Минобороны взыщет с балашовского летчика 12 млн рублей за разбитый старый самолет

an26Минобороны РФ хочет получить с капитана военно-воздушных сил возмещение убытков за аварию военно-транспортного самолета Ан-26. В вину борттехнику-инструктору ставят то, что он не проконтролировал действие отрабатывавшего посадку курсанта, чья ошибка привела к разрушению самолета при посадке.

С претензиями к инструктору военное министерство обратилось в Саратовский гарнизонный военный суд. Ущерб от аварии Ан-26, разрушившегося при посадке на аэродром Балашов 30 мая 2017 года истцы оценили в 12,2 млн рублей.

Авария произошла во время занятий капитана Юрия Терешина с курсантами. Молодые пилоты отрабатывали заход на посадку. По правилам, Терешин должен был контролировать действия каждого курсанта и корректировать их ошибки. Но, как полагает следствие, инструктор упустил из виду и курсанта, и контроль за приборами, отвечающими за работу силовых установок. Отвлекся он на систему связи, которая оказалась неисправной.

Как пишет Ъ, на следствии и суде капитан пояснил, что по его указанию один из двоих находившихся на борту курсантов занял место борттехника, а сам Терешин встал за спинкой его кресла. Первый курсант был неопытен, часто ошибался и за ним инструктор следил очень строго. Второго курсанта он считал более подготовленным. При заходе на первый круг Терешин наблюдал за ним и никаких существенных ошибок не обнаружил, а потому решил, что курсант сможет повторить заход на посадку и на втором круге.

Внезапно Терешину пришлось отвлечься — у самолета возникли проблемы со связью из-за плохого контакта. Инструктор решил быстро наладить связь, но во время работы заметил, что звук двигателей Ан-26 внезапно изменился — один из них отказал. Какой именно, определить по звуку инструктор не смог. Он увидел, что курсант хочет отключить левый двигатель, но отреагировать на это уже не успел. Курсант ошибся — отказал правый двигатель. Оставшись без моторов вообще самолет рухнул с высоты 150 метров. Один из курсантов погиб, еще 5 членов экипажа, включая инструктора, получили травмы. Самолет был полностью разрушен.

Свою вину в крушении капитан Терешин не признал. Он пояснил, что предотвратить ошибку курсанта не мог бы ни при каких условиях — это не давала сделать отключившаяся связь, он просто не слышал своих коллег. Кроме того, инструктору мешало смотреть восходящее солнце. Но следователи насчитали целый ряд допущенных капитаном ошибок: не доложил командиру экипажа о проблемах со связью, не сообщил, что не может контролировать действия курсанта, не выявил нестабильную работу силовой установки, не установил отказ двигателя, а главное — не исправил ошибки обучаемого.

В итоге гарнизонный суд приговорил капитана Терешина к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 3 года. Также ему запретили работать в авиации в течение двух лет, а за Минобороны признали право на удовлетворение иска к инструктору в гражданском порядке.

Имущественные претензии Минобороны к капитану разбирал Балашовский районный суд. Юрий Терешин признал требования о взыскании с него 126,3 тысячи рублей за авиатопливо, которым был заправлен Ан-26, а требования о взыскании стоимости всего самолета — только на сумму стоимости его лома, чуть больше 1 млн рублей. Ответчик также отмечал, что балансовая стоимость разбившегося борта еще ниже — около 605 тысяч рублей. Самолет, на котором обучались курсанты, находился в эксплуатации уже 40 лет, он был выпущен в 1979 году.

Балашовский райсуд однако вынес решение в пользу военного ведомства, начислив капитану выплату компенсации и за топливо, и 11,1 млн рублей за сам самолет. Вердикт суда пока не обжалован.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.