Конкуренты уходят — заказы остаются. Как российский IT-сектор собирается расти на санкциях и где ищет кадры для новых проектов. Рассказывает iFellow

Зарубежные IT-компании объявляют о сворачивании работы в РФ, но их российские коллеги готовы занять освобождающиеся ниши рынка, и у них есть, что предложить. Нужны только кадры. Компания iFellow, 7 лет действующая на рынке информационных технологий, готова принять на работу в свои филиалы, включая саратовский, около 600 человек. И, при необходимости, организовать их обучение.

О перспективах, открывающихся перед отраслью, способах восполнить дефицит кадров и том, что изменится на рынке с уходом зарубежных игроков, «БВ» рассказал руководитель проектного офиса iFellow Николай Шварц, также курирующий саратовское подразделение компании.

Саратов как родина IT

— Открывая новые офисы в регионах, ваша компания включила в сферу своих интересов и Саратовскую область. Какие преимущества есть у нашего региона в плане кадров?

— Саратов привлекателен, в первую очередь, тем, что уже в начале 90-х тут работало большое и продуктивное IT-сообщество. Здесь возникло довольно много компаний, которые затем выросли в международные — Grid Dynamics, Mirantis, мировые лидеры в разработке облачных систем. В регионе, одном из первых, появились филиалы таких IT-гигантов, как EPAM, Netcracker и других. Причина объяснима — два больших вуза, Саратовский госуниверситет и Саратовский государственный технический университет, где есть факультеты, занимающиеся информационными технологиями. Для IT-компаний здесь есть большая база хорошо подготовленных студентов, которых можно брать на работу тестировщиками, аналитиками, программистами. Перед пандемией в Саратове только последних, работающих в местных компаниях или филиалах, насчитывалось около 2,5 тысяч. Это по официальным данным, по неофициальным, думаю, гораздо больше.

— То есть среди действующих в регионе игроков есть ваши конкуренты?

— Их достаточно много, и всех я назвать, наверное, затруднюсь. Но одни из самых крупных — пока еще EPAM, подразделения Luxoft, Artezio, тот же Netcracker, Mirantis, OpenDev и многие другие. Практически все международные IT-компании и федеральные игроки имеют в Саратове филиалы.

— Профиль вашего саратовского офиса — разработка и тестирование ПО для финансового сектора?

— В основном, да. Значительная часть наших заказчиков – банки и страховые компании. Но также у нас есть проекты по цифровой трансформации в девелопменте, ритейле и ecommerce.

— Можете привести примеры крупных проектов?

— Один из успешных кейсов, реализованных саратовским филиалом — проект автоматизации бизнеса для крупного девелопера ГК ФСК. Проект стартовал 2 года назад. Мы начинали с малого, сейчас команда сильно разрослась и сопровождением этого проекта занимаются более 20 человек. Мы проводим полную цифровую трансформацию бизнеса для строительной компании — это автоматизация всех процессов, начиная от проектирования зданий, расчетов необходимых стройматериалов до тендерных процедур, закупок и контроля строительства.

Школа iFellow ждет учеников

— В связи с внешнеполитической ситуацией и западными санкциями много квалифицированных IT-специалистов покинуло Россию. Затронуло ли это вашу компанию?

— На нас это никак не сказалось. Но это сильно затронуло других игроков: компании, которые работали с теми же клиентами, что и мы, например, EPAM, Luxoft, заявили об уходе из РФ, оставив только иностранные проекты.

Сотрудники, работавшие над их российскими задачами, высвобождаются и переходят к нам.

— Что сотрудники ценят в вашей компании? Благодаря чему вы их удерживаете?

— Во-первых, у нас хороший коллектив и дружественные отношения, независимо от должности сотрудников. У нас свободная коммуникация, нет сложных иерархий подчиненности.

Изначально в iFellow за основу были взяты лучшие практики IT-компаний и нематериальная мотивация — тимбилдинги, корпоративная библиотека, различные внутренние активности. У нас комфортные офисы, есть программы по добровольному медицинскому страхованию, бесплатному обучению и сертификации. Человек, который приходит в нашу компанию, с первого же дня обеспечен всем необходимым.

Обучать наших сотрудников программированию, управлению проектами, английскому языку могут внешние подрядчики. Но есть и своя Школа iFellow, в которой мы учим выпускников и студентов старших курсов вузов. Как любая активно развивающаяся IT-компания, мы ощущаем постоянный кадровый голод: у нас много проектов и их нужно наполнять людьми. До недавнего времени конкуренция между работодателями в нашей отрасли была достаточно сильной, мы боролись за каждого специалиста. По этой причине мы решили растить сотрудников практически с нуля. Мы обучаем персонал под себя и запускаем подготовленных сотрудников на «боевые» проекты топовых банков и страховых компаний. Как известно, работа в IT сейчас наиболее перспективная с точки зрения зарплаты и карьерного роста.

