Короли COVID-закупок в ПФО: как казанский «Алтын», ульяновская СоМеТе и башкирская «Медтехника» заработали миллиарды

Сразу три поволжских компании попали в ТОП-10 бенефециаров коронавирусных закупок, получив в общей сложности из федерального бюджета более 5,7 млрд рублей.

Казанское ООО «СК «Алтын Групп» в рейтинге «Проект.Медиа» занимает третье место: на ремонте и строительстве 16 инфекционных отделений и 12 оздоровительных комплексов в Татарстане, стартовавших во время пандемии, оно заработало 2,8 млрд рублей. Причем контракты оно получило без конкурса.

Издание сообщает, что компания принадлежит Рустему Сафиуллину, уже давно числится в королях госзаказа республики (с 2016 года контрактов почти на 400 млн рублей) и занимает 85-е место в рейтинге крупнейших строительных компаний региона, выступая подрядчиком и субподрядчиком при строительстве спортивных объектов, детского сада и школы.

Причем подряды от своих главных заказчиков «Главинвестстрой» и «Татлизинг» «СК «Алтын Групп» получал на правах единственного поставщика. Среди проектов, указанных на сайте компании, — благоустройство казанского Кремля, отделка общежития и дворца водных видов спорта к казанской Универсиаде, строительство корпусов казанской международной школы и отделка отеля «Mont Yard» к сочинской олимпиаде. За работу в Сочи накануне Олимпиады менеджеры «СК «Алтын Групп» получили медали от замминистра строительства Татарстана Ильшата Гимаева.

Седьмое место рейтинга «Проект.Медиа» занимает ульяновская компания «Современные медицинские технологии» («СоМеТе») до это не замеченная в масштабных тендерах. Тем не менее, в период коронавируса она стала поставщиком ИВЛ для Московской области, выиграв тендер на 1,6 млрд рублей.

Возможно, успех компании обусловлен связями ее владельца: пермский предприниматель Евгений Фридман занимается обслуживанием станций скорой помощи и поставкой авто для них в Перми и многих других регионах России. Его компания выиграла аукционы на поставку в 2017 году, когда край возглавил нынешний министр экономического развития России Максим Решетников.

Издание отмечает, что в конце прошлого года Янина Калина, бывший замминистра профильного пермского министерства, курировшая госзакупки, перешла на работу в правительство Московской области, а с весны подмосковный отдел госзакупок возглавила Ольга Сумишевская — еще одна чиновница родом из Перми.

Впрочем, сам Фридман назвал это «совпадением», отметив, что он воспользовался ситуацией, обратившись к заводам-производителям и разослав коммерческие предложения в десять регионов. Выбор Московской области, по его словам, был обусловлен большим объемом заказа и близостью с точки зрения логистики: «Впервые за все время, сколько я занимаюсь бизнесом, не нас выбирали, а мы выбирали заказчика».

Ненамного от ульяновского коллеги отстала компания «Медтехника Республики Башкортостан», заработав во время пандемии 1,2 млрд рублей на поставках оборудования и средств защиты. Издание отмечает, что компания связана с предпринимателем Олегом Поляковым — совладельцем уфимской компании Институт «Петон», которая в 2017 году сенсационно взяла контракт с «Газпромом» на 176 млрд рублей, обогнав в рейтинге королей госзаказа Forbes даже Геннадия Тимченко и братьев Ротенбергов.

Источник, близкий к госкомпании тогда рассказал, что «получить такой контракт можно только с согласия лично предправления «Газпрома»: «Понятно, что это решение кто-то подготовил и убедил, но подпись ставит Миллер».

«Проект.Медиа» характеризует Полякова как «человека, разбирающегося в увлечениях российской элиты». Три года назад он вошел в попечительский совет федерации самбо Санкт-Петербурга, а после создал компанию для строительства бань «Сандуны» близ Рублевки.

В 2017 году совладельцем «Петона» стал экс-помощник министра внутренних дел Владимира Колокольцева, а затем начальник главного управления Росгвардии по Москве Андрей Гранкин. Ряд СМИ связывали успех «Петона» с лоббизмом со стороны силовиков, а четыре года назад компания упоминалась как возможный источник миллиардов Дмитрия Захарченко, осужденного за взятки.

Так, в телепрограмме «Человек и закон» говорилось, что руководство Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, где служил Захарченко, могло покровительствовать «Петону».

Региональный успех компании вызван связями внутри региона: до 2017 года фирму возглавлял Фидус Ямалтдинов, который прежде работал в башкирском правительстве на должности вице-премьера по социальным вопросам.

Впрочем, даже вместе взятые поволжские компании не могут перебить коронавирусный заработок лидера рейтинга – госкорпорации «Ростех» во главе «со старым другом президента Сергеем Чемезовым». Для поставки медицинских изделий и оборудования ей было выделено 21,1 млрд рублей. 

Всего с марта на борьбу с коронавирусом – закупку средств защиты, оборудования, переоснащение больниц — федеральное правительство, по подсчетам «Проект.Медиа», выделило более 122 млрд рублей. Львиная доля из них – 140,7 млрд рублей – поступили в регионы, но без своего куска пирога не остались Минпромторг (17,7 млрд рублей), Минздрав+Роспотребнадзор (15,4 млрд рублей), госкомпании (15,4 млрд рублей) и, неожиданно управделами президента, получившее 1,7 млрд рублей.

Еще 7 млрд рублей больницы потратили из средств фонда ОМС. При этом госконтрактов было заключено на сумму более 210 млрд рублей – регионам, муниципалитетам и ведомствам пришлось искать средства в собственных бюджетах. В качестве примера приводится Пенза, которая, чтобы найти 28 млн рублей на оснащение лаборатории и «другие мероприятия по предотвращению последствий эпидемии», пришлось урезать финансирование детских школ искусства, дома ветеранов и межевание лесных участков.

Госфинансирование пошло на закупку медоборудования и изделий (61%),  средства защиты (10%), строительство и ремонт больниц (10%), инфраструктуру больниц (8%), лекарства (5%). На последние потратили 2,8 млрд рублей. Причем то, чем лечили в больницах – эноксапарин, тоцилизумаб, надропарин – кардинально отличается от того, что в гигантских количествах скупали обычные россияне. По торговым названиям это «Арбидол» (3,6 млрд рублей), Умифеновир «Сумамед» (2 млрд рублей),  «Клексан» (0,6 млрд рублей).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.