Конфликт за железной дверью: что на самом деле происходит на саратовском «Торэксе» и почему депутатов пугают закрытием производства

Многолетний корпоративный конфликт может добить саратовский завод «Торэкс» в ближайший месяц. Такой новостью ошарашил депутатов Саратовской облдумы на сегодняшнем заседании комитета по экономический и инвестиполитике председатель областного Союза товаропроизводителей и работодателей Александр Креницкий.

Причина, по по его словам, кроется в решениях судов, по которым открыты исполнительные производства. «Торэкс», напомнил он депутатам, занимает 40% отечественного рынка стальных дверей, если не вмешаться и не помочь, завод может закрыться, а потому нужен мораторий на все действия приставов.

Конфликт между контролирующими лицами известного производителя дверей длится уже несколько лет. Пытавшийся взыскать с предприятия свою долю в уставном капитале Салават Мухитдинов скончался, судебную тяжбу продолжила его вдова. Арбитраж вынес решение об уплате ей 1,3 млрд рублей

В ноябре-декабре 2021 года Тамара Мухитдинова подала 4 иска к «Торэксу» и межрайонному отделу судебных приставов по исполнению особых производств. В трех заявлениях, которые еще рассматриваются в первой инстанции, она требует признать незаконным бездействие приставов, не исполнивших решения судов и не выполнивших в рамках исполнительного производства определенных действий.

А именно: не арестовавших имущество «Торэкса», включая его продукцию и станки, не привлекших оценщика для оценки имущества предприятия и не продавших все это имущество с торгов. Рассмотрение четвертого иска завершено, признавать незаконным бездействие приставов, которые не арестовали счета «Торэкса», суд решением от 14 марта этого года отказался.

Из материалов дела ясно следующее: исполнительный документ в межрайонный отдел судебных приставов поступил еще 5 апреля 2018 года. И согласно ему, с завода в пользу Тамары Мухитдиновой должно быть взыскано 411,6 млн рублей — доля в уставном капитале плюс проценты за пользование чужими средствами. Согласно базе данных исполнительных производств, на 17 января нынешнего года остаток задолженности по сводному исполнительному производству составляет 240,8 млн рублей. Между тем сумма основного долга составляла 489,9 млн.

Суд однако же напомнил, что пристав-исполнитель — это процессуально самостоятельное лицо, и он по своему усмотрению решает, что ему делать в рамках взыскания долга, арестовывать ли счета, продавать ли имущество должника. На дату возбуждения исполнительного производства, то есть на апрель 2018 года, был наложен арест на целый спектр заводского имущества, включая транспортные средства, дебиторскую задолженность, недвижимость и даже одно маломерное судно, всего на сумму 691,2 млн рублей.

Аресты имущества, в том числе готовой продукции, накладывались в период с 2019 по 2021 год. На торгах находится имущество завода на сумму 385,5 млн рублей. Так что мер принудительного исполнения, заключил суд, принималось достаточно, чтобы не говорить о бездействии приставов. На этих основаниях и было вынесено решение об отказе.

По мнению главы юридического бюро «Аргументъ» Андрея Ларина, механизмов реально повлиять на ситуацию и помирить собственников у руководства Саратовской области, как бы ни хотелось правительству сохранить предприятие, практически нет. Спор двух хозяйствующих субъектов властей никак не касается. Можно разве что выкупить у истицы право требования долга к «Торэксу» и заплатить ей ту сумму, в рамках которой она добивается ареста имущества и распродажи дверей.

— Регион как субъект не участвует в этих правоотношениях. Есть юридическое лицо и есть человек, которому присудили взыскать с него какие-то средства, — пояснил он.

Но при этом, как полагает эксперт, сам конфликт на предприятии излишне демонизируется. Риска, что «Торэкс» в короткий срок сойдет со сцены из-за корпоративных разногласий, нет.

— Предприятие не остановится. Что приставы могут описать? Собственники вывезут оборудование в Казань, и что они будут описывать в Саратове? Приставы ничего не могут с этим предприятием сделать. Истица может взыскивать эти суммы вечно, а предприятие будет вечно должно, но при этом оно не будет останавливать работу. Есть миллион способов для предприятия работать с заблокированными счетами, есть миллион способов вывести имущество. Я не вижу тут ничего фатального, — уверен Андрей Ларин.

Самая крупная неприятность, которую может получить завод, по мнению эксперта, это блокировка счетов. Но у такого крупного предприятии как «Торэкс», подчеркивает Андрей Ларин, наверняка имеются хорошие юристы, которые к такому развитию событий наверняка готовы.

Справка «БВ». ООО «Торэкс» — крупный производитель стальных дверей действующий с 1992 года. На данный момент основным его бенефициаром выступает Игорь Седов (75,19%), также в числе собственников — Сергей Ионов (21,19%), Сергей Иванов (2%) и Нина Кузнецова (1,63%). Коллектив завода на начало года составлял 927 человек. Выручка в 2020 году выросла на 16% и достигла 2,7 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.