Лунные камни из Хватовки: как граф Нессельроде создал стекольно-хрустальную империю в отдельно взятом саратовском селе.

Запасы кварцевого песка в Базарно-Карабулакском районе до сих пор позволяют возродить старинное производство.

Их еще можно встретить на черных лестницах дореволюционных домов, в остатках стен разрушенных саратовских особняков. За ними охотятся собиратели раритетов, поэтично называя «лунными камнями». На антикварных рынках их продают по 1000-3000 рублей за штуку.

А сто лет назад «стеклянные кирпичи Фальконье» были в большой моде. Уникальный строительный материал, забытый сегодня, выпускал завод из Саратовской губернии.

«Принимаются всевозможные заказы по образцам стекла и хрусталя по дешевым ценам. Заказы исполняются тщательно, аккуратно и без замедления» – так в конце ХIХ века рекламировалась продукция Царевщинского стекольно-хрустального завода графа Анатолия Нессельроде.

Юрист по образованию, потомок старинного дворянского рода, внук министра иностранных дел Карла Нессельроде, оставив службу, поселился в родовом имении в Царевщине (Саратовская губерния). Там он возвел приют, училище, школу для крестьянских детей, поддерживал земскую больницу. 

В Царевщине графам принадлежали два винокуренных завода и водяная мельница, а 14 сентября 1899 года в 14 км от имения была запушена «Царевщинская хрустально-стеклянная фабрика его сиятельства графа Анатолия Дмитриевича Несельроде при селе Хватовка». Ныне это место относится к Базарно-Карабулакскому району.

На открытии присутствовало много интеллигентной публики, приехавшей из Саратова – в частности, саратовский генерал-губернатор Андрей Косич. Современники отмечали, что «в техническом отношении завод поставлен прекрасно, снабжен всеми усовершенствованными для производства техническими приспособлениями». До 1903 года здание Хватовского стекольного завода было деревянным, но после пожара его отстроили из кирпича.

Как пишет местный историк Лидия Солдатова-Шигонцева, при постройке завода учитывались близость железной дороги, лесных массивов как источника отопления стекловаренных печей, а также большие запасы кварцевых песков, пригодных для стекловарения. До революции в Хватовке производили лампы, ламповые стекла, бутылки, банки, аптекарскую и химическую посуду.

– Стекло местного изготовления имеет характерный зеленоватый оттенок. Видимо, это особенность нашего песка. В итоге получались зеленоватые граненые стаканы, вазочки, бутылки. На некоторых изделиях есть клеймо завода – буквы «ХСЗ» и год выпуска, – говорит библиотекарь Хватовской сельской библиотеки Валентина Чудакова.

15 лет назад она решила создать мини-музей знаменитого производства. Для Валентины Викторовны это и частная история  (на фабрике работали ее дед и родители), и общественная. Видя, что современные школьники знать не знают об истории малой родины, она попросила односельчан принести сохранившуюся стеклянную посуду местного изготовления.

Сегодня в импровизированном музее около двух десятков экспонатов: цветные стеклянные вазочки, стаканы, тарелочки, игрушки, аптекарские пузырьки. Приходящие на экскурсии школьники всегда обращают внимания на рыбацкий кухтыль. Этот полый стеклянный шар рыбаки привязывают к сетям в качестве поплавка.

Дореволюционный завод Нессельроде выпускал еще одну любопытную вещь. В рекламе тех лет она называется «стеклянный кирпич Фальконье». Пустотелые камни из стеклянной массы в 1880-х годах изобрел швейцарский архитектор Густав Фальконье. Он предложил метод выдувания стекла в форму и запаивания его при высокой температуре. 

Блоки производили разные: квадратные, шестиугольные, круглые, в виде ракушек. Иногда – разных оттенков (зелёный, жёлтый, синий, красный, фиолетовый). 

 

Стеклянные кирпичи сочетали легкий вес, эффективную тепло- и звукоизоляцию, прочность и эстетичность. Не горели, не боялись влаги, хорошо пропускали свет, отличались долговечностью и не требовали специального ухода.  Фальконье был первым архитектором-инженером, который догадался использовать стекло в качестве кирпича, несущей конструкции.

В Россию стеклянные кирпичи попали практически сразу после изобретения. Уже в начале ХХ века их производство было налажено на трех отечественных стекольных заводах – Успенском во Владимирской губернии, «М. Франкъ и Ко» в Санкт-Петербурге и в селе Хватовка Саратовской губернии.

На протяжении ХХ века полые стеклянные кирпичи использовали в общественных сооружениях самого разного назначения: от театров до больниц, от особняков до доходных домов, от зданий промышленного назначения до архивов.