Мы активно работаем с вузами, старшекурсники и выпускники охотно идут к нам на курсы. В течение 1-2,5 месяцев мы дообучаем их современным технологиям и фреймворкам, которые востребованы на действующих проектах. Эти курсы абсолютно бесплатные. Те, кто успешно их завершил, получают сертификат, и мы трудоустраиваем их на наши проекты, если ученики этого хотят. Постоянная работа с кадрами – необходимость для любой IT-компании.

— Какими языками программирования и навыками должен владеть соискатель, чтобы получить работу у вас?

— У нас много различных направлений и языков — это и Java, и C#, и Python, и JavaScript. Мы берем на курсы людей, который знают основу хотя бы одного из языков, и обучаем их современным фреймворкам и инструментам.

Отдельно готовим специалистов по тестированию, как функциональному, так и автоматизированному, и нагрузочному. Для нагрузочного тестирования требуется базовое знание по одному языку программирования. На функциональное же тестирование или курсы по системной аналитике мы берем тех людей, которые имеют какой-то IT-бэкграунд, умеют работать с общедоступными программами, имеют аналитический склад ума и желание работать.

— Каким образом строится коммуникация между вашими офисами с учетом различных часовых поясов?

— У нас достаточно много филиалов, разброс между ними составляет 4-5 часов. Есть филиалы в Воронеже, Саратове, Москве, Томске, Екатеринбурге, Новосибирске. Также много сотрудников из других городов, работающих удаленно, то есть наша география шире, чем расположение офисов.

Филиалы организуются там, где у части сотрудников есть потребность работать в офисе. Все зависит от проекта. Если это разработка ПО, где действуют разработчики, тестировщики, аналитики, руководители проектов, то тут часовые пояса не сильно влияют. Объясняю, почему: есть отдельный проект, его заказчик, например, крупный банк, чаще всего заказчик находится в Москве. То есть наша задача — синхронизироваться с ним по времени. В течение рабочего дня по московскому времени эта синхронизация может происходить несколько раз, даже с разницей 4-5 часов. В этом проблем нет.

Удаленная работа и эффективность

— В 2020 году многие компании столкнулись с необходимостью перевода сотрудников на удаленную работу. Для вас это проблем не составило?

— Мы были к этому готовы. У нас изначально существовала такая система: когда сотрудник приходит на работу, ему выдается не стационарный компьютер, а ноутбук, чтобы он мог работать из любой географической точки, из любого удобного места. Главное — его эффективность, а не отсиживание 8 часов в день в офисе. У нас не завод, где важно отработать смену от гудка и до гудка.

— Какой вариант вам кажется более эффективным, где сотрудник работает с большей отдачей – дома или в офисе?

— Если сотрудник достаточно дисциплинированный, разницы нет абсолютно никакой. Главное, чтобы домашняя обстановка позволяла ему это делать. Для тех, кто занят разработкой, тестированием, аналитикой, нахождение в офисе не обязательно. У нас удаленные коммуникации, мы постоянно взаимодействуем онлайн. Но сотрудникам, которые занимаются продажами, или руководителям проектов необходимо иметь плотный контакт с заказчиком или владельцем продукта. Такие сотрудники, в основном, работают в офисе и проводят офлайн-встречи с заказчиками.

— Элемент состязательности между разными командами разработчиков имеется или все группы работают сообща?

— У нас разные проекты, конкуренции между ними не может быть. Каждый проект нацелен на положительный результат, его необходимо выполнить в срок, и качеством заказчик должен быть доволен.

Я думаю, конкуренции как таковой нет. Но у нас есть специальные метрики и показатели успешности каждого проекта. И вот команды руководителей этих проектов, в принципе, соревнуются между собой, можно и так сказать, поскольку от этих показателей зависят годовые бонусы.

— Сейчас на фоне санкций сделан упор на разработку отечественного ПО как полного аналога зарубежному. Какую долю на рынке готова занять ваша компания и какого конкретно ПО не хватает в настоящее время?

— Я считаю, что отечественных продуктов не хватает по многим направлениям. Как вы, наверное, наблюдали, санкции накладывают владельцы-разработчики прикладных программных продуктов как для тех же страховых компаний и банков, так и для обычных офисных систем, систем мониторинга, IT-инфраструктуры. Санкции затронули практически все направления IT-отрасли и автоматизации всех бизнес-процессов. Полагаю, сейчас к нам будет поступать много запросов по разработке аналогов этих импортных систем, с которых большинство крупных предприятий планирует в ближайшее время переключаться.

Справка «БВ». iFellow — крупная российская IT-компания, занятая в сфере комплексной разработки, тестирования и сопровождения программного обеспечения. Действует на рынке с 2015 года. Создает собственные решения и цифровые сервисы для финансовых, страховых и телекоммуникационных компаний, розничной торговли и логистики. Компания предлагает услуги в области роботизации бизнес-процессов, комплексного импортозамещения, обеспечения информационной безопасности. Возглавляет компанию Александр Молодцов. Головной офис iFellow находится в Москве, филиалы действуют в Саратове, Екатеринбурге, Томске, Воронеже, Новосибирске. 

Беседовала Маргарита Нерода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.