием», считает в свою очередь коммунист Олег Михайлов. Докладчик с этим, кстати, спорить не стал, отметив, что иностранное влияние вполне может быть и «духовным». При этом он констатировал, что статус агента не предполагает наказания, хотя и предложил «все-таки не пускать в страну тех, кто хочет ее изнутри подорвать». Кстати, тезис об отсутствии наказания тоже может быть временным. 

Звучали вопросы и по поводу иностранного финансирования. Коммунист Михайлов предложил уточнить, что речь идет только о доходе, а не любых средствах, поступивших на счет из-за границы, например, возврате за сданные авиабилеты. И распространять информацию потенциальный иноагент должен не абы какую, а общественно-политического характера. А то иноагентом можно стать и за поздравление с днем рождения.

Представителя «Новых людей» Светлану Горячеву беспокоила судьба ученых. Она отметила, что законопроект не дает ясности в вопросах, например, зарубежных публикаций — за них тоже будут давать статус иноагента или нет. Для ученых такая неопределенность может стать поводом для отъезда из страны.

Издание констатирует, что «на эти вполне конкретные вопросы Василий Пискарев с завидным упорством отвечал одно и то же: все эти предложения депутатов «неприемлемы», потому что «всякого рода либерализация этого проекта будет идти вразрез с безопасностью страны».

В качестве примера соавтор законопроекта несколько раз приводил аналогичный закон в США, задаваясь вопросом о том, «почему американцы должны защищать свой суверенитет лучше, чем мы».

В свою очередь его намеки на недостаточную патриотичность оппозиции не понравились коммунисту Михаилу Матвееву (КПРФ).

— Вы не являетесь самым большим патриотом в этом зале для того, чтобы давать такие оценки. Более того, вы два или три раза сказали, что источником вашего вдохновения являлось законодательство США… Не подпали ли вы случайно под влияние прямо или косвенно? — поинтересовался депутат, вызвав аплодисменты коллег.

Но г-на Пискарева это не смутило: он заявил, что все смягчающие поправки работают на снижение безопасности и суверенитета страны, а потому неприемлемы.

В итоге ни одна поправка из числа не рекомендованных комитетом принята не была. При голосовании в целом не поддержала законопроект только КПРФ (8 коммунистов были против, 2 — воздержались, 46 — не голосовали), воздержались также 8 из 15 членов фракции «Новые люди». Но это не помешало Думе принять документ во втором чтении уверенным большинством в 346 голосов.

— Я голосовала против законопроекта. Наша фракция вносила множество поправок, но это не дало абсолютно никакого результата, — рассказала «БВ» депутат Госдумы от ЕПРФ Ольга Алимова. – Все расплывчатые формулировки, все эти иные действия, иные формы, иные способы, позволяющие записать в иноагенты кого угодно, сохранились. Давайте запишем в иноагенты тех, кто выехал за границу после начала спецоперации, или тех, кто лет десять назад сотрудничал с какой-то конторой, а сегодня ее вдруг признали иноагентом, женщину, родившую ребенка, оставим без маткапитала, старика без пенсии, если они вдруг попали в реестр. Как в пандемию антиковидные меры использовали, чтобы граждане сидели дома и на политические акции не выходили, как сейчас спецоперацию используют чтобы все объявить гостайной и засекретить, так и этот закон принят для того, чтобы открыть самую настоящую охоту на ведьм!

Кстати, в США, на который так полюбил ссылаться г-н Пискарев, история с зачисткой инакомыслящих достигла своего абсурда еще в 50-е годы прошлого века. Например, широкое распространение получила история Люсиль Болл, звезды популярнейшего сериала «Я люблю Люси».

В то время в США процветал маккартизм: явление, получившее название в честь  сенатора Джозефа Маккарти. В 1950-м году он заявил, что в госдепе США присутствует более 200 тайных коммунистов, в том числе высокопоставленных, чья честность и преданность стране под сомнением. В их числе, по версии Маккарти, — госсекретарь Дин Ачесон, генерал армии Джордж Маршалл.

Чуть позже под влиянием маккартизма оказалась вся страна, а обвинениям в антиамериканизме и измене подвергались все, кто давал хоть малейший повод к сомнениям. Пострадали не только госслужащие, но и ученые — их увольняли из университетов, а книги сжигали. Причем с избранием нового президента — Дуайта Эйзенхауэра, влияние Маккарти лишь усилилось, вплоть до повсеместных проверок на причастность к «красным».

Под них попала и звезда сериала Люсиль Болл. Ее дед был социалистом и однажды уговорил внучку поддержать рабочих — вместе с членами семьи еще в 1936-м году она вступила в партию. Позже Люси напишет: «Тогда считалось не менее ужасным быть республиканцем».

По ее словам, она никогда не участвовала в заседаниях партии, а позднее на пике карьеры зарабатывая огромные деньги, и вовсе забыла про коммунистов. Однако об этом не забыли власти: накануне съемок очередного сезона сериала Люсиль отправилась на допрос в HUAC — Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности.

Ее полностью оправдали, однако сам факт допроса стал известен широкой публике. И стал поводом для появления огромных заголовков «Люсиль Болл была коммунисткой в 1936». Такая реклама могла поставить крест на шоу, поэтому публично оправдывать артистку пришлось и председателю HUAC, и главе ФБР Джону Эдгару Гуверу.

Конец самого Джозефа Маккарти был бесславным: в 1954-м году демократы и журналисты подвергли его острой критике за нарушение гражданских прав, а американское ВВС обвинило в подтасовке фактов.  Критика получилась настолько масштабной, что друга не защитил даже президент Эйзенхауэр.

Ситуация усугубила алкогольную зависимость Маккарти и через три года он скончался от цирроза печени. История, впрочем, стала поучительным примером для студентов, изучающих политологию: организовать преследование собственных граждан при наличии мнимой или фактической внешней угрозы оказывается проще простого. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.