Обычно стеклобоки Фальконье применялись для освещения черных лестниц. Ими выкладывали окна, стены, перегородки. Пожалуй, самое большое количество блоков в России находилось в здании Госархива на Пироговской улице в Москве, пока их не заменили на современные стеклопакеты.

В Саратове такие окна еще можно увидеть по нескольким адресам. Например, в пустующем здании на улице Киселева, 56. Этот двухэтажный дом, построенный в начале ХХ века, имеет статус объекта культурного наследия.

Характерные соты, набранные из стеклянных шестиугольников светло-серого оттенка, закрывают оконные проемы боковой кирпичной стены. С улицы раритеты видны плохо, но, если повезет, хозяева соседнего домика откроют калитку, и окна с «кирпичами Фальконье» окажутся прямо над головой.   

Недолгая эра стеклянных блоков на заводе в Хватовке закончилась после революции. Многие существовавшие тогда русские авторские производства были национализированы. С апреля 1918-го завод был передан Саратовскому Совнаркому, вскоре перейдя на жидкое топливо вместо дров.

С 1920 года завод отошел во владение АО, директором которого был служащий Нессельроде. По данным архива 1925 года, на фабрике работал 581 человек. К 1940 году она перешел в подчинение Министерства рыбной промышленности, сосредоточившись на выработке консервной банки, и вырабатывала ее до своего закрытия.

Судя по сохранившимся накладным, в 50-е годы Хватовский завод изготавливал 10-литровые бутыли и баночки для зернистой икры для Мурманского, Московского, Ленинградского, Харабалинского, Ейского, Прикаспийского, Азербайджанского, Астраханского, Азовского рыбкоминатов, Московского химпищкомбината и др. Кроме того, предприятие выпускало оконное стекло, банки и бутылки разного калибра.

В 50-60 годы Хватовский завод был гордостью Саратовщины, предприятием республиканского значения. Из 3500 местных жителей там трудились 900. Завод размещался в нескольких корпусах, работали плавильный, составной, механический цеха, электроцех.

Огромная ответственность лежала на технологах лаборатории, где проверяли качества сырья, утверждали состав шихты. Малейшее упущение могло отправить в брак всю партию продукции. В Хватовку часто приезжали коллеги из других городов со смежных производств, например, Гусь-Хрустального.

Валентина Чудакова в детстве бывала на заводе и помнит, что это было очень жаркое производство с печами, охлаждающим фонтаном. Те, кто трудился у печей, получали до 200 рублей в месяц, уходя на пенсию на 5 лет раньше остальных. Завод работал круглосуточно, высокие заводские трубы постоянно дымили, а гудок много лет служил ориентиром для всей округи.

Начавшаяся в стране перестройка остановила завод. На его базе возникло предприятие «Фитон», которое пробовало выпускать стеклянные банки и стаканы, облицовочную плитку. Говорят, планировалось совместно с «Саратовстекло» наладить выпуск стеклопакетов. Не сложилось.

Между тем местным жителям не давали покоя мысли о металле, который можно сдать. Пустующие цеха взрывали, вырывали из земли трубы. Бывшие работники не могли без слез смотреть на глубокие ямы, оставшиеся после взрывов. Сегодня бывший завод окончательно заброшен. Все, что осталось — полуразрушенные кирпичные стены и заводская труда, которую видно далеко вокруг.Последние годы в Хватовке работал цех по производству стекловолокна. Этим изоляционным материалом часто утепляют трубы на улицах. Но со временем выпускать стекловолокно стало невыгодно – дешевле купить в Китае.

 – Недавно в наших местах были гости из Германии, они очень заинтересовались историей завода. И даже загорелись идеей восстановить производство, открыть цех. Благо того-самого песка у нас по-прежнему огромные запасы. Но, кажется, не нашли понимания у местных властей, – вздыхает Валентина Чудакова.

Сегодня в Хватовке проживает около двух тысяч человек. Работает школа на 155 учеников, вместо больницы открыт психоневрологический диспансер. В местном ДК есть библиотека, правда поступлений книг и периодики почти нет.  

В селе Царевщина (ныне – Балтайский район) от графской усадьбы Нессельроде и красивейшего парка с прудами осталась лишь пара старых дубов.

На фундаменте барского дома, повторяя масштаб и пропорции здания, возвели новые стены. Сегодня здесь, по сути, местный рынок  –  множество мелких магазинчиков. Никаких табличек, упоминающих  о памятнике русского усадебного искусства конца ХVШ – начала XX веков, нет.

Юлия Шишкина

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